Ирина Хакамада: Главный герой — это я

Журналист и предприниматель Ирина Хакамада проделала долгий путь из политика в тренеры личностного роста. Была депутатом, министром по делам малого бизнеса, вице-спикером Государственной думы, сопредседателем партии «Союз правых сил», баллотировалась на пост президента Российской Федерации в 2004 году, набрав 3,84% голосов. Затем внезапно ушла из политики, написала несколько книг, начала вести программы на радио, в которых рассказывает, как стать успешным, стала вдохновителем модельера Елены Макашовой и помогла создать ей бренд «Хакама». О своем жизненном пути, о России, о том, что такое политика, Ирина Хакамада рассказала в интервью «Снобу»

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

СПочему вы ушли из политики?

Я пришла к выводу, что я не политик. Я за компромисс, но я в каких-то вещах не могу идти до конца. Первый знак мне, что нужно все бросать, был в 2002 году на «Норд-Осте». Я вела переговоры с террористами, вышла и увидела, чем все закончилось. После этого мне каждую ночь снились задушенные люди. И тогда я сказала мужу, что из политики мне надо уходить: политик не может пропускать через себя каждую жертву, он должен быть более циничным.

Но я еще продержалась пару лет. В 2003 году партия СПС, в которой я была сопредседателем, проиграла думские выборы, а в 2004-м я решила рвануть в президентскую кампанию. Меня никто не поддержал, только Немцов лично. И у меня такие крылья выросли: говорила все, что думаю, делала то, что считаю нужным. Это было прекрасное время. Но когда все закончилось, иссяк во мне и этот энергетический поток. Стало неинтересно. Я подумала, что это не моя судьба и если я продолжу, то унаследую карму своего отца.

Мой отец — коммунист-японец. Он долго бился в подпольях Японии, ходил на улицы, был пламенным революционером. Его сажали в тюрьму, пытали, потом забрили в солдаты. Во время Второй мировой он перебежал в СССР — в страну своей мечты. Он писал Сталину, просил дать ему гражданство, потом, не дождавшись ответа, женился без любви на моей матери, чтобы стать гражданином СССР. Родил нелюбимую дочь — меня. Прожил здесь всю жизнь. И умер здесь. А буквально за год до смерти он мне сказал: «Ира, умоляю, когда я умру, прах раздели: одну часть в Японию, другую здесь». Он всю жизнь хотел обратно.

В 2004 году я поняла, что если буду продолжать, то мне придется уехать, чтобы не сесть в тюрьму, как Ходорковскому. И потом я буду где-нибудь в Европе помирать от ностальгии и просить похоронить мой прах в России? Не хочу. Но от цели я не отказалась.

СЧто за цель?

Изменить Россию. Изменить сознание граждан. Сделать нашу страну цивилизованной и правовой. И я начала читать мастер-классы. Потому что, по большому счету, хотеть быть политиком — это гордыня. Научи других, и они все сделают. Мое время прошло.

СВы патриот?

Да. Я не уехала, хотя у меня есть возможность.

СЧто бы могло стать точкой, после которой вы уедете?

Безопасность близких. Если бы была угроза жизни для моего мужа и детей. Моя личная меня не очень интересует. Со мной было все: мне и угрожали по телефону, и после президентской кампании я получила «волчий билет», когда меня вообще никуда не пускали.

СЧто это значит?

Когда тебя игнорируют. Вообще, это было странное время. Я тогда думала, что заслужила хоть какое-то уважение и признание: все-таки была вице-спикером, министром, лидером партии, 13 лет работала в парламенте, проводила законы. И я помню, как один человек меня все спрашивал: «Ир, когда ты уйдешь из политики? Сколько можно? Иди ко мне преподавать». А когда я закончила президентскую кампанию, то пришла к нему и говорю: «Ну как?» Он весь пятнами покрылся и глаза в бок. Я офис не могла снять: мне не сдавали. Как только слышали мое имя, говорили, что все кончилось. То же самое было с телевидением. И это не мои выдумки. Не буду называть, какие каналы позже мне честно говорили, визжа от радости: «Ира, вы из-под запрета вышли, давайте к нам».

СВы не допускаете мысли, что это не чья-то указка, а реакция людей на ваше имя?

Да, может быть, реакция, самоцензура. Прекрасно работающая система, когда ты один раз всех напугал, а дальше можно уже не дергаться: все работает само. Но эта штука неуправляемая: когда выстраиваешь жесткую вертикаль, тебе поначалу кажется, что ты правишь миром. Но потом вертикаль начинает править тобой. И даже если ты захочешь что-то изменить, тебе уже не дадут.

СЧто же надо менять в России? Есть какие-то болевые точки, которые важнее других?

Наша единственная болевая точка — институты, которых нет. В России все зависит от того, кто будет президентом, кто придет на пост главы ФСБ, кто станет начальником ЖЭКа. И если ты сможешь обаять их, то у тебя все в шоколаде.

Наш президент управляет страной в ручном режиме. С одной стороны, это, конечно, свобода, а с другой стороны, отсутствие институтов — пацанство, жизнь по понятиям.

Решение вопроса простое: заменить людей на институты, и тогда роль личности будет большой, но не подавляющей. Пока же Россия находится в состоянии энтропии, порядка нет.

СИ как ей выйти из этого состояния?

В 1920-х годах русский экономист Николай Кондратьев опроверг марксизм (отчего ему пришлось эмигрировать), опроверг теорию десятилетних циклов и амортизацию основных фондов, сообщив, что рыночная цивилизация развивается большими 50-60-летними волнами со спадами и подъемами. И если принимать во внимание эту теорию, то начиная с 2000 года начался спад. Единственное, что можно сделать сейчас, чтобы хоть немного понимать и прогнозировать события, — это замереть. Представьте себе мотоциклиста, который едет на скорости 120 км/ч и попадает на большое масляное пятно. Все, что он может сделать, чтобы спасти свою жизнь, — это перестать двигаться. Он не должен тормозить, разгоняться, откидываться назад: ему надо замереть и держать равновесие. Так и здесь: в эпоху большого хаоса ты должен развивать профессиональную интуицию и ловить волну.

СКак можно развивать профессиональную интуицию?

Надо быть внимательным, использовать все возможности, что у тебя есть, и ставить перед собой, казалось бы, недостижимые высоты.

Например, Стив Джобс делал то, что делали и другие, но достиг невероятного успеха, включив в свою продукцию некий икс-фактор. Что это было? Например, черное стекло, которое покрывает телефон и iPad. Два года подряд он заказывал у разных поставщиков черное стекло, которое не будет царапаться. Два года подряд он получал ответ, что это невозможно, пока не нашелся человек, который сказал: я сделаю это. Другие икс-факторы — размер телефона, отсутствие кнопок, простая навигация. Джобс был очень наблюдателен и очень хотел удивить.

Собственно, вся теория Fusion Marketing строится на таком подходе. В Париже есть чудесный магазин, в котором по мере твоего движения вглубь помещения меняется пространство. Делаешь шаг — и из стойки медленно появляется кубик, из кубика медленно выползает пузырек, из пузырька раздается пшик —  и ты чувствуешь запах. Ты двигаешься дальше — кубик исчезает, меняется подсветка, появляется следующий кубик. И все, ты попал — ты не можешь уйти из этого магазина без покупки и покупаешь за любые деньги хотя бы маленький флакон.

Вы в детстве читали «Игру в бисер»? Это оно и есть. Чем сильнее вы играете, тем счастливее становитесь, даже если игра всерьез. Чем серьезнее вы становитесь, тем быстрее заваливаетесь.

СЭто правило работает в политике?

Как раз сейчас наступает время большой игры. А Россия не играет: Путин серьезно боится оппозиции, оппозиция серьезно считает, что вытащит миллионы на улицу, — маразм и с той стороны, и с этой. Нельзя так серьезно воспринимать себя, надо легче. Наступает эпоха, когда нужно ловить волну. Даже протест должен иметь свой fusion marketing. «Контрольная прогулка» с писателями была креативная, мирная, спокойная — вышло много людей, никого не тронули, ровно потому что это была игра. Как только все становится всерьез, моментально отсекается часть общества, не готовая участвовать в революциях, садиться в тюрьму и прочее.

СВы ходили на «Контрольную прогулку»?

Нет, мне туда нельзя. Я ходила только на большие митинги.

СПочему нельзя?

Это будет самопиаром, что неправильно. На большом митинге можно постоять в толпе. А когда каждый человек, который присутствовал на «Контрольной прогулке», был на вес золота, это значит, что мне туда нельзя.

СНо было 17 тысяч человек!

Это неважно. Там каждый был на виду. А я ушла из политики и возвращаться не собираюсь, значит, я не должна привлекать к себе излишнее внимание.

СЧеловек, ушедший из политики, часто пишет книжки, что вы и делали, преподает, что вы тоже делаете, но редко занимается созданием модного одежного бренда. Как вы стали работать с дизайнером Еленой Макашовой?

У нас давняя взаимная любовь. Она всегда слушала мои размышления о государственном устройстве и говорила, что я ее политик. А я просто обожала то, что она делает. Особенно в те времена, когда повсеместно царили желтые пиджаки на бабах — никакого сравнения с ее одеждой! Она всегда все делала сама: у нее нет ни спонсоров, никого. Поэтому, когда я ушла из политики и немного окрепла, я предложила ей помощь в раскрутке бренда. Пусть моя фамилия ей пригодится. Я придумала «Хакам» — в переводе с японского это означает «одежда, самурайские брюки». Хака — это часть моей фамилии, Ма — часть фамилии Лены Макашовой. Получилась «Хакама».
И в этом нет никакой корысти. Я сделала это не ради денег, и не ради собственного успеха, и не для того, чтобы придумать себе ребрендинг. Бабки и все остальное — чепуха. Я просто думаю, что если нашел своего — держись, их не так уж много.

СЧто для вас важно в людях?

Сумасшедшие должны быть. Я очень люблю Гай Германику, она сумасшедшая, гениальная, абсолютный перпендикуляр всему — обожаю таких людей. Я люблю тех, кто не вписывается в мейнстрим и обладает самодостаточностью. И я готова прощать таким людям многое, потому что они неординарные. Я ненавижу банальность и серость. И им я не то чтобы ничего не прощаю, мне просто с ними не интересно.

СЕсть ли у вас герои?

Каждый может показать мне пример, модель поведения, я учусь у всех. Но главный герой — это я.

СЧему вы учите своих радиослушателей?

Быть счастливым человеком. И не идти к цели. Чем быстрее идешь к цели, тем дальше она от тебя. Путь — это преграда. Стремиться надо к счастью. А счастье — это когда нет пути, когда ты пришел к самому себе.

СВы к себе пришли?

Да. Но у меня к себе очень большие претензии, и я все время их повышаю. Я должна научиться себя любить и быть достойной любви к себе. И я учусь каждый день. Я могу научить других, потому что сама через многое прошла. Я была некрасивой, страшной, косноязычной, нелюбимой, ничего не умела, но я себя сделала. И я готова отдавать себя и свое знание. Может быть, у вас тоже получится? А не получится, значит у вас свой путь.

СВсех можно научить быть счастливыми?

Если человек хочет, да. А если человек не хочет, не просит, ему нельзя ничего давать, потому что энергетически он тебя сожрет.

СА если вы видите, что несчастливы ваши дети?

То же самое. Пока они сами не попросят о помощи, я ничего не советую — просто их слушаю.

СВы не боитесь их потерять?

Нет. У них своя жизнь.

СКак вы представляете свою старость?

Вижу такую картинку: я старенькая, сухонькая, живу в каком-то с виду бунгало, но внутри все в наворотах — компьютер, горячая вода и прочее-прочее. Я живу на берегу океана в Новой Зеландии. Как-то утром я иду по берегу и вижу, что за ночь вода выбросила много водорослей. Я их собираю. И в какой-то момент я падаю на эти водоросли, умираю, и вода меня уносит.

СБунгало с компьютерными наворотами! Я помню, как вы рассказывали, что мечтаете о том времени, когда люди будут оцифрованы.

Это была удивительная история. Как-то ко мне подошел один мальчик и рассказал об идее оцифровывания людей. Очень убедительно рассказывал: «Понимаете, будет ваша оцифровка. Она вечная. Она будет своей жизнью жить». Я смеялась: ох, думаю, может оцифроваться и наконец стать президентом лет через сто? Поэтому, когда Time назвал меня политиком XXI века, я пошутила, что не этой, а другой половины века.С

Комментировать Всего 19 комментариев
Учат успеху неудачники,

не помню, кто это сказал. Пошутил, наверное.

Безотносительно вашего комментария, который живет в плоскости намеков, хотела поделиться наблюдением. Я давно заметила, что есть два типа людей: практики и теоретики. Учитель же — это состояние, не зависящее от этой типологии. Я встречала гениальных учителей, которые сами ничего не могут сделать, зато показывают путь, учат думать, раскрывают возможности ученика. И наоборот.  

Ксения,

я чуть-чуть туплю, и не заметил, что мой комментарий может быть обиден. Приношу искренние извинения и абсолютно согласен, что талант учить крайне нелинейно связас с предметом обучения. Еще раз - SORRY.

Ну что вы! Все хорошо, мне показалось. Но тема про то, кому дано учить, а кому нет — мне ужасно интересна. Я все хочу вывести формулу идеального учителя 

прелестно, спасибо.

 Главный герой это Я, действительно кроме самого себя, у самого себя, вобщем то никого и нет. Рождается, умирает, и следовательно живет каждый, один внутри своего тела. 

" Что нам слава, что нам Клава - Медсестра - и белый свет!.. Помер мой сосед, что справа, Тот, что слева, - еще нет."

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

Млада Стоянович Комментарий удален автором

Мне показалось что это интервью не проигравшего, но разочарованного человека.

И нелюбовь к банальным людям и любовь к сумашедшей Гай Германике - все это странным образом сочетается с битвой за работу законов в нашей стране. Простить сумасшедшему гению всё. Вот они наверху и считают себя сумасшедшими гениями...

Я в некотором смысле всегда волнуюсь, удалось ли передать то состояние, которое тебе дарит человек в беседе. Видимо, здесь не получилось, увы, моя вина. Ирина произвела на меня очень сильное и приятное впечатление человека расслабленного, спокойного, уверенного, не боящегося сказать простые вещи и оттого показаться банальной. Потому что простое — не значит банальное. И отсутствие битвы — не значит проигрыш. Словом, я была не просто очарована, а как-то по-хорошему заворожена. 

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Видимо, здесь не получилось

Получилось Ксения. Искренний и честный разговор.

Просто, кто-то изначально, уже до прочтения имеет  какое-то свое сложившееся ранее отношение, не всегда осознанное. Что-то вроде симпатии и антипатии. Это мешает объективности.

 И это интервью - разговор с сильным и умным человеком, умеющим управлять ситуацией и самой жизнью. Спасибо, Ксения.

Эту реплику поддерживают: Наташа Вольпина, Варвара Грязнова

Я не испытываю никакой антипатии к Ирине Хакамаде. И у меня нет никакх претензий  к Ирине, и тем более к Ксении.

Конечно нет, Млада. Мои слова не о конкретных людях, а о том, что Ксении удалось передать то, что она хотела. И о том, что единодушного мнения быть не может. 

По поводу объективности оценки. Не к теме, но почему-то вспомнилось, как трудно быть объективным при наличии симпатии и антипатии во время приема экзамена у студентов:-)

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

Вам спасибо! 

Я здесь склонна доверять разным впечатлениям, мне интересно услышать, что же получилось) 

Ксения, я совсем не считаю, что Ваше интервью не удалось. Я уважаю Ирину Хакамаду, она всегда была борцом. И когда борец становится учителем,мне становится немного грустно. 

Простите, пожалуйста, я тоже не хотела вас задеть и вы меня ни секунды не обидели, что вы! Спасибо вам, я только рада, когда критика за дело — это только стимулирует делать лучше и больше.

А про борцов и учителей — хорошее замечание.  

Мне тоже показалось, что Ирина Муцуовна чувсвует себя недооцененной. Говоря, что она ушла из политики, она лукавит. Это, как если бы наши футболисты сказали, что они сами уехали с чемпионата Европы. Не зря она и здесь и в своей книге повторяет, что она же была федеральным министром. Но у нее хватает ума и жизненного опыта заняться другим делом, а не кормиться возле политики, став советником или консультантом кого-либо из власть предержащих. Относительно неучастия в прогулке и самопиара, она себе, думаю, льстит. Люди быстро забывают и максимум, она могла бы услышать: " Смотри, эта, как ее Хиросима!"

Upd: замечу, что мне она нравится.

Я недавно прочитала очень хорошее высказывание (увы, не помню, кто его написал в моей френдленте): заснуть неизвестным и проснуться знаменитым может каждый дурак, а вот заснуть оплеванным и проснуться забытым под силу не всякому. Слава людская — вещь страшно непредсказуемая. 

Эту реплику поддерживают: Михаил Гиляров

Ксения, мне очень нравится Ирина Хакамада,  еще со времен СПС, и мне очень понравилось интервью.   Я думаю, что Вам удалось показать обаяние ее  личности, в высшей степени достойной.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Сергеева

Фантазия на тему океанических водорослей - крайне неординарна, она меня взволновала. Я тоже так хочу! И чтобы бангало с наворотами

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова