Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Время курить уругвайский косяк

Политика запретов на наркотики приводит к появлению зомби

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

Вот вам бизнес-ситуация. Стабильный рынок, на котором ни спрос, ни цены не меняются вот уже как минимум три года, производственные мощности и каналы сбыта отлажены и устоялись, а дальнейшему развитию мешает регулятор, в этом развитии не заинтересованный. Рядом — нарождающаяся параллельная индустрия: химики придумали несколько способов синтезировать продукцию, которую устоявшаяся отрасль производит из натурального сырья. Регулятор за новыми разработками просто не поспевает, и «дикий» новый рынок растет неконтролируемо — исследователи просто не в состоянии оценивать его объем.

Это современное состояние мирового рынка наркотиков, зафиксированное в свежем World Drug Report — отчете Управления ООН по наркотикам и преступности (ЮНОДК), возглавляемого опытным русским дипломатом Юрием Федотовым. Из «рыночной аналитики» управления становится понятно, что общепринятая в мире наркополитика, основанная на запретах, терпит крах. Иначе и не могло быть: рынок — упрямая, враждебная запретам сила.

Аналитики ЮНОДК фиксируют стабильный спрос на опиаты, кокаин и каннабис. После неурожая опиумного мака в Афганистане в 2010 году производство восстановилось. Колумбия потеряла часть своей рыночной доли как поставщик кокаина — знамя подхватили Боливия и Перу. В Европе стали больше курить травы и меньше — гашиша. Но все это мелочи, скачков цен не отмечено, уровни потребления тоже остаются в привычных для последних нескольких лет диапазонах. В мире от 119,4 миллиона до 224,5 миллиона курильщиков марихуаны, от 26,3 миллиона до 36,1 миллиона потребителей наркотиков опиумной группы, от 13,2 миллиона до 19,5 миллиона любителей кокаина. Разброс в каждом случае кажется довольно большим — от 37% до 88% от минимальной оценки.

Но где диапазон оценок становится действительно гигантским — настолько большим, что перестает давать какое-либо представление о масштабах спроса, — так это в секторе синтетических наркотиков. Всяческие амфетамины и метамфетамины, по данным ЮНОДК, потребляют от 14,3 миллиона до 52,5 миллиона человек. «Ширина» диапазона — 267% от минимальной оценки. Эксперты не могут адекватно измерить потребление «синтетики», даже уже известной и запрещенной, «из-за широкого распространения и малых масштабов производства», говорится в докладе. И это только верхушка айсберга. «Новые химически синтезированные психотропные вещества, разработанные, чтобы избежать международного контроля, употребляются и распознаются во все больших масштабах, — говорится в World Drug Report. — Множество стран во всех регионах, особенно в Европе, Северной Америке и Океании, сообщают о потреблении таких веществ как о появившемся в 2010 году тренде».

Что это за вещества? А вот, например, такая «соль для ванн» — мефедрон, ставший причиной нескольких «атак зомби» во Флориде. Употребившие наркотик вгрызались в плоть случайных прохожих, как настоящая нежить.

Такие вещества создают, чтобы обогнать регуляторов и срубить денег, пока очередное вещество не запретили. А потом придумывают еще что-нибудь новенькое. Прежние изобретения, впрочем, находят поклонников и тоже остаются на рынке.

Русский потребитель субстанции, известной как «фен», — такой, например, как этот человек, — никогда не знает, смесь каких точно ингредиентов он покупает и нюхает. Выглядят все такие смеси, как белый порошок, а ингредиенты могут быть даже условно легальными, то есть еще не запрещенными. Чтобы сделать из запретного вещества законное, достаточно чуть-чуть изменить его молекулярный состав — это может сделать даже химик-любитель.

Вот почему происходящая в последние несколько лет «синтетическая» революция на рынке наркотиков («синтетика» сейчас вторая по популярности группа наркотиков после разновидностей марихуаны) — это заслуга регуляторов. Если бы вместо запретов на «традиционные» уличные наркотики существовал контролируемый рынок с предсказуемым качеством, бесперебойной доступностью и более низкими ценами (сейчас в цены «встроен» риск преступных синдикатов), химические опыты вряд ли были бы востребованы — по крайней мере, они стали бы менее рентабельными. И употребление наркотиков было бы гораздо легче изучать, а тех, кто зашел слишком далеко, — намного легче лечить и реабилитировать.

Политике, которую проводит сейчас большинство государств в отношении наркотиков, нет ни логического, ни статистического объяснения. Авторы отчета ЮНОДК пишут, что 42% населения Земли хотя бы раз за последний год употребляли алкоголь и всего 5% — наркотики. «Международная система контроля за наркотиками, похоже, сумела удержать потребление незаконных веществ на уровне намного более низком, чем у легальных психоактивных веществ», — говорится в отчете. Но штука в том, что пьющих в восемь раз больше, чем потребителей наркотиков, а смертность от алкоголя выше смертности от наркотиков более чем в 10 раз. В World Drug Report сообщается, что от употребления незаконных веществ в мире ежегодно умирают примерно 200 000 человек, в то время как от алкоголя — 2,5 миллиона человек.

Иными словами, если бы наркотики потребляли в тех же масштабах, что и алкоголь, смертность была бы ниже. Потому что далеко не все «традиционные» наркотики так же опасны, как героин, крэк или, скажем, водка. Но алкоголь легален, а марихуана — нет. Политики опытным путем пришли к осознанию неэффективности «сухих законов»: самогонщики быстро захватывали опустевший рынок, угощая потребителей гнусной и особо опасной сивухой. Но когда то же самое происходит на рынке наркотиков, правительства предпочитают этого не замечать.

Есть исключения, конечно. На днях правительство Уругвая объявило о плане взять торговлю марихуаной в свои руки — продавать гражданам траву в пределах установленной месячной нормы. «Мы думаем, что запрет некоторых наркотиков создает больше проблем для общества, чем сами эти наркотики», — заявил министр обороны Элевтерио Фернандес Уидобро.

Отрадно, что в Уругвае есть разумные люди. А в России уровень дискуссии, увы, не поднимается выше обсуждения ройзмановских частных тюрем для потребителей наркотиков, и многие — потрясающе! — склоняются к выводу, что они полезны, а господин Ройзман — чистый Робин Гуд. Недавно мне пришлось спорить с одной ярой сторонницей запрета любых наркотиков. Я сослался на прошлогодний доклад Глобальной комиссии по наркополитике, призыва к декриминализации наркотиков; доклад, под которым стоят подписи видных государственных и общественных деятелей — от бывшего генсека ООН Кофи Аннана до экс-главы Федрезерва Пола Волкера. И получил ответ: все эти люди не врачи, я им не доверяю! В нашей стране такое не пройдет!

В нашей стране вообще много чего не пройдет. Невежество — не менее упрямая штука, чем рынок.

Комментировать Всего 24 комментария

Уважаемый Леонид!

Я всячески поддерживаю усилия общественных деятелей и врачей искать другие методы борьбы с наркоманией и алклгоголизмом, кроме запретительных.

Мне всегда казалось, что самыми эффективными методами борьбы/управления чем-лтбо являются экономические и /или общественно-регулирующие (в тч запрет рекламыиалкоголя в любом виде, в тч и скрытую рекламу, "программные" фильмы, показыаающие не только физические потрери употребляющих препараты, но и психическую и социальную деградацию и тп)

Не в качестве критики, просто вспомнилось два примера:

В Цюрихе, кажется, была программа- зарегисирировали всех героиновых наркоманов и стали им выдавать в день определенную дозуив выделенных местах. Количество пртребления героинамвозросло.

Метадоновая программа привела к появлению этих самых метадоновых наркоманов, которых лечить уж очень сложно. И так далее.

Но - дорогу осилит идущий.

Методы Ройзмана в лучшем случае ни к чему не приведут, как мне кажется.

А реклама пива и реклама поведенческой модели в фильмах "хорошо поработал-устал-выпил с друзьями" точно приводит к росту потребления алкоголя

Спасибо за статью

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams, Алена Рева, Игорь Геращенко

Алена Рева Комментарий удален автором

Алена,

а если бы Леонид написал бы об абортах, какой бы вопрос задали?

Павел, я уже удалила комментарий, решив, что он все же бестактен с моей стороны.

Если бы об абортах написал, я бы ориентировалась на написанное. Может и ничего не стала бы спрашивать.

Зря удалили! Ничего бестактного я не увидел. Наоборот, мне показался Ваш вопрос искренним и импульсивным, а не политкорректно выверенным и фальшивым, коих на Снобе и так хватает.

Может восстановите?

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Леонид, а Вы сами употребляли наркотики?

Поясню: мне кажется, что алкогольная и табачная дискуссии более-менее продуктивны, потому что в них участвуют люди, которые время от времени пьют, а также настоящие или бывшие курильщики. Никто этого не стесняется и все об этом говорят открыто.

А в дискуссиях про наркотики всегда оказывается, что у нас есть куча статистически подкованных людей, которые тем не менее не готовы обсуждать собственный опыт, потому что "никогда не употребляли, но у них есть друзья и бывшие коллеги, которые употребляли и бросили". И вот эти никогда не употреблявшие вносят предложения как же нам обустроить жизнь наркопотребителей.

Таким образом эта дискуссия никогда продуктивной не станет.

Если бы у меня не было соответствующего опыта, я бы, Алена, не лез в эту тему. 

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Спасибо за ответ!

Вы думаете, надо все наркотики легализовать?

Вообще, мне кажется, что прежде, чем переходить к обсуждению легализации наркоторговли, нашему обществу не помешало бы определиться со статусом наркопотребителя в принципе.

Я считаю, что все надо декриминализовать. Это как раз к вопросу о статусе потребителя. А вот какие разрешать к свободной продаже – это вопрос, который требует детального анализа. Совершенно точно все THC-содержащие, про остальные – надо считать, какой будет эффект.

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин, Алена Рева

Чтобы декриминализовать, надо объяснить людям как им относиться к наркопотребителям.

Ведь есть вот понятие "алкоголика", да все понимают, что алкоголик - это непросто, но делать нужно вот это, и относиться к этому вот так.

А как о наркозависимых начинаем говорить, сразу "если мой ребенок сядет на иглу - я его сам убью". Потому что есть информация только о том, какой это кошмар.

Тогда вопрос с Ройзманом решится сам собой. Сейчас многим в Екатеринбурге слишком легко - переложили ответственность на Ройзмана и слава богу. Кто ж от такого добровольно откажется?

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Наверное, начать надо будет с того, что определить, а кто же такой "наркоман".

Так как, например, "алкоголик" - это не тот, кто вообще употребляет алкоголь, а тот, кто употребляет его неконтролируемо, и становится зависим от алкоголя.

Очевидно, что и "наркоман" - это не всякий, кто время от времени "балуется" - например, я знаю вполне адекватных людей, которые в Амстердаме пробуют грибы, а на Гоа - курят гашиш...

И борьба общества, наверное, должна быть направлена не на употребление (хотя и на употребление тоже - пропаганда отказа от употребления), а - на тех "пользователей", которые выходят за общепринятые рамки...

В Калифорнии  уже пару раз ставили легализацию марихуаны на голосование и в последний раз разрыв был минимальный.  Я голосовала за.  Кому надо тот ее все равно найдет, я так думаю.  Да и сама пару раз пробовала (в далеком прошлом - в казахстане она едва ли не как сорняк растет) - ничего страшного.  А синтетика действительно зло.  Я бы школьникам экскурсии устраивала в наркодиспансеры, чтобы они видели чем это заканчивается.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева, Сергей Мурашов

А меня угораздило до 16 лет жить в Чуйской долине, где тема анаши меня не касалась вообще. Погружение я получила в Питере, как ни странно, где наркологическая обстановка была в разы хуже маково-марихуанной Чуйской долины.

А когда я училась в летней школе при Новосибирском Государственном Университете, в химическом классе абсолютно все знали как синтезировать лсд из чего-то подручного.

У нас вообще существенная часть студентов и выпускников химфаков натурально герои сериала Breaking Bad.

Эту реплику поддерживают: Таня Ратклифф

Сравнение смертности от алкоголя и от всех наркотиков скопом совершанно неправильно. Никто не умирает от марихуаны - которая составляет львиную долю в потреблении наркотиков. А вот если ее исключить, то смертность от героина и кокаина и прочего приобретет совсем другие цифры. 

Кроме того, смерть от наркотиков это чаще острая смерть - передоз, отравление и т.п., в смерть же от алкоголя засчитываются и болезни, возникающие от многолетнего пьянства - как например цирроз печени . 

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Иосиф, а ВИЧ и гепатит с как считают обычно, отдельно?

Неточно выразилась, извините.

Считают ли смертность наркозависимых от спида и гепатита с, как смертность от наркотиков?

В статистику смертности от наркотиков и алкоголя входят и гепатиты, и СПИД, и несчастные случаи, и острые отравления. Сравнивать эту статистику абсолютно корректно. А о том, что разные уровни смерности от марихуаны (нулевой) и героина (высокий), я пишу в тексте. Они при этом одинаково нелегальны.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

Нет, не корректно. Потому что марихуана и героин с кокаином несут совершенно разный риск для общества и скорее всего требуют разной политики по отношению к себе. 

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

Ну, на самом деле считают по-разному. 

Существуют причины смерти связаные со, скажем , алкоголем и инъекциями героина напрямую и не напрямую. 

При алкогольном гепатите алкоголь - прямая причина смерти. 

При гепатите С у наркомана употребление героина - непрямая.  Поэтому не во всех статистиках они учитываются. 

Эту реплику поддерживают: Алена Рева

"всё надо декриминализовать"

Простите, не поняла:  что значит "всё"?

Всё - это значит, декриминализация  потребление наркотиков И их производства, перевозки и торговли?

Или только потребления, но всех наркотиков?

Насколько  я знаю, никто пока не призывает легитимизировать производство и торговлю наркотиками, даже самые радикальные сторонники либерализма вроде Нидерландов или Португалии. По вполне понятным причинам - ни одно правительство на этот "сегмент рынка" не смотрит доброжелательно.

Или декриминализация относится только к потреблению, но ВСЕХ наркотиков - от марихуаны до кокаина, героина и всех опиатов и синтетических нововведений?

И если можно употреблять всё, что угодно, то не наказывать ни того, у кого 30 грамм марихуаны, ни того, у кого кило героина и сундучок крэка? Это вряд ли получится, приется разграничивать: при себе иметь 30 грамм или 5? 

И если употребление частным гражданином наркотиков легитимно, то что делать с детьми, скажем, 8-9 лет, которые - наркоманы - в России, к примеру, есть? Тоже нормальный "рыночный спрос" и родители, которые их познакомили с наркотой тоже никакой ответственности нести не будут?

А в какой стране нужно легализовать употребление? В Европе, как отмечает упомянутый Вами доклад, употребление традиционных наркотиков В ЕВРОПЕ стабилизировалось (как-то не вяжется этот факт с "провалом войны против наркотиков"), и отнюдь не потому, что Португалия, скажем, их декриминализовала. Самые низкие уровни потребления наркотиков не в Португалии или довольно либеральной Италии - там, как раз, довольно высокие. Но не растет, и слава богу. А вот в России потребление героина и опиатов, как Вы наверняка знаете, на первом месте в мире - 21% мирового производства отсасывает страна. 

Не знаю, как там в Уругвае - статья, на которую Вы поставили ссылку, утверждает, что законопроект разрешает торговлю коноплей и только правительственным источникам. Деньги, полученные в результате такое торговли, должны якобы пойти на лечение наркоманов.

Представила себе на минутку этот законопроект примененным в России: государство берет под свой контроль торговлю анашой, и полученные средства направляет на лечение наркоманов... Сижу хохочу...

Эту реплику поддерживают: Ирина Груздева

Декриминализовать ВСЕ – означает не преследовать за употребление и хранение в рамках неких установленных количеств (для личного потребления). Свободная продажа – это следующий уровень, и я не считаю, что свободно продавать надо любые вещества. Надо считать эффект и разрешать те вещества, от свободной продажи которых вреда относительно меньше, чем пользы.

А то, что вы не можете представить себе уругвайский закон в России – так про это в тексте сказано. Невежд многовато, чтобы здесь это сработало.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Я была в Монтевидео. На одной из главных улиц стоит особняк, который показывают как достопримечательность. Принадлежит секте мунистов. Что еще из уругвайского опыта стоит перенять России?

Еще момент - понимание термина "синтетика". Ведь есть и "трава" синтетическая. Очень активно продавалась в России, пока ФСКН не ввел драконовские формулировки. Я это к тому, что не стоит так уж огульно махать шашкой в сторону любой "синтетики". А вообще, я - за легалайз. Главным образом потому, что это позволит вести реальные научные исследования этих веществ. Вред, привыкаемость, синдром отмены и так далее.