НКО, закон о лоббизме и точность определений

Государственная дума в первом чтении рассмотрела вопрос об изменениях законодательства по НКО, имеющим иностранные финансовые источники. Мне довелось в последнее время неоднократно участвовать в дискуссиях на эту тему. Хочу здесь подытожить свою позицию по этому вопросу.

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

1. Я считаю, что такие положения закона в России необходимы. Участие иностранных денег в общественно-политической жизни любой страны должны регулироваться соответствующими правилами и законами. Поэтому я поддерживаю устремления авторов поправок и их намерения. Они никак не противоречат принципам демократии.

2. Однако, как говорится, дьявол всегда в деталях. Многие положения предлагаемых поправок, на мой взгляд, нуждаются в переработке и уточнениях. Более того, я полагаю, что ссылки на американский закон об агентах иностранного влияния не совсем корректны. Во-первых, тот закон не только создавался в определенный исторический период, но и был частью общей системы американского политического и правового устройства. Он и сейчас элемент социального контекста, которого в России просто нет. Более того, за почти 75 лет этот закон оброс множеством поправок и исправлений, которые сильно изменили его суть. Практически все организации, которые — добровольно, кстати — регистрируются по нему в США в качестве иностранного агента, являются организациями лоббистскими.

3. Считаю, что России нужен закон о лоббизме. Нынешняя Россия — страна дикого, нецивилизованного лоббизма, как иностранного, так и внутреннего, групп специальных экономических, политических, социальных интересов. Практически весь лоббизм здесь серый. Такая ситуация только на руку коррупционерам внутри страны и недругам России за рубежом. Без регулирования лоббистской деятельности, на мой взгляд, невозможно отделить от нее деятельность настоящих НКО. Получается, что поправки в закон об НКО автоматически делают их лоббистами, что концептуально ошибочно. Это особенно важно для России, где огромное количество компаний действуют через офшоры, то есть являются формально иностранными.

4. Мне представляется неверным полагать, что получение денег из иностранного источника по определению делает ту или иную организацию иностранным агентом. Агентом ее может сделать только конкретная деятельность в соответствии с инструкциями иностранного спонсора. Основой для наказания НКО служит расхождение ее деятельности с деятельностью, заявленной в учредительных документах. По крайней мере так в мировой практике. В России, по-моему, полно организаций, которые, не имея иностранных источников финансирования, наносят стране большой вред. Есть немало организаций, которые на иностранные деньги способствуют решению сугубо российских проблем.

5. Неопределенность дефиниции «политической деятельности» позволяет расширительное ее толкование, включая, например, научную работу в области теории политики, написание аналитических докладов и публикацию книг на иностранные гранты, издание СМИ с иностранным участием, получение гранта для поездки на конференцию и т. д. По меньшей мере надо отделить в законе «практическую политику» от теории или гражданского контроля.

6. Под действие закона в предлагаемом сегодня виде будут попадать только законопослушные и прозрачные организации. Не секрет, что есть каналы «черного» финансирования тех или иных организаций из стран, гораздо менее прозрачных, чем США или Германия. Поэтому без достижения полной прозрачности финансирования всех НКО нельзя будет проставить под контроль эти, гораздо более опасные для страны финансовые потоки.

7. В свое время из американского закона об иностранных агентах были исключены образовательные, информационные, научные и т. д. организации, независимо от источника их финансирования. Это, в частности, помогло США быстро создать передовые научно-исследовательские центры и колледжи, огромные сети их выпускников и сотрудников по всему миру. России стоит присмотреться к этому опыту.

8. Необходимо, наконец, разработать стимулы, в том числе налоговые, для национального бизнеса участвовать в финансировании гражданского общества в России. В принципе, чем больше идет денег на работу НКО из негосударственных источников внутри страны, тем меньше есть необходимость привлекать финансы из-за рубежа.

9. Необходимо содержательно и юридически разделить политическую деятельность и правозащитную. Правозащитники не могут восприниматься как политические активисты. Права человека надо защищать вне зависимости от характеристики власти в стране и чьих-то политических взглядов. Критика власти по вопросам нарушения прав человека не является политической деятельностью.

10. Необходимо навести порядок с такими определениями, как общественная организация, неправительственная, полуправительственная организация, некоммерческая структура, акционерное общество, совместное некоммерческое предприятие и т. д. А то неизбежно будут создаваться юридические нонсенсы, типа ситуации с религиозными организациями, которые в России представляют практически все всемирные религии. К слову, самым большим получателем государственных денег из США является Минобороны России и многочисленные организации, созданные им и занимающиеся совместным контролем над вооружением, военной аналитикой и двусторонними программами, типа «программы Нанна — Лугара». Если военная политика — не политическая деятельность, то что это такое? Есть НКО, получающие деньги из нескольких государств, в том числе из самой России. Деньги из-за рубежа в Россию идут не только из государственных источников, но и из коммерческих, из иностранных НКО, международных структур. Есть в России организации, получающие деньги из-за рубежа только на одну из своих многочисленных программ и т. д. Но в законе нет понятия «частичного агента». Я уж не говорю про НКО в области образования, культуры, здравоохранения, имеющие финансирование извне. Во всей этой сфере тоже есть своя «политическая составляющая».

Можно привести еще целый ряд аргументов и спорных положений. Но повторю еще раз: я полагаю, что грамотное правовое регулирование гражданского общества, обеспечение прозрачности и открытости его финансирования, особый контроль над деньгами из-за рубежа, включая их налогообложение, в России необходимо. Закон, который сейчас обсуждается в Думе, важен и нужен. Однако он должен быть эффективным, четким и выполняемым. Закон, который не будет никем выполняться в силу различных причин, в первую очередь собственной неясности и противоречивости, только нанесет вред собственной цели. Закон не должен быть политизирован и носить оскорбительный или дискриминационный характер. Однако и работа над ним не должна быть политизирована. Я категорически возражаю против того, чтобы люди, работающие над ним и принимающие участие в его обсуждении, приравнивались к людям из «списка Магнитского» и против них вводились какие-либо санкции. Это то, против чего надо бороться в России обеим сторонам: нельзя превращать своих политических оппонентов во врагов собственного государства и использовать против инакомыслящих с обеих сторон карательные меры.

Комментировать Всего 11 комментариев
Агентом ее может сделать только конкретная деятельность в соответствии с инструкциями иностранного спонсора.

Ага.

А картелем может сделать сговор компаний, написанный на бумаге.

А если они действуют согласованно без подписанных бумаг, то и картеля нет. 

Так?

Правозащитники не могут восприниматься как политические активисты.

Вот когда Алексеева, Пономарёв и Ковалёв начнут бороться за освобождение лейтенанта Аракчеева или Константина Душенова, или отмену 282 статьи - тогда они станут правозащитниками.

А пока они самые что ни на есть иностранные агенты.

Николай, всё-таки между струек нельзя пробежать.

Росатом, выполняющий проект ВОУ-НОУ, - это иностранный агент?

Маразм крепчает, и это ясно. И закономерно.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Николай, ты пишешь все правильно и очень полезные вещи указываешь, и читать было интересно, но "осадок есть". Так и представляю себе, как Путин на каком-нибудь совещании говорит: "Вот и, даже, Злобин поддерживает закон. Он недавно писал в Снобе, что он считает, что такие положения закона в России необходимы. Участие иностранных денег в общественно-политической жизни любой страны должны регулироваться соответствующими правилами и законами. Поэтому он поддерживает устремления авторов поправок и их намерения. По мнению Злобина они никак не противоречат принципам демократии.  Правда он дальше пишет, что можно было сделать еще лучше, но нет предела совершенству" 

Сначала надо построить и развить демократические институты и традиции, а потом уже думать об их ограничении. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Анна Зейман

Если бы Путин читал Сноб, мы бы жили несколько в другой стране, где данный закон вполне мог бы эволюционно назреть.

Говорят, что он регулярно читает Коммерсант все эти годы. 

Сноб должен вызывать у Путина рвотный рефлекс.

Видимо, то, что он читает в Коммерсанте, ему не нравится, раз команду меняют.

Не нужно лукавить: законы в правовом государстве и в России - вещи разные

Законы пишутся для того, чтобы суды могли ими руководствоваться. В ситуации, когда суды не работают, законы превращаюся в инструмент манипуляций и репрессий со стороны власти. Поэтому сравнивать американский и российский законы, даже если они абсолютно одинаковы, достаточно бессмысленно, так как контекст совершенно противоположный.

О каком сравнительном анализе можно говорить, если в США закон защищает гражданина от произвола, а в РФ является инструментом произвола?

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

В США есть правила регистрации агентов иностанных государств, но термин "агент" в

русском языке, в отличии от английского, имеет значение близкое к термину "шпион".

Как и в визуальном языке искусства, в литературном языке мы опять сталкиваемся с

чисто семантической проблемой взаимодействия слова и образа.

Очевидно, что в этом случае лучше употребить другой термин, а именно:

"представитель" иностранного государства.

Эту реплику поддерживают: Андрей Макаревич, Ирина Камаева

Общественная организация по смыслу слова "общественная организация" не может быть представителем иностранного государства. Получается чистый оксюморон.

Эту реплику поддерживают: Виталий Комар

Увы, Степан, все компромиссы -  "агенты/представители" оксюморонов.

А "представители международных общественных организаций"

- это не оксюморон?

Ну, будут теперь для помощи России создавать  международные

организации, объединяющие представителей общественности

нескольких  государств.