Сергей Шаргунов: 
Отец благословил право другого священника высказать свое мнение

Протоирей Владимир Переслегин написал открытое письмо, в котором призвал Сергея Шаргунова публично отказаться от своей подписи под письмом в поддержку Pussy Riot. Переслегин считает, что поступок писателя можно трактовать как отречение от «христианской оценки содеянного этими развратными женщинами осквернения Божия храма и оскорбления твоего Господа непроизносимой публичной бранью в Его адрес в Его святом храме». Также, по словам Переслегина, Шаргунов «расписался в личном атеизме, неверии во Христа как Бога». Сергей Шаргунов пояснил, как выглядит ситуация с его стороны

Фото: Данил Головкин
Фото: Данил Головкин
+T -
Поделиться:

С Если смотреть на письмо Владимира Переслегина, то кажется, что между Конституцией Российской Федерации и Евангелием наблюдаются большие противоречия. Это так?

Есть Нагорная проповедь и есть десять заповедей, которые даны всем христианам. Но дело в том, что если дойти до предела в трактовании Священного писания, то можно начать побивать женщин камнями за прелюбодеяние, например. Но я считаю, что это крайне опасная точка зрения, и мы получим очень тревожные интерпретации. Я знаю отца Владимира Переслегина как человека очень искреннего, очень горячего, бескорыстного и настоящего подвижника. Но мне кажется, что эта самая горячность может завести очень далеко. 

С А каким должен быть священник? 

Я не могу судить, каким должен быть священник. Могу только трактовать его мнение: эти утверждения близки к ереси, потому что тогда можно вообще поскорее отказаться от земной жизни, чтобы поскорее свидеться со Спасителем и принять Суд Божий. И может быть, вообще все законы надо отменить, всех людей насильно заставить жить по десяти заповедям, а отступления карать казнью? В общем-то, об этом и речь в его письме. Но как же свобода выбора, которая дается человеку?

По-моему, давно уже внутри самой церкви дан ответ на этот вопрос и есть понимание, что существуют светские законы.

С Внутри церкви дан совсем противоположный ответ. Мы же видим реакцию православного сообщества, которое осуждает Pussy Riot и считает, что их место в тюрьме. И днем с огнем не найти священника, который говорит о милосердии. Собственно, молчание патриарха Кирилла на эту тему и подталкивает нас к мысли, что вся Православная церковь убеждена, что девушки виноваты и заслуживают самого сурового наказания. 

Ада на земле. Печально, конечно, что пушкинское «милость к падшим призывать», которое является также и новозаветным, не распространяется на все православное сообщество. И абсолютно естественно было бы со стороны церкви, особенно со стороны иерархов, тех, кто представляет ее в глазах мира, сказать, что мы считаем, что эти девушки не заслуживают пребывания в тюрьме.

С А по интерпретации отца Переслегина девушки заслуживают ада. И что здесь правда? 

Я исхожу из своей правды: я не батюшка, не священник, но я точно считаю, что это бесчеловечно, что они там находятся. Это незаконно. И кроме всего, это наносит реальный ущерб и государству, и обществу, и церкви. И в церкви это должны хорошо понимать. Когда я подписывал это письмо, я подписывал не в поддержку, а в защиту. Но у нас, к сожалению, контекст подменяет текст все время. А интерпретация оказывается важнее простых слов. Сергей Юрский очень правильно сказал, что арест — это превышение пределов необходимой обороны. Кстати, Юрского крестил мой папа. 

С Что по этому поводу думает папа?

Мне бы хотелось думать так: он выступил за плюрализм — благословил право другого священника высказать свое мнение.

С Как в новых условиях ты смотришь на ситуацию с подписанным письмом? Жалеешь, что его подписал?

Я никогда не придерживался двойных стандартов, в чем часто обвиняют подписантов тех или иных писем и петиций. Я всегда отвечаю за себя и за свои убеждения и уверен, что каждый имеет право на высказывание собственного мнения. Когда-то я подписывал письмо за условно-досрочное освобождение Светланы Бахминой. На днях на сайте «Свободная пресса», где я являюсь главным редактором, я опубликовал интервью с Константином Душеновым, чьи взгляды часто кажутся мне радикальными. Но просто я считаю, что за взгляды нельзя сажать в тюрьму. Я защищаю националистов, которые сидят по 282-й статье, и защищаю нацболов на судах. Для меня совершенно естественно защищать тех людей, которые мне не симпатичны, или тех, чьи взгляды я не разделяю, но которые находятся в тюрьме незаконно. Мне кажется, что в этом состоит завет всей русской литературы, и это естественное движение моей души.

Вообще я стараюсь не подписывать коллективных писем, а самостоятельно высказываться. Но в данном случае я с самого начала высказал свою точку зрения по поводу девушек из группы Pussy Riot, и эта точка зрения не изменилась. Я просто поставил свою подпись под собственным мнением. И я не вижу в этом ничего странного или антихристианского.

С Это письмо тебя не остановило? Отношения внутри семьи ведь дороже, чем публичные разбирательства, кто прав, кто виноват.

Я хочу поддерживать мир и добрые отношения с отцом, несмотря на любые разногласия. Все-таки выше любых споров — родственные отношения. Мне важно, что я беру своего сына Ваню, приезжаю с ним на дачу, и мы гуляем там вместе с папой и собакой Жулей. Это для меня гораздо важнее. Но если меня спросить о собственном мнении, то оно осталось прежним. Надо оставаться честным и говорить то, что ты думаешь. Мне кажется это правильным. И меня так этому учили.

Комментировать Всего 2 комментария
Ни с чем не согласен

но во всём поддерживаю. 

А восхитительной Ксении -

- отдельная благодарность.