Ксения Чудинова /

Умер режиссер Петр Фоменко

Художественный руководитель Московского театра «Мастерская П. Фоменко» умер в возрасте 80 лет

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Выдающийся советский и российский режиссер театра, кино и телевидения, педагог был до 1993 года художественным руководителем московского театра «Мастерская П. Фоменко». Он поставил более 60 спектаклей в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Тбилиси, Вроцлава, Зальцбурга и Парижа, был лауреатом всевозможных премий, среди которых — «Золотая маска», «Хрустальная Турандот», «Чайка», французский орден искусств и литературы.

Комментировать Всего 3 комментария

Казалось, что он был всегда. Петр Наумович Фоменко, патриарх, гуру, театральный философ. Он никогда не претендовал на главные места в театральном истеблишменте. Всегда в стороне он тетральных дрязг и битв, тихий человек в свитере и клечатой рубашке. Никакой театральной позы, никакого пафоса. Все это он ненавидел. За театральными премиями не всегда приходил, никаких заявлений не делал, просто тихо сидел в своем углу, но его молчаливое присутствие заставляло других тщательнее выбирать слова и как-то вести себя скромнее, тише, деликатнее. Все-таки Фоменко рядом!

Сам он прекрасно знал цену и своему слову, и своему присутствию, поэтому старался лишний раз не мелькать. Его театр — это театр тихих голосов, осторожных, незаметных предвижений, но при этом в нем ощущалась постоянная работа мысли и неслышная поступь судьбы. Каким-то очень своим, только ему известным способом, он умел извлекать театральную магию из самых привычных текстов и из самых казалось бы банальных мизансцен. У него и актеры становились другими, и зрители тоже. В реценциях на первые спектакли МХТа всегда отмечался «интеллигентный тон» актеров, вот и у Фоменко был этот «интеллигентный тон», почти уже утраченный современным театром. Как бы ни был печален его очередной спекткаль, вы каждый раз уходили с каким-то радостным чувством, что вот есть эти милые, красивые люди, которые, наверное, читают прекрасные книги, слушают замечательную музыку, заняты таким правильным и чудесным делом, а главное — у них есть Учитель, Мастер, великий Петр Наумович. Есть тыл — их Театр, а не просто помещение в конце Кутузовского проспекта, перестроенное из кинотеатра «Киев» (ведь свой дом там же они получили много позже). Значит, все ненапрасно. И «надо жить», как говорили сестры Прозоровы в финале его самого трагичного и одновременно светлого спектакля по чеховской пьесе.

Горько думать, что теперь этого Театра не будет, то есть, нет, конечно, фоменковцы еще поживут, и артисты его, славу Богу, молоды и прекрасны, но без него это будет совсем другая история.

Я всего несколько раз общался с Петром Наумовичем глубоко. Тем сильнее были впечатления... Он был одновременно застенчив и в тоже время сразу пробивался к твоей сердцевине, как настоящий Учитель. Больших режиссеров на стыке веков в России было несколько, но только к Петру Наумовичу применимо слово Учитель. Я никогда не забуду, как он сказал мне: "Я закончил с преподаванием, в гитисе в следующем году не будет моего курса..." Я не ученик Фоменко, но помню свою реакцию. Долго приходил в себя... Русская театральная школа немыслима без Фоменко. Я считаю что в Москве только он и был мостиком, наследником, передатчиком линии Станиславского... Он чувствовал театр не как спектакль или проект. Он чувствовал театр как школу, как мастерскую, как дом... Поэтому все его спектакли - еще и про театр, про попытку людей выжить с помощью этой антропологической практикм. И "Без вины виноватые" в Вахтанговском про это и лучшие спектакли Мастерской. Дай Бог, чтобы у этого театра теперь хватило сил сохранить имя. Мы ведь привыкли говорить Театр Фоменко. Дай Бог, чтобы он жил.