Егор Москвитин /

День грома. На смерть Тони Скотта

В воскресенье, 19 августа, в Лос-Анджелесе, спрыгнув с моста Винсента Томаса, покончил с собой 68-летний Тони Скотт — англичанин, которого мы легкомысленно называли главным ремесленником голливудского боевика

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Тони Скотт был визионером не в меньшей степени, чем его старший брат Ридли, но в их отношениях — об этом говорят все, кто был близок к режиссерской семье, — никогда не было ни ревности, ни соперничества. Оба начинали с рекламы, оба перебрались из Англии в Голливуд, оба положили свои жизни на то, чтобы удовлетворять нашу ненасытную потребность в хлебе и зрелищах. Ридли, как старший брат — подумать страшно, как часто этих двоих теперь будут сравнивать с Каином и Авелем! — выбрал хлеб. Его фильмы — «Тельма и Луиза», «Бегущий по лезвию бритвы», да даже «Чужой» — всегда знали, как побудить зрителя к внутренней работе. Тони, чтобы не перечить старшему брату, сосредоточился на зрелищах — и за четверть века выдал два десятка лучших американских боевиков. «Топган», «Полицейский из Беверли-Хиллз», «Дни грома», «Последний бойскаут», «Враг государства», «Шпионские игры»... Критика, алчный продюсерский корпус и зритель взяли эти фильмы за золотой стандарт голливудского блокбастера, а Скотта-младшего назначили производителем оружия массового поражения. Он добросовестно выпускал по бомбе в год, иногда оставляя для себя возможность сделать лирическое отступление. Его фильмы «Настоящая любовь» и «Дежавю» — трогательнейшие элегии о нежных чувствах, и тот факт, что Скотт использовал в качестве своей авторской рифмы кровь, стрельбу и взрывы, скорее свидетельствовал о тонкости натуры, чем о варварском нраве. Он никогда не уступал брату глубиной таланта, ему просто не повезло родиться первым.

У фильмов Скотта, особенно поздних, уникальные монтажный ритм и цветовая гамма: многие зрители, пришедшие в кино на «Гнев» или «Домино», жаловались на головокружение и невозможность уследить за стремительным полетом мысли режиссера.

Постановщики гангстерских драм традиционно выбирают ночные съемки: в темноте зло выглядит загадочнее, а вспышки выстрелов — поэтичнее. Стихией Скотта, напротив, были солнце, пустыня, духота, жара и кипящий пот. Режиссер остался верен своему странному стилю и в смерти: даже с моста он прыгнул не на закате и не на рассвете, а в полдень, словно бы между делом, по пути со съемочной площадки в комнату для монтажа.

Комментировать Всего 3 комментария

Потрясающий режиссер. Очень грустно, что он ушел из жизни именно таким образом, мог бы еще снимать и снимать.

Лучший стрелок по зрительским чувствам и переживаниям.

С утра услышал по радио и глаза округлились до невероятных размеров, ну как же так?!

Те же ощущения: совершенно не тот человек, от которого можно было ждать суицида.

Интересно, будет ли опубликована его предсмертная записка.

Кажется, там был какой-то неразрешимый внутренний конфликт.

Надеюсь, ничего связанного с братом там не было. Содержание записки очень интересно было бы узнать, если там нет ничего личного, конечно.