Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Леонид Бершидский   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Воденников   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Максим Котин   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Татьяна Лазарева   /  Павел Лемберский   /  Сергей Лесневский   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Иван Охлобыстин   /  Владимир Паперный   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Григорий Ревзин   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Алексей Тарханов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Cергей Шаргунов   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

15488просмотров

Леонид Бершидский: Англофилы на страже детских душ

В ожидании 1960 года

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Когда русским телевизионщикам окончательно запрещают материться, — конечно, во имя нравственного здоровья детей! — я наливаю себе двадцатилетнего портвейна и отрезаю кусочек стилтона. Да здравствует добрая старая Англия, привет вам, мистер Редьярд Киплинг!

Британское прецедентное право с 1868 по 1959 год хранило следующий основной признак «непристойного произведения»: оно должно иметь «тенденцию к растлению и развращению тех, чьи умы открыты такому аморальному влиянию и в чьи руки издание может попасть». То есть, если произведение хоть кого-то потенциально растлевает или развращает, оно преступно. Ведь попасть оно может в любые руки, в том числе в цепкие детские ручонки!

Совершенно логично, что в 1928 году суд, руководствуясь этим определением, постановил уничтожить тираж книги Рэдклифф Холл «Колодец одиночества». Обнаружив в книге строчку о двух женщинах: «И той ночью они были неразделимы», судья определил, что строчка эта «пробуждает мысли чрезвычайно нечистого характера и прославляет ужасную тенденцию лесбиянства». Да, британский лев мощной грудью заслонял детей от пропаганды гомосексуализма. А Киплинга прокурор пригласил на суд в качестве литературного эксперта — во имя чистоты империи.

Признаюсь, мне всегда хотелось, чтобы Россия была больше похожа на Англию. Некоторые эмигрируют, — часто, правда, не совсем по своей воле, — я же катаюсь на старом «лендровере», ношу мартенсы и куртки Barbour, пью чай, а не кофе, и читаю больше английских книжек, чем русских. Но, как и многие русские англофилы, я привержен образу другой, более традиционной Англии, чем нынешняя. В моей Британии невозможен был бы логотип лондонской Олимпиады. В ней банкиры не носят розовых рубашек, а джентльмены никогда не бегут, если только не участвуют в спортивных состязаниях.

Викторианский десант высадился с самой неожиданной стороны. Я могу мысленно нарядить пресловутого депутата Милонова в напудренный парик и мантию — и мне легко будет представить, как он ворчливо зачитывает решение о «Колодце одиночества». Я пририсовываю депутату Мизулиной старомодную шляпу, букли, темное платье с суровой полоской простого кружева — и вижу, как она едва не падает в обморок, услыхав сотрясающее все устои морали слово «мокрощелка».

Вместе с этими милыми персонажами пожелтевших книг я понимаю и приветствую телевизионного перестраховщика, который, если верить списку из ЖЖ Владимира Варфоломеева, предлагает вывести из оборота не только «мокрощелку», но и «целку», не только «пидараса», но и «гея». Чума на все эти дома! Без сексуальных крайностей и безобразий Россия может стать чистой и нежной, как речной мир Кеннета Грэма. Российские дети же будут расти, как Энн, Мартин, Роуз и Питер у К. С. Льюиса.

А если уж непременно надо употребить экспрессивное выражение, — такое желание может ведь внезапно возникнуть у джентльмена! — всегда можно остаться в рамках приличий. Как набожные англичане заменяли damn на darn, так и мы можем проявить креативность по примеру ценителя английской словесности В. П. Аксенова, в романе «Скажи изюм» вложившего в уста офицера спецслужбы следующую тираду: «Да загребись ты, Слязгин, со своими датчанами, напареули по гудям! Гудила ты, Николай, разъедай и гудила».

В чистом нашем поздневикторианском — ну или поствикторианском — мире нет места совковым персонажам вроде Волка из «Ну, погоди!» и крокодила из «Чебурашки». Дело даже не в том, что они курят, — они делают это так вульгарно! Я ни в коем случае не хочу, чтобы мои дети курили, как эти животные. Ведь не может же быть, что санкции распространяются и на Синюю гусеницу Кэрролла с ее вальяжным кальяном, а тем более на мистера Холмса, ведь не снесут же его на после одиннадцати из-за трубки и, не будь он вовсе помянут, кокаина.

Я с болью представляю себе грядущее крушение нашего чистого мира.

Вот настанет 1960 год, и все тот же Центральный уголовный суд Англии и Уэльса, известный как Олд Бэйли, оправдает издательство Penguin, выпустившее «Любовника леди Чаттерли» Д. Г. Лоуренса.

Слово fuck (с производными) содержится в этой книге аж 26 раз. Да, Лоуренс — блестящий писатель. Фраза I love chastity now, because it is the peace that comes from fucking достойна быть крылатой, а с мыслью о том, что folks should do their own fuckin', then they wouldn't want to listen to a lot of clatfart about another man's, невозможно не согласиться. Но, леди и джентльмены, это уже не та романтическая Англия, в которой живут мои детские мечты. Тут уже ни ветра в ивах, ни Нарнии, ни Зазеркалья, ни Шерлока Холмса, ни мисс Марпл, одна унылая и банальная межклассовая гребля.

Это уже вообще никакая не Англия, а сателлит бездушной Америки, где в 1957 году Верховный суд отменил закон штата Мичиган о непристойных книгах, заявив в своем решении, что защищать детей, ограничивая доступ к произведению для всех, — все равно что «жечь дом, чтобы зажарить свинью».

Кстати, какой сейчас год в России-то?

Читайте также

  • Елена Савина:
    Снять с языка

    Пока телекритики затаились в ожидании последней серии драмы Андрея Лошака «Россия. Полное затмение», есть время поговорить о законе, который…
  • Виктор Ерофеев: 
    Воскресение мата

    Запрет на мат воскрешает мат в его функции ненависти. Мат наливается энергией словесной войны, он требует жертв
  • Похвала цензуре

    Сейчас вся мыслящая общественность спорит о свободе слова и о допустимости его ограничения. Как ни странно, я склоняюсь ко…
Комментировать Всего 16 комментариев

Да! И особенно понравилось "Викторианский десант высадился с самой неожиданной стороны."

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Евгений Зернов

Спасибо, Леонид. И дилемма актуальная, и концовка неожиданная. Мне было интересно, как Вы вывернете из пуританского тупика - получил массу удовольствия.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

— да, мне тоже нравятся интеллектуальные танцы с Бершидским. И непредсказуемость поворотов. 

Последствия пуританского приступа, случившегося с  законодателями, для зрителя и читателя еще как-то можно смягчить. Смотреть телевизор ночью, перейти снова на самиздат, да и границы пока не закрыли...

А вот каково телеканалам, писателям, художникам, сценаристам и т.д.? А судам сколько работы прибавится!

На самом деле, опресневение телевидения - отличная возможность уменьшить популярность государственного зомбоящика среди народа в целом. Это откроет дорогу для частных каналов, интернет-телевидения, да и просто популяризует интернет в массах. Больше независимых мнений - меньше влияния путинской пропаганды.

Так что пускай ЕДРутся со своей цензурой в анапу (а это я из солидарности проявляю креативность, - по примеру ценителей аглицкой словесности!)

Отлично было бы, если бы змей пожрал сам себя. Изящно.

опресневение телевидения

или опЛесневение)

Действительно, в самой курящей в мире стране где еще дети могут увидеть сигарету - только в "Ну погоди".

Одно хорошо, дети сейчас трансляционное ТВ мало смотрят. А сами мы им дома какие-хошь мультики покажем.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин, Варвара Грязнова

И курить науучим правильно, да :-)

Да ничего не будет... Сегодня у любого ребенка есть айфон с интернетом и все, что ему интересно - он там и найдет...

А как переводится clatfart как отдельное слово? То есть предложение, конечно, понятно, но слово - нет. Не потому что я его никогда раньше не слыхала, а потому что его даже в  мультитране нет!

А вот с этим предложением у меня совсем незадача. I love chastity now, because it is the peace that comes from fucking. Я не понимаю его смысла. Я теперь люблю целомудрие, т.к. оно источает миролюбивость траха?

... потому что оно проистекает из траха ... Имется в виду период целомудрия между первой и второй палками.

Я понимаю это выражение так: когда достигается наивысшая точка целомудрия? - Когда не хочется траха. А когда уже не хочется траха? - Только когда лежишь вполуусмерть натрахавшись :)

Clatfart - сплетня на каком-то из английских диалектов. В Англии диалектов -  вагон и ещё тележка, некоторые из которых больше напоминают немецкий, чем, собственно, английский.

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

Ну это понятно, я просто думала, что есть некая сложная мысль. Потому что было предложение сделать эту фразу крылатой. А получается примитивная шутка, типа "ща, докурю и брошу -до следующей сигареты"

Для мужика хватит и такого смысла, чтобы сделать фразу крылатой :)

 

Новости наших партнеров