Ксения Чудинова /

Выставка Андрея Шарова в Монако

Ночной вернисаж, показы мод, душные вечеринки и роскошные приемы — «Сноб» побывал на открытии выставки русского художника Андрея Шарова в Монако

+T -
Поделиться:

Монако в августе — это наибольшее количество людей на квадратный метр солнца, песка и открытых до утра ночных клубов. Монегаски в августе стараются уехать подальше из Монте-Карло, зато резиденты маленького княжества, напротив, остаются, чтобы, не выезжая из города, в неформальной обстановке устроить деловые встречи с ключевыми бизнес-партнерами. Монте-Карло является местом отдыха практически всех самых богатых людей мира, которых привлекает сюда не только облегченный налоговый режим, но и круговерть знакомых лиц и роскошных вечеринок. В середине августа «Сноб» отправился в Монако, чтобы посмотреть на выставку русского художника Андрея Шарова, которая состоялась в центре маленького города Монте-Карло, в Японском саду на набережной Грейс Келли.

«Русский Энди Уорхол» — так называют критики Андрея Шарова. В прошлом он художник театра и кино, модельер и дизайнер (в 2006 году Шаров по заказу Renault создал дизайн болида «Формулы-1» для Фернандо Алонсо). Сегодня он востребованный художник, а его полотна — предмет страсти коллекционеров современного искусства, среди которых Джон Гальяно и Вивьен Вествуд. В своих работах Шаров изображает культовых персонажей Голливуда, звезд рок-н-ролла, поп-исполнителей. Визитной карточкой стали написанные им портреты Одри Хепберн.

Два года подряд в продвижении художника принимает непосредственное участие группа Stars-Bridge, президентом которой является российский предприниматель Василий Клюкин. Итогом стал завоеванный аукцион Christie’s, выставки в Монако, Москве, Лондоне и Майами, а также сотрудничество Шарова с журналом Christie’s Interiors, который в сентябре 2011 года вышел с обложкой, на которой был изображен Энтони Хопкинс, нарисованный художником.

Идея выставки в Монако принадлежит как раз Василию Клюкину. Он решил сделать ночную выставку, на которой хотел показать почти 50 работ автора, выполненных в различных техниках: это и графика, и живопись, и коллаж. В центре выставки стоял Sharewall (слово-каламбур, образованное от термина press-wall и фамилии художника) «Сноба», который Шаров написал специально к этому дню.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

Однако делать обычное открытие выставки организаторам показалось страшно скучным, а потому была придумана огромная программа. Вечером 14 августа на набережную Грейс Келли начали прибывать гости, среди которых были русские, французские, американские и итальянские бизнесмены, коллекционеры и журналисты. На раскаленном от дневной жары асфальте перед публикой, затянутой в шелка и меха и потягивающей холодный брют, прошел показ одежды дизайнеров Ольги Ибрагимовой, Claude Bonucci и Fendi. Затем с наступлением темноты двери Японского сада открылись, и гости перешли в парк, где на петляющих дорожках были расставлены мольберты с работами Шарова. Каждый подрамник подсвечивался отдельно, и свет падал рассеянными лучами на низкие кусты, крупные цветы и  японские сосны, что производило невероятное впечатление. Шаров ходил от работы к работе и, немного запинаясь, будто стесняясь, отвечал на вопросы посетителей.

И невозможно было представить, что неспешная, почти аристократичная прогулка по ночному парку через пару часов превратится в веселый угар в местном «доме культуры» Jimmy’Z — так русские в Монако окрестили главный ночной клуб Монте-Карло, где Soho Rooms устраивал «Русскую вечеринку». Ставка была сделана на «Иванушек Int.». И оказалось, что, в отличие от Москвы, в курортном городе нет ничего лучше разбитного «Тополиный пух, жара, июль» и прочих «народных» хитов. И пусть это не провинциальная Анапа, а роскошный Монте-Карло, но, по всей видимости, море, солнце, пальмы меняют восприятие — и развлечения, которые на первый взгляд кажутся полнейшей дичью, вдруг становятся адекватными и в меру веселыми.

Выставка Андрея Шарова в Монако — часть большого тура художника, который в ближайшее время покажет свои работы в Люксембурге, Дубае, Майами, Лондоне и Москве. Везде, как обещано, гостей ждет ночной вернисаж. Но самое интересное в этих выставках — не сопутствующие вечеринки, которыми московскую публику не удивить, а общение с Шаровым. Качественный рывок в его творчестве заметен: в этом году было представлено много интересных, небанальных работ, которые произвели большое впечатление на коллекционеров, ходивших за художником по пятам. Но, несмотря на обрушившееся на него внимание, Шаров держится просто: раздает всем интересующимся телефон, весело рассказывает истории из студенческого прошлого, а в ответ на вопрос «Что здесь нарисовано?» шутит: «Не знаю, пошли спросим у автора».