Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Константин Зарубин

Константин Андреев: Грешок непогрешимости

Демократия — единственное средство против дурных привычек нашего мозга

Иллюстрация: Сноб.Ру
Иллюстрация: Сноб.Ру
+T -
Поделиться:

На днях «Journal of Personality and Social Psychology» опубликовал итоги исследования «слепого пятна», мешающего нам разглядеть когнитивные искажения в собственной голове. Итоги печальные: пятно это, похоже, не смывается ни опытом, ни образованием, ни чтением книг о когнитивных искажениях.

В этой связи вспомнилась мне одна беседа. Давно дело было, еще до перестройки. В месяце таргелионе, коротая время в ожидании вечерних лампадодромий в честь Артемиды, товарищи Сократ, Фрасимах и другие античные лица собрались у почтенного старца Кефала и завели речь об идеальном  государстве.

Много всего было сказано и впоследствии переведено на русский. Обсудили и совершенных правителей. Сошлись на том, что правитель «прежде всего должен руководствоваться истиной».

— Некоторым людям, — сказал в этой связи Сократ, — по самой их природе подобает быть философами и правителями государства.

Таких «друзей и сородичей истины», согласились все, надобно выявлять, шлифовать мусическим искусством до полной «безупречности» и ставить у руля пожизненно. Как Лукашенко с Путиным.

— А всем прочим, — добавил Сократ, — надо следовать за теми, кто руководит.

Конструктивная, одним словом, состоялась беседа.

И как не согласиться с Платоном, который ее придумал? Последуем совету умного грека. Отыщем лучшего друга «истины, справедливости, мужества и рассудительности», посадим на пожизненный престол и займемся своими делами — кто на что горазд. Ни к чему нам демократический бардак с капризным обществом и сменяемой властью.

Где вы, безупречные приятели истины?

Скажем честно: точно не среди людей. У нас отношения с истиной сложные. Человеческий мозг, при всей его чудесности, отрастил лишние нейроны не совсем для того, чтобы рисовать объективную картину реальности. Миллионы лет на Земле безраздельно царило другое мерило интеллекта: кто больше ест, дольше живет и обильней размножается, тот и Ломоносов.

Как следствие, мозг разруливает действительность при помощи древних когнитивных привычек, среди которых преобладают дурные. Первобытная теория познания, которую каждый из нас использует по умолчанию, держится на двух прагматичных китах: экономии усилий и эгоизме. Истина, грубо говоря, чересчур сложна для одной коротенькой жизни, наполненной поиском съедобных кореньев и выполнением плана продаж.

Вспомним для начала, что один «конкретный пример», поданный в виде «случая из жизни», запросто перевешивает в нашей голове сотни страниц статистики и логических выкладок — особенно, если это случай из жизни «одного знакомого». Убойная сила анекдота из собственной биографии еще выше: «а вот со мной было» испепеляет любое количество доводов и научных данных.

Поэтому сфабрикуем случай из нашей жизни. Предположим, что взяли меня или вас вместе со всеми когнитивными пороками и наделили неограниченной властью до гробовой доски.

— Да поидете, — сказали, — княжить и володеть нами.

И вот сидим мы в помпезном кабинете и принимаем важные государственные решения.

Важный штрих к парадному портрету: мы недавно уверовали в благотворное воздействие мусического искусства Моцарта на интеллект. Прочитали на каком-то сайте, что «ритмы, мелодии и высокие частоты» Вольфганга Амадея улучшают «пространственное восприятие», позволяют «более ясно и четко выразить себя в процессе общения» и вообще «загружают творческие и мотивационные области головного мозга».

И пошло-поехало. Первым делом из нашей головы вылетели детали, не влезавшие в схему «Моцарт — слушать — умнеть»: и что речь в упомянутом исследовании шла только об «индексе пространственного интеллекта», и что длился «эффект» «10-15 минут», и что «скептики» «опубликовали свои сомнения». Затем включилась эвристика доступности. Подвернулись воспоминания о том, как в детстве нас таскали в филармонию.  Шут его знает, каких там играли композиторов, в этой филармонии, но раз мы сидим в помпезном кабинете и всеми управляем, то Моцарта, как пить дать. Подтянулась еще парочка «конкретных примеров»: вон, у Петровых дома целый шкаф классической музыки и дочка-умница, Фолкнера читает, а у Смирновых русский шансон с утра до вечера и сын-двоечник на учете в детской комнате полиции. Какие еще нужны доказательства? Да и механизм очевиден: Моцарт был гений; следовательно, от его музыки умнеют. Ну, как толченый рог носорога улучшает потенцию. Потому что гордо торчал.

С того дня стали мы замечать эффект Моцарта «на каждом шагу». Придем в филармонию, глянем на публику из нашей диктаторской ложи — какие интеллигентные лица! На концерте Ваенги разве увидишь такие? А в другой раз послушали перед сном «Eine kleine Nachtmusik» — и какой гениальный указ пришел в голову за завтраком: ввести ежедневные сеансы Моцарта во всех школах!

В общем, дали секретарю задание подготовить доклад на эту тему. Секретарь принес 180-страничное заключение немецкой госкомиссии: дескать, кропотливый анализ всех имеющихся данных показал, что пассивное прослушивание классики вообще и Моцарта в частности едва ли влияет на функции мозга, не связанные с музыкой.

— Ой немцы, — хмыкнули мы, пробежав глазами пару абзацев. — Что ни напишут — все у них выходит «Краткое введение в слонологию» в пяти томах. Ну чего тут анализировать? Дураку видно, что народ умнеет от Моцарта.

Мы ведь уже собрались приурочить гала-концерт к подписанию указа. Лично помахать палочкой под Сороковую симфонию. Детская мечта у нас такая, и никакими немецкими госкомиссиями ее не задушишь.

Короче, подписываем указ. Машем палочкой (перед музыкантами поставили экранчики с настоящим дирижером). Вдруг выясняется, что в бюджете нет денег на закупку стереосистем для каждой школы. Кроме того, учебный план уже трещит по швам от наших прежних реформ; ежедневного Моцарта втиснуть некуда. Профсоюз учителей, прочитавший немецкую писульку от начала до конца, выступает с открытым письмом. Нижайше просит одуматься.

Ох, обнаглели профсоюзные бонзы. Во-первых, наше решение безупречно (эффект переоценки сделанного выбора). Во-вторых, его поддерживает большинство (эффект ложного консенсуса). В-третьих, дело сделано, отступать некуда, позади Москва (эффект затраченных усилий). Указ вдогонку: Моцарта гонять на физкультуре, зарплату физрукам не индексировать, аппаратуру закупить на сэкономленные средства. Все равно все физруки садисты и бездельники. По крайней мере, у нас в школе такой был. Пускай слушают «Женитьбу Фигаро» и не жалуются.

И через год-другой хулители будут посрамлены (шальной оптимизм, о котором я распространялся в прошлый раз). Помешать росту народного интеллекта на базе Моцарта могут лишь три фактора: обстоятельства, халатность и саботаж. Скорее всего — саботаж (мания видеть во всем чей-то умысел). Ну, а с саботажниками и вредителями мы знаем, как разбираться. Есть исторический опыт.

Зря вы ухмыляетесь. Я выбрал «эффект Моцарта», чтобы лишний раз не махать ни перед кем красной тряпкой. Но на месте этого вздора могли бы красоваться наши самые заветные идеи об экономике, обороне, медицине, налогообложении, преступности, энергетике, культуре, внешней политике, трудовой миграции, высшем образовании, здоровой еде — о чем угодно. Даже если мы, ценой героических усилий, вникнем в тонкости одной, двух, трех проблем — на четвертой наш мозг возьмется за старое и сошьет нам истину из прокисших сплетен, огульных обобщений и избирательного восприятия. Он заметит вагон предрассудков у всех, кроме себя, и оставит нас в самодовольной нирване: о, до чего бескомпромиссно мы преодолели свое когнитивное убожество.

В общем, спасибо тебе, слепое пятно, за жирный крест на нашей безупречной мудрости. Не править нам Платоновской Федерацией.

Кто ж ее возглавит?

Искусственный разум, увы, не кандидат. Мыслящий компьютер — он как отдельная квартира каждой советской семье: обещали к 2000 году, но и коммуналки с общагами все стоят, и Союз давно развалился.

На инопланетян я бы тоже не рассчитывал. И пусть «один ваш знакомый» лично видел НЛО. Я сам видел НЛО. Позвольте не объяснять, почему ни пришельцы, ни Богородица на пригорке, ни Кришна в цветочных гирляндах не смогут возглавить идеальное государство.

А впрочем, что это я. Именно эта публика и отвечает всем требованиям, включая главное: она, как и само платоновское государство, существует в иной, беспорочной реальности. На грешной же Земле, в юдоли слез и коррупции, непогрешимого диктатора может позволить себе только та страна, у которой территория 44 гектара, армия вооружена алебардами и население 800 с лишним человек, причем большинство за границей. Называется эта страна Ватикан. Диктатора зовут Папа Римский. Переманивайте, если хотите.

«Демократия — худшая форма правления, за исключением всех остальных» не потому, что Черчилль упражнялся в остроумии. Демократия — единственное средство против дурных привычек нашего мозга. Несовершенное средство. Но какое есть. Только другие люди — посторонние, не боящиеся нас и ничем нам не обязанные — способны ткнуть нас носом во все наши промахи. Убери оппозицию и негосударственные СМИ, нарисуй себе выборы, запрети уличные протесты, окружи себя марионетками — и дело кончится проваленными реформами, двадцатью дворцами от бюджетных щедрот и пустыми саммитами за 21 миллиард баксов. А ты будешь парить над страной на дельтаплане, во главе косяка вымирающих журавлей, наслаждаясь гуляющим адреналином и по-отечески наставляя тех, кто имеет наглость сомневаться в твоей непогрешимости:

— Если я вижу, что люди вышли не просто чтобы побазарить и попиарить себя, а что-то говорят дельное, конкретное, указывают какие-то болевые точки, на которые власть должна обратить внимание, — что же здесь плохого?! Спасибо надо сказать.

Ты будешь парить, пока другие не заставят тебя спуститься на землю и сказать это «спасибо».

Комментировать Всего 10 комментариев
Демократия — единственное средство против дурных привычек нашего мозга

Не имея даже отдалённого понятия об устройстве государства и общества, какой смысл браться за перо и писать по этим очень сложным вопросам?

Или "слепое пятно" препятствует?

Полная чушь!

Точно не знаю, но предполагаю, что и психологи меня поддержат.

Константин, спасибо, чрезвычайно полезная статья, очень ясно объясняет ситуацию, и демонстрирует перспективы.

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин

Константин, Вы теперь официально мой любимый лингвостилист.

Конкурент в моей душе Вам только Алексенко.

Спасибо, Лена! Это очень лестно.

Я по поводу иллюстрации хочу спросить. Вот если бы иллюстрация была не на библейскую тему, а на тему Корана. Правоверные что бы сделали с редакцией?

О, как же Вы правы, Вячеслав! Сам задаюсь тем же вопросом. Воистину, христиане, особенно правосланые, - добрейшие люди. Могли бы ведь убить запросто, как в старые добрые времена до бесовского Просвещения. Так ведь нет: в тюрьму только сажают на два года, да и то за танцы.

Восхищаюсь, искренне восхищаюсь теми верующими, которые находят в себе силы не жечь дома и не убивать послов, насмотревшись картинок в интернете. Святые люди.

Ай-яй-яй, дорогая редакция (горестно качает головой). Грешно пользоваться гнилыми плодами гуманизма.

Константин, после летнего перерыва, вернулся в Сноб... и сразу - Ваша статья. Столь же блестящая, сколь и беспощадная. Все внутри меня вопиет: неет! я умею быть критичным по отношению к себе... а бес шепчет: "не гони, кто вчера наорал на серетаршу с перепоя? кто перехал в дорогущий офис в середине кризиса и заставил всех сотрудников (не получающих премии уже 2 года) редоваться новым стенам!".... Охххх....

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин

Спасибо, Виктор! И с возвращением Вас.

Хороший у Вас бес, который нашёптывает. Вот бы у всех такой был.