Илья Файбисович /

Почему Лазарева, Быков, ПархоменкоДзядко и Гельфанд идут в Координационный совет оппозиции

Кампания по выборам в Координационный совет оппозиции (КС) вступила в заключительную фазу: 15 сентября завершился прием заявок от потенциальных кандидатов. Перед самым закрытием регистрационного окна электронный бюллетень пополнился довольно неожиданными лицами. Сегодня Ксения Собчак вывесила в своем блоге манифест объединения «гражданских» кандидатов: писатели, журналисты, актеры, режиссеры и ученые, всего 11 человек, идут на выборы, чтобы участвовать «в содержательной работе над разработкой и осуществлением масштабной политической реформы». Новоиспеченные кандидаты — Дмитрий Быков, Михаил Гельфанд, Филипп Дзядко, Татьяна Лазарева, Сергей Пархоменко — рассказали «Снобу» о причинах своего решения

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Дмитрий Быков: Именно из спортсменов-любителей получаются будущие чемпионы

Большинство претензий к КС заключаются в том, что он, скорее всего, ничего не решает. Я и сам об этом много раз писал, и это действительно так. Но это все равно что предъявлять претензии человеку, который «просто так» делает зарядку, не являясь профессиональным спортсменом. Спортом надо заниматься не только тому, кто тягает штангу на Олимпиаде, кататься на коньках стоит не только профессиональному фигуристу, и так далее.

Это делается для того, как я понимаю, чтобы люди не растеряли простейших навыков жизни в обществе. Потому что когда в обществе нет политики — это же не значит, что в нем нет профессиональных политиков. Это значит, что обычные граждане разучились формулировать свои требования и приоритеты, разучились возмущаться, когда на их глазах творится непотребство, и так далее. Это такая физзарядка, а не профессиональный спорт. Это для масс, чтобы они не разучились думать и говорить. И вот, поскольку я не хочу разучиваться, хочу держать себя в интеллектуальном и человеческом тонусе, я хочу поучаствовать в этом альтернативном парламенте — настоящего все равно нет. Эти выборы безусловно не для профессиональных политиков, они для всех. Но надо сказать, что именно из спортсменов-любителей получаются будущие чемпионы. Чемпионы не назначаются, чемпионы начинаются с непрофессионализма, а потом воспитывают в себе необходимые навыки. И если в стране нет реальных политиков, то заниматься этими выборами приходится рядовым гражданам. Это и есть моя единственная мотивация.

Я надеюсь, что в процессе этого отбора общество наконец увидит активистов. Их назначали, они покупали места в политике, было и такое, но пора признать, что настоящие политики формируются только снизу. Это процесс естественный — нечто вроде массового спорта.

Я не вижу себя в настоящем парламенте. Мне больше всего нравится заниматься своим делом — сочинять книжки. Но при всем при этом я абсолютно не уверен, что все люди, который сейчас в этом принимают участие, так и останутся дилетантами. Именно из их среды выделится будущий парламент, это совершенно очевидно. Точно так же, как многие политики 1990-х, например Галина Старовойтова, все-таки пришли из бывших диссидентов. Если бы у них диссидентского опыта не было, ничего бы не получилось. И Сахаров оказался в ВС потому, что долго был в диссидентском движении. Другое дело — тогда, к сожалению, их от политики оттеснили. Это большая проблема и большая беда. Но что с инакомыслия диссидентского начинается будущая политика — по-моему, это совершенно очевидно.    

Михаил Гельфанд: Пришли гопники из соседнего микрорайона, и мы смылись?

Я стал кандидатом, прежде всего, по трем причинам.

Во-первых, надо отвечать за базар. Коль скоро, выступая на проспекте Сахарова 24 декабря, я что-то произносил, я не считал возможным не войти в состав группы гражданских кандидатов, когда мне предложили это сделать.

Во-вторых, в таком КС нужно заметное количество беспартийных людей, потому что в какой-то момент прослойка людей, которые не имеют собственных политических амбиций и не собираются становиться лидерами нации, но имеют внятные убеждения, очень полезна, чтобы гасить противоречия. Насколько я понимаю, опыт Восточной Европы 90-х годов именно это и показывает.

В-третьих, я никогда не занимался партийной политикой, а вот научной политикой занимался, и довольно много. Коль скоро КС будет формировать программу оппозиции, мне кажется, там должно быть хотя бы какое-то представительство от науки. Алексей Навальный несколько раз говорил, что наука — мелочь, нам бы глобально разобраться с воровством. При всем уважении к деятельности Навального, мне кажется важным, чтобы в КС был представитель научного сообщества, который бы представлял и отстаивал в теневом правительстве интересы этого сословия.

Кроме того, в «гражданском» списке подобралась очень приличная компания. Мне приятно находиться рядом с этими людьми. И наоборот, список кандидатов в КС, который я видел на сайте до этого, вызывал у меня оторопь. Там тоже были приличные люди, но в ничтожном меньшинстве. В большинстве были или люди неизвестные, или люди странные, или люди, по выражению подпоручика Дуба из «Швейка», «известные с плохой стороны».

Я думаю, что не ходить на выборы и таким образом снять с себя ответственность нельзя. Эти выборы организует Леонид Волков, человек разумный и приличный, он много души вкладывает в это, и было бы нехорошо оставлять его в этой странной компании.  Кроме того, почему нужно отдавать площадку? Как на танцах: пришли гопники из соседнего микрорайона, и мы быстро смылись?

Когда я выступал на Сахарова, я был уверен, что это разовая акция. Многие люди мне потом говорили и писали, что мое выступление было одним из немногих факторов, примиривших их с этим мероприятием. У меня нет амбиции стать публичным политиком. Есть лишь желание сделать все от меня зависящее, чтобы то, в чем я понимаю, было устроено лучше.

Филипп Дзядко: Главная моя задача — привлечь внимание людей, которые хотят изменений

Я не сошел с ума и уж точно не решил стать политиком. Наше объединение — не политическое, а общественное: Людмилы Улицкой, Ирины Ясиной или Владимира Мирзоева, или Михаила Гельфанда. Для меня честь поставить свою подпись рядом с их именами.

Мне кажется, мы забыли, что та эйфория, которая была почти год назад, — это лишь первый шаг в сторону глобальных реформ. Уже после 4 марта стало очевидно, что тот, кто действительно хочет реальных изменений в стране, должен быть готов работать, чтобы они осуществились; в одночасье ничего не произойдет. Я, как апологет исключительно ненасильственных способов изменений, считаю, что возможно только такое поступательное движение.

Нам нужно начать разговор друг с другом и с жителями нашей страны буквально с самого начала. Нам требуется этическое сопротивление. В этом смысле платформами для меня являются культура и история, то есть налаживание связей между разными социальными группами и поколениями на основе культурных и исторических констант. То, что мы сейчас наблюдаем со стороны власти, — довольно успешные попытки расколоть страну, например, на «Тагил» и «Москву», на «православны»х и «светских». Этот раскол преступен и лжив. Я думаю, что городской профессионал, будь то врач, редактор или менеджер, должен этот раскол преодолевать доступными ему средствами. Я не против Путина как такового, мы вообще слишком много о нем говорим, я против неравенства и разрыва связей, против неработающей системы образования, несправедливых судов, отвратительных поликлиник. У каждого из городских профессионалов есть свое занятие, на основе которого он может менять ситуацию.

Почти всем не нравится, как выглядит этот протест: он необаятельный,  неостроумный, нетонкий. Но главное — он есть, и его невозможно  запихнуть обратно. Сейчас нужно строить параллельное существующей власти общество с нормальными институтами, нормальными представлениями о том, как люди должны друг с другом разговаривать.

Мне многое не нравится в Координационном совете: деление на курии, необходимость ставить свою фамилию рядом с людьми, позиции которых я, мягко говоря, не разделяю, но это — выборы. Главная моя задача — привлечь внимание политически неангажированных людей, которые хотят изменить положение дел в стране. Никто, кроме них, не сделает этого. Мне хочется донести до них простую мысль: нам всем проще сидеть в кафе или на кухнях и осуждать того или иного действительно неяркого, неостроумного лидера оппозиции. Мы можем продолжать ходить на площади и отпускать шуточки, чем я и сам люблю заниматься, но надо признать: нужно вести довольно долгую работу, растянутую на месяцы и годы. Не ждать, когда закончится «Путин», чтобы покорно встретить нового, а менять страну здесь и сейчас в соответствии со своими ценностями и неподдельными демократическими установками.

Для меня эти изменения лежат прежде всего в области культуры и исторической памяти. И для того, чтобы оппозиция стала легитимной, нужно предпринимать какие-то шаги. Начать можно с выборов в КС.

 

Татьяна Лазарева: Нельзя отмалчиваться и отсиживаться

Ожидаемые лидеры и политики, которых мы бы хотели видеть во главе всевозможных движений, не появляются. Пока ощущается безысходность. Один из аргументов в пользу того, чтобы пойти на выборы: нельзя отмалчиваться и отсиживаться. Думаю, что Диме Быкову, например, не очень хотелось лишний раз отрывать свое творческое начало от кресел и диванов, но, если такие люди, как он, не будут принимать в этом участие, то и никто не будет.

Сейчас нет партии, в которую хотелось бы вступить, движения, к которому хотелось бы примкнуть. Ничего не появляется. Но если мы не будем хоть что-нибудь делать, ничего и не появится.

Сергей Пархоменко: У нас нет другого выхода, кроме как воздействовать на эту ситуацию изнутри

Во-первых, группа разумных людей не сомневается в том, что выборы — это полезная вещь. При всех оговорках, намерение добыть себе полномочия и легитимность из урны для голосования, из поддержки других людей — намерение правильное. От него не стоит отказываться, другое дело — как оно реализовано.

К сожалению, мы видим, что выборы в КС превратились во внутрикорпоративное событие относительно небольшой группы профессиональных политических активистов. Мы считаем, что это неправильно. Мы считаем, что в этом процессе важнее не столько сами выборы, сколько попытка собрать вокруг них структурированное и квалифицированное общественное мнение. Проще говоря, собрать как можно больше избирателей, которые будут готовы выразить свою позицию. Мы видим, что профессиональные политики с этим не справляются чисто статистически: на сегодняшний день зарегистрировалось 15 тысяч избирателей — смехотворная цифра. У нас есть подозрение, что так будет и дальше. Таким образом, сама идея выборов будет дискредитирована.

Во-вторых, мы видим, что политики не могут членораздельно договориться о форме самих выборов. Они замусорили ее всякими дополнительными нагромождениями типа истории с квотами. Мы понимаем, что они по-другому не могут, у них такая профессия, образ жизни, они живут внутри политических компромиссов. Тем не менее нам это представляется неправильным, и мы бы хотели сделать так, чтобы больше этого не происходило.

В-третьих, у нас есть ясное понимание, что результатом этих выборов должно быть формирование работоспособного органа, готового формулировать серьезные реформаторские идеи.

Нам представляется, что для этого прежде всего нужно как можно больше избирателей, а кроме того, как можно больше содержательных, полных идей кандидатов. Для этого нынешние выборы не должны оказаться последними. По всей видимости, они будут во многом несовершенными. Значит, нужно как можно скорее проводить следующие выборы, чтобы сделать период пребывания Координационного совета в таком составе как можно более коротким.

У нас нет другого выхода, кроме как воздействовать на эту ситуацию изнутри. Мы рассчитываем, что наше участие привлечет к выборам дополнительных избирателей и позволит сильно активизировать работу вокруг накопления ценных избирательских голосов. Далее мы надеемся, что сможем изменить баланс сил внутри КС, с тем чтобы в дальнейшем освободить его от ненужных наслоений, например, от «курий». Наконец, мы понимаем, что наше присутствие снижает вероятность попадания в КС людей экстремистски настроенных или просто маргинальных.

Подчеркивая снова и снова, что у нас нет собственных политических намерений, что мы не хотим никаких постов, портфелей и мандатов, мы хотели бы развить эту избирательную процедуру внутри среды сторонников реформ в России. Мы очень надеемся, что по ходу дела наша платформа будет расширяться, что значительное число людей, уже зарегистрировавшихся в качестве кандидатов и имеющих сходные с нами взгляды на процесс выборов, присоединятся к этой платформе. Я говорю, в частности, об Ольге Романовой, Владимире Кара-Мурзе, Олеге Кашине, но, конечно, не только о них.

Комментировать Всего 8 комментариев
Ни один

из упомянутых выше лиц никогда ничего не совершил ничего, что отличало бы его как руководителя. Ни один ничего не знает ни об экономическом, ни о политическом управлении государством - да и вообще ничем. Пивным ларьком не сумеют управить, и коммерческий туалет для публики на Тверской доведут до банкротства.  

Природные критиканы, не способные ни к чему положительному - дешёвые эпигоны той породы, которая пришла к власти в феврале 1917 года, и через полгода прокакала страну, бессильно уступив большевикам.   

Вполне достойная компания для Каспарова, Немцова, Яшина, Навального, Чириковой, etc.

Пустозвоны.

Да и нравственной личностью вряд ли хоть один является (что не означает, что не являются учителями нравственности - с этим всё в порядке).

Благодарю обстоятельства, что столь ничтожны и непривлекательны "координаторы". Если всё пойдёт в том же направлении, общественное спокойствие нам гарантировано: соотечественники с отвращением - как оно было и по поводу выступающих по 31-м числам - убедятся, что им предлагают осетрину даже не второй, но десятой свежести. 

Так что естественным движением кишок от принятия этого "КС"  "внутрь" будет возвратное - тошнота.  

И славно.

Эту реплику поддерживают: Павел Тихомиров

Примечательно то, что в Совет не вошел никто, кто живет за пределами Садового кольца. А пафоса в речах на всю Россию. 

Москву ждет не только транспортный коллапс, но и кризис индентичности: такая вот бескрайняя местечковость!

Эту реплику поддерживают: Владимир Владимирович Громковский

такая вот бескрайняя местечковость!

Стоит ли обижать местечковость? Это понятие выглядит великим по сравнению с КС.

Эту реплику поддерживают: Павел Тихомиров

Координационный Совет - странное название! Что собираются координировать и что советовать? 

Вот Пархоменко, к примеру, пишет, что их "присутствие снижает вероятность попадания в КС людей экстремистски настроенных или просто маргинальных". Неужели есть еще более маргинальные, чем он? 

еще более маргинальные, чем он?

В смысле безнравственности - он в группе сильнейших. Лжец без стеснения. Альхен.

Достаточно послушать несколько раз его передачу на "Эхе Москвы" (слушая которую, и познакомился с его "мировоззрением").

Но убить кого-нибудь вряд ли сумел бы - от трусости. 

Это ведь тот самый мальчик, которого били во дворе.

И он решил, это потому, что он "хороший",  а те - плохие.

душевно поговорили

Отлично поговорили.

Умиляет, что не видно ни одного защитникиа помянутых лиц - при том, что симпатия к ним значительного числа подписчиков и ДР очевидны. 

А не видно потому, что нечего сказать: люди, действительно ничем не способные управлять. Да и образцами нравственности не являющиеся. 

Объяснить же, что готовы поддреживать их только потому, что они там "свои", неудобно. Тем более, не имея ни одного довода, кроме этого.

Так и будут молчать, пока мы здесь будем поливать недостойцев, разоблачая их в глазах тех, на кого направлена пропаганда ЛДПК и "оппозиции", прямо на страницах ЛДПК-издания.

Славно!

Мне всегда казалось что законодательная власть - а именно депутаты - ничем не руководят. Они разрабатывают стратегию, принимают законы и дают оценки. А руководит исполнительная власть, где и должны быть не представители граждан, а менеджеры. Зря вы на них наехали:). От них руководить не требуется - требуется быть порядочными здравомыслящими людьми. По-моему, вполне соответствуют.