Алексей Тарханов /

Нет пророку в чужом отечестве

Я очень люблю безбашенный сатирический еженедельник Charlie Hebdo и покупаю его по средам в киоске на Мадлен. Но вчера в покупке мне было отказано. Киоскер развел руками — у него больше нет ни одного экземпляра

Фото: AFP/EastNews
Фото: AFP/EastNews
+T -
Поделиться:

Днем разразился скандал: оказывается, журнал, как и обещал, вышел с карикатурами, высмеивающими исламских фундаменталистов.

Год назад за подобные страницы Charlie Hebdo, который объявил тогда Магомета «приглашенным редактором» и выпустил журнал под названием Charia Hebdo, попросту сожгли. Тогда на обложке пророк грозил читателям: «Сто ударов плетью, если вы не умрете со смеха». Некоторые читатели решили, что смеяться они не будут, и в окно редакции бросили бутылку с «коктейлем Молотова». Журнал лишился компьютеров и архива. Злоумышленников не нашли, да и, похоже, не особенно искали.

Вчерашняя обложка почти безобидна — еврей-ортодокс везет в инвалидной коляске мусульманина, который говорит: «И нечего смеяться». Надпись — «Неприкасаемые-2» — напоминание о фильме «Неприкасаемые» с Франсуа Клюзе и Омаром Си в главных ролях. В номере — карикатуры на тему фильма «Невинность мусульман», в которых гораздо больше издеваются над фильмом, чем над радикальным исламом.

На сей раз редакция уцелела: ее окружили полицейскими патрулями, а к карикатуристам приставили телохранителей. Это серьезно. Во Франции, светском государстве, которое не ассоциирует себя официально ни с одной из существующих религий, журналистам угрожает опасность только из-за того, что мусульмане могли счесть себя обиженными.

«Эти рисунки шокируют только тех, кто захочет быть шокированным и специально прочтет журнал, который он никогда не читает, — сказал директор издания, карикатурист Стефан Шарбонье, известный под именем Шарб. — Я не призываю правоверных мусульман читать Charlie Hebdo, точно так же как я не пойду в мечеть, чтобы слушать там речи, противоречащие тому, во что верю я».

По сведениям Института общественного мнения Ifop, число мусульман во Франции оценивается в 3,5 миллиона, или 5,8% населения. Ислам — вторая по численности верующих религия в стране. Накануне в Париже у американского посольства прошла демонстрация, которая закончилась столкновениями с полицией. Трое полицейских были ранены, 153 демонстранта арестованы. После этого все уличные акции против фильма «Невинность мусульман», а теперь и против карикатур Charlie Hebdo были запрещены МВД. Министр внутренних дел Мануэль Вальс подтвердил, что разрешения на демонстрации радикалы не получат.

Правительство вообще-то отнеслось к публикации в Charlie Hebdo безо всякого удовольствия, расценив ее как ненужную и очень несвоевременную попытку подлить масла в огонь. В пятницу, день молитвы, по приказу министра иностранных дел Франции Лорана Фабиуса будут закрыты французские представительства, культурные центры и школы в двадцати исламских странах, чтобы не подвергать их опасности. Охрана посольств усилена уже с нынешней ночи.

Премьер-министр Жан-Марк Эро призвал «не переносить на улицы Франции конфликт, который не имеет к стране никакого отношения». У многих французских мусульман иное мнение, они считают, что история прямо затрагивает их интересы. Пока что они сделали все, что могли, в рамках закона, на Charlie Hebdo подали в суд, причем одну из жалоб представила организация под названием «Сирийская ассоциация за свободу» — несомненно, в благодарность за то, что Франция поддерживает сирийских повстанцев. Сами представители организации говорят, что сделали это исключительно для того, чтобы «избежать худшего».

Вне рамок закона тоже кое-что сделано. Поскольку редакция под защитой, хакеры сломали сайт Charlie Hebdo. Точно так же, как и в случае с поджогом, хакеров обещают найти и наказать. Найдут, как же!

Против карикатур выступили все «неприкасаемые» — и мусульманские, и иудейские организации Франции. Но надо заметить, что никто из них не призывал к насилию против журналистов. Напротив, официальные мусульманские организации просят приверженцев Аллаха соблюдать сдержанность.

Спор, надо ли было публиковать карикатуры и стоит ли свобода слова такой головной боли, продолжается на всех мыслимых форумах, но и речи не идет о том, что журнал надо закрыть, а журналистов посадить или высечь на Лобном месте. Если кого-то эти рисунки оскорбили, можно обратиться в суд, потому что в «правовом государстве свобода слова распространяется и на карикатуры», сказал премьер-министр. И даже глава Национального фронта Марин Ле Пен, которую не раз размазывали по стенке в этом журнале, вынуждена была отметить: «Если это и провокация, она остается в рамках закона».

Надо еще знать, что такое Charlie Hebdo. Этот выходящий по средам журнал, распространяющийся в киосках и по подписке, недавно отметил свое 20-летие. Он — наследник не менее известного Hara-Kiri, «журнала грубого и злого» (официальный слоган), который в 1970 году закрыли за грубость и злость. Журнал возродился под названием Charlie Hebdo и прожил до начала 1980-х. Вновь он появился в 1992-м и сейчас переживает уже третью смену редакционного состава, оставаясь все тем же «анфантерриблем» французской прессы.

Важно же в этом следующее. Как, например, и сатирическая газета Canard Enchaîné, журнал Charlie Hebdo — настоящее воплощение свободы слова «на старый манер». Они живут не на деньги какой-либо политической партии, не на подачки правительства и не за счет продажи рекламных полос. Никто в здравом уме не станет размещать рекламу в «грубом и злом» издании. Существование журнала обеспечивают люди, его покупающие в киосках, которые хотят читать и смотреть на то, что им нравится, и не желают, чтобы у прессы были «неприкасаемые». И это они уже 20 лет не дают закрыть или запретить издание, которое они любят за судьбоносную грубость и веселую злость. И журнал остается все тем же. Разве что цена его в киосках поднялась с двух евро до двух с полтиной.

Пока профессиональные политики спорят с политическими журналистами и религиозными функционерами о праве журналистов на особое мнение, читатели их в этом праве поддержали. Весь тираж в 75 тысяч экземпляров был мгновенно раскуплен. Завтра редакция обещает допечатать тираж до 200 тысяч. Возможно, кое-кто купит журнал специально для того, чтобы предать его огню на своем заднем дворе — неважно, такой способ протеста совершенно законен и, в конечном счете, тоже поддержит редакцию.

Правда, известно, что ни одна из обложек Charlie Hebdo не продается с таким свистом, как те, на которых высмеиваются мусульманские радикалы. Когда журналисты проклинают папу римского или крайне правых, или потешаются над президентом, или, как в том же вчерашнем номере, изображают главу LVMH Бернара Арно в виде шлюхи на панели, ажиотажа нет. Не захочешь — вспомнишь одну из прошлых обложек Charlie Hebdo, изображающую пророка, который, закрыв лицо руками, стонет: «Ужасно, когда тебя почитают такие дураки».

Автор — парижский корреспондент ИД «Коммерсант»

Комментировать Всего 2 комментария

Спасибо, Алексей.  Интересно было узнать французскую подоплёку.

ПС я вот вчера бумала, что было бы если бы эта волна прошла по всему миру.  И так и не решила, толи мировая война, толи наоборот привыкание.

Французы наутро притихли, манифестации запретили - и магометане не вышли за исключением каки-то немногочисленных пугал в Трокадеро. А по миру это уже идет и так