Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Сиквел к оскорблению чувств

Фрагмент постера к фильму «Народ против Ларри Флинт»
Фрагмент постера к фильму «Народ против Ларри Флинт»
+T -
Поделиться:

Должен ли закон защищать чувства? Для меня окончательный ответ на этот вопрос дал председатель Верховного суда США Уильям Ренквист 24 февраля 1988 года.

Ренквист написал ныне хрестоматийное решение по тянувшемуся пять лет делу «Джерри Фолуэлл против компании Hustler». Дело это знаменито даже в России благодаря фильму Милоша Формана «Народ против Ларри Флинта». Впрочем, даже многие из смотревших кино не видели предмета разбирательства — пародии на рекламу Campari, опубликованной в порножурнале Hustler.

Пародия эта представляет собой фальшивое интервью суперпопулярного проповедника Фолуэлла, в котором он рассказывает про свой первый раз. «Факты», излагаемые альтер эго Фолуэлла в интервью: напился кампари, заперся в сортире, предварительно выгнав оттуда козу, и занимался там сексом с собственной матерью, пока она не отключилась, мертвецки пьяная все тем же кампари. Дальше Фолуэлл как бы признает, что никогда не проповедует трезвым.

Чувства Фолуэлла, человека глубоко верующего, были, мягко скажем, оскорблены. Он подал в суд и пять лет выигрывал во всех инстанциях. Издатель Hustler Ларри Флинт так описывает события в колонке для Los Angeles Times: «Мы проиграли в нашем первом суде присяжных и проиграли снова в федеральном апелляционном суде. Потратив целое состояние, я только и слышал: уладь дело в досудебном порядке и забудь, но я так не хотел. Я не собирался платить 200 тысяч долларов за то, что оскорбил его чувства, или, как формулировали его юристы, за “намеренное причинение эмоционального вреда”. Мы подали апелляцию в 4-й окружной апелляционный суд, и я проиграл в третий раз».

Наконец, дело дошло до Верховного суда, где его рассматривал сам председатель, безусловный авторитет для всех американских юристов. Русские судьи могли бы позавидовать изяществу литературного стиля Ренквиста, если бы интересовались такими вещами: «Тот факт, что общество может счесть высказывание оскорбительным, — недостаточное основание, чтобы его запрещать. Напротив, если мнение говорящего наносит обиду, это обстоятельство — причина для предоставления ему конституционной защиты... Правительство должно сохранять нейтралитет на рынке идей».

Россия — не Америка. Здесь постоянно цитируют фразу, которую Виктор Гюго когда-то приписал Конвенту: «Свобода одного гражданина кончается там, где начинается свобода другого», — для оправдания мер, ограничивающих свободу обоих. Здесь могут отключить YouTube для всех по закону, призванному защищать детей от вредной информации, но при этом за размещенный на видеохостинге фильм, оскорбляющий чувства мусульман.

В здешней иерархии ценностей над свободой есть множество этажей. Там и неокрепшие души детей, и почтение мусульман к своему пророку, и моральное состояние охранников храма Христа Спасителя. Такая иерархия свойственна не только депутатам Госдумы, но и российскому народу. Недавний опрос ВЦИОМа показал, что 83% наших соотечественников поддерживают ужесточение наказания за оскорбление религиозных чувств. Тут нечего пенять на законодателей из «Единой России»: они только зеркало. Правда, Ренквистов среди них тоже нет, и они наверняка придумают самые головотяпские формулировки про «чувства» — так, что плюнуть будет некуда, чтоб их чем-нибудь не оскорбить. Но это уж побочный эффект: лес рубят — щепки летят.

Я не вхожу в эти самые 83%, и не только потому что уважаю Ренквиста больше, чем депутата Бурматова. А в первую очередь из-за продолжения, которое получила история Фолуэлла и Флинта. О нем не знает даже большинство смотревших фильм Формана, поэтому стоит его здесь изложить.

Фолуэлл и Флинт снова встретились на телевизионном шоу Ларри Кинга в 1997 году. Флинт продвигал свою книгу, Фолуэлл был рад любой возможности произнести проповедь. Издатель Hustler готовился к драке, пусть не физической, но все же максимально жесткой. Фолуэлл — обнял его.

С тех пор они виделись часто. Ездили в совместные турне по университетам, устраивая публичные дебаты. Звонили друг другу и переругивались. Вместе гуляли, споря о философии. Между двумя знаменитыми южанами обнаружилось много общего, хотя договориться об основах мироздания они категорически не могли.

В колонке, которую я уже цитировал, Флинт написал: «Я никогда не буду восхищаться его взглядами. Поныне я не уверен, пытался ли он теми телевизионными объятиями добиться примирения, показать себя публике великодушным и всепрощающим проповедником — или вывести меня из равновесия. Но конечный результат получился таким, какого я не ожидал и который шокировал меня так же, как та знаменитая победа в Верховном суде: мы стали друзьями».

Колонку Флинт написал на смерть Фолуэлла.

Оскорбление каких бы то ни было чувств — никогда не финальная точка. За ним могут следовать и объятия, и дебаты, и телефонные звонки, и споры, и дружба. Чтобы все это стало возможно, надо просто быть людьми. Не памятниками своей дурацкой правоте. Не гипсовыми фигурами, олицетворяющими некие идеи. Просто людьми, готовыми к диалогу, даже если в этом диалоге обе стороны брызжут слюной и до самой смерти ни в чем не соглашаются.

Необходимое условие для такого диалога — свобода. Именно это объяснил обоим участникам знаменитого процесса мудрый судья Ренквист, отказавшись вмешаться от имени государства в их сложные отношения и, в конечном счете, в их идеологический спор.

Комментировать Всего 26 комментариев

Предлагаю новый лозунг:

Ренквиста - на должность главного редактора Сноба!

Эту реплику поддерживают: Ларри Полтавцев

Сначалa поддержал Надежду, ибо полностью согласен с ее оценкой этого текста. Пoтом подумал, что такой поддержки не достаточно и выставил этот пост на мою страницу в Facebook.

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Но все не просто. Не все законы приемлемы для любого общества. Но все же правильнее, если законы будут вести общество в перед, а не потакать самым дремучим инстинктам.

они наверняка придумают самые головотяпские формулировки про «чувства» — так, что плюнуть будет некуда, чтоб их чем-нибудь не оскорбить.

Вот именно таких определений - чтобы никогда ни одна низкая и мерзкая тварь не могла надругаться над моей верой - и требую.

И народ - 83% (а на деле - больше) также того же требует.

"Чтобы никакой Швондер ...." - или никакой Бершидский (включая сюда гельманов, самодуровых и ерофеевых), буде ему придёт в голову подобное негодяйство, по неизвестной причине.

И никакой "Сноб".

Вот такие именно определения, чтобы за сто вёрст от возможного оскорбления обмолвился - и уже в тюрьму сажали. За одну только мысль оскорбить православного. За одно только предчувствие подобной мысли.

Владимир Владимирович, я бы Вас поддержал - при условии, что за одну мысль оскорбить не только православного, но и муслима, и иудея, и атеиста, и адвентиста седьмого дня, и продавца, и художника -сразу бы сажали в тюрьму. Особенно за оскорбление художника - а то художника каждый обидеть может :)

не только православного

меня занимает только Православие.

а меня только художники. Так мы не договоримся.

художники

- это для России частность.

А Православие и православные - всё. И страна, и государство, и история. 

Даже странно сравнивать несопоставимое. Каклй в этом смысл?

Просто людьми, готовыми к диалогу

Слабаком оказался Фолуэлл.

Никакого "диалога" с гельманами и флинтами до их полной и и абсолютной капитуляции!

А после того и "диалогизировать" не о чем будет.

Ещё раз объясняю:

Христианское требование прощать врагов касатся только личных врагов человека. 

Однако никак не касается врагов веры - как и врагов семьи, Отечества , братьев во Христе и Церкви. 

ВВ, ну Вы же сами говорили, что я умница. Ну что ж Вы со мной опять как с дитёй неразумным разговариваете? Я и правда с первого раза понимаю, что мне говорят. А если  не понимаю, то переспрашиваю открытым текстом.

Я даже с Вами согласна.

Но, как водится, есть нюанс.

Нельзя объявлять врагами всех, кто имеет другое мнение. Свобода совести (= выбор вероисповедания или отсутствия такового = выбор атеизма как основной веры/жизненной философии) нельзя расценивать как вражескую агрессию.

Эту реплику поддерживают: Ларри Полтавцев

Нельзя объявлять врагами всех, кто имеет другое мнение.

Гельманы, Самодуровы (и Флинты, до кучи) не просто "мнение имеют", но занимаются вполне целенаправлено ращрушительными вещами.

Разрушительными для общества, в первую голову.

И они пропагандируют свои "мнения", да ещё пытаются прямо вредить делу Церкви.

Если это не враги (сами себя таковыми заявившие) - так кто же они?

И либеарл-демократы, из России пытающиеся сделать "европу" и секулярное государство, вопреки православной традиции - кто они?

Друзья? 

Если бы свои "мнения" они жамкали внутри собственной головы, и узнать бы их никто не мог - ну, пусть пропадают их души, если им самим угодно. 

А вот лезть с разрушительными словами (и вершить разрушительные дела) в прекрасно устроенный православный мир, которого они то ли не способны понять, то ли просто ненавидят - это не "мнения". 

Это враждебная деятельность. И не православные начали. 

прекрасно устроенный православный мир

Не поняла - что и где прекрасно устроено?????

Эту реплику поддерживают: Ларри Полтавцев

прекрасно устроенный православный мир

Не поняла - что и где прекрасно устроено?????

Эту реплику поддерживают: Ларри Полтавцев

прекрасно устроенный православный мир

Не поняла - что и где прекрасно устроено?????

Эту реплику поддерживают: Ларри Полтавцев

прекрасно устроенный православный мир

Не поняла - что и где прекрасно устроено?????

Эту реплику поддерживают: Ларри Полтавцев

прекрасно устроенный православный мир

Не поняла - что и где прекрасно устроено?????

Эту реплику поддерживают: Ларри Полтавцев

прекрасно устроенный православный мир

Не поняла - что и где прекрасно устроено?????

Эту реплику поддерживают: Ларри Полтавцев

Соласен. Я именно больше всего обнимаюсь с теми, чьи чувства когда-то оскорбил!

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

Саша,

Обнимались ли Вы с В.В. Громковским?

Напрягаю свою фантазию, представляя себе, как буду с ним обниматься я.

Хотя вроде бы, это он все время оскорбляет мои чувства, а не я его.

Не обнимался.

Потому что никогда с ним не встречался - в Москве если и бываю, то in and out, without being noticed, то есть на день-два.

А если бы встретился, то непременно обнял бы. Как бы он не оскорблял наши чувства, не по-христиански как-то не обнятся то..

Эту реплику поддерживают: Слава Цукерман

я два раза встречался с Ларри Флинтом