Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Покемон Навального

Я не надеюсь, что кто-нибудь мои чувства поймет. Это очень трудно. Но я надеюсь, что кто-нибудь их пощадит

Иллюстрация: Сноб.Ру; фотоматериалы: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Сноб.Ру; фотоматериалы: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

Оскорбление чувств — это когда к чувствам примешивается скорбь. К моим чувствам верующего скорбь примешивается довольно часто. Мои чувства часто бывают оскорблены. Только я бы отделял «оскорбление чувств верующих» от «озлобления чувств верующих», когда к религиозному чувству примешивается злоба.

Я ведь писал уже, что меня оскорбила акция Pussy Riot в храме Христа Спасителя. Знаете как что? Как обыск в квартире Навального, когда следователи взломали детские тайники и перерыли в этих тайниках какие-то детские секретики: фантики там ценные, машинки поломанные, бакугана, покемона — перерыли. Вот и в алтаре у православных — секретик, таинство Евхаристии, и сжимается как-то в груди, когда чужие прикасаются к этой тайне. Атеисты мне говорят, что никакой тайны там нету, что попы там просто вино теплой водой разбавляют и хлеб крестят, и это все равно как если бы следователь в квартире Навального объяснял бы его детям, что в тайниках у них бессмысленные бумажки и ломаные пластмасски, а не ценные фантики и любимый бакуган. Еще обиднее. Чувства оскорбляются, то есть смешиваются со скорбью. Как объяснить? Никак не объяснишь.

Впрочем, еще больше оскорбил мои религиозные чувства Аркадий Мамонтов, много раз показавший акцию Pussy Riot по центральному телевидению. Это все равно как если бы жена Навального сняла обыск в своей квартире на видео и раз за разом показывала бы своим детям, как следователи курочат их тайники, и объясняла бы детям, какие эти следователи мерзавцы.

Второй раз мои религиозные чувства Мамонтов оскорбил, произнеся слова «гонения на церковь». Я-то думал, что мы чтим память новомучеников, погибших за веру, а оказывается нет — гибель тысяч священников приравниваем к трехминутной девчачьей выходке в храме. Как объяснишь? Никак не объяснить этому долдону. Оттого и скорбь.

Как объяснить, что куда больше, чем Pussy Riot, мои религиозные чувства оскорбляют православный активист Босых, который от имени Бога бьет женщину, и православный активист Энтео, который от имени Бога срывает с человека майку? Потому что я же читал: «Тут книжники и фарисеи привели к нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставивши ее посреди, сказали Ему: “Учитель! Эта женщина взята в прелюбодеянии; А Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями…” Но Иисус… сказал им: “Кто из вас без греха, первый брось на нее камень”… Они же, услышавши то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди». (Иоанн 8: 3–11)

Я думаю, окажись там рядом со Спасителем Босых и Энтео, немедленно схватили бы по камню и бросили бы в блудницу, загубив один из самых духоподъемных эпизодов Евангелия.

Так я думаю. Так я чувствую, вернее. Но не успевает стихнуть скорбь моя по поводу православных активистов, как атеистический наш Босых — Артемий Лебедев посылает Бога на х… А компания атеистических Энтео публикует в блогах проект закона о защите чувств атеистов. И чувства мои опять оскорбляются. Разве объяснишь Лебедеву, что, наткнувшись на его запись в блоге, я чувствую себя так, как если бы какой-то блогер послал на х… моего отца? Хотя отец не читает блогов, не увидит этой записи и не обидится.

Как объяснить юристам-атеистам, что закон о защите чувств атеистов не стоит выдумывать даже в шутку? Дело ведь вовсе не в том, чтобы прищучить верующих так же, как новым законом о защите чувств верующих прищучены атеисты. Дело не в том, чтоб и верующим стало так же плохо, как стало теперь атеистам. Дело в том, чтобы и атеистам, и верующим было хорошо.

Я пытаюсь высказывать разным людям эти свои чувства верующего, а мне отвечают: «О чем ты вообще говоришь? Бога нет! Как может человек в двадцать первом веке верить в то, что Земля создана семь тысяч лет назад и что женщина создана из ребра мужчины?»

Тут уж я совсем оскорбляюсь. То есть очень много скорби примешивается к моему религиозному чувству. Это ж с самого начала надо все объяснять! Это ж никак не объяснишь. Вы что же, совсем не умеете понимать текст ни поэтически, ни метафорически, ни символически? Это что же, когда вы у Гомера читаете: «Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос», вы представляете себе бабу с красными пальцами?

Никак не объяснишь. Но в суд за оскорбление своих религиозных чувств я подавать не буду ни на Лебедева, ни на Энтео, ни на кого. Сам по себе суд оскорбил бы мои религиозные чувства, и вы знаете, что я мог бы привести тут десяток приличествующих цитат из Писания и Предания.

Но и чувств я не переменю. Разубеждать меня бесполезно. Это же чувства. Я могу контролировать свои реакции, слова и поступки, но чувств контролировать не могу.

Я не очень надеюсь, что кто-нибудь мои чувства поймет. Это очень трудно — понять чувства другого человека. Но я очень надеюсь, что кто-нибудь когда-нибудь мои чувства верующего — пощадит.

Комментировать Всего 28 комментариев

Как Вы правы! Во всем, что сказали. Этот показ плясок - каждый раз хотелось отвернуться.  И потом, последующее поведение и сторонников церкви и тех, кто против - как будто те же пляски...вокруг самого главного - недосягаемого и чистого.

Эту реплику поддерживают: Лариса Гладкова, Ирина Камаева

В свое время буддисты оскорбились, когда папа Иоанн Павел  окрестил буддизм "своеобразным вариантом атеизма". Сдается мне, что православие в исполнении этих православных, прости Господи, активистов - еще более своеобразный, экзотический, изощренный вариант атеизма.

Эту реплику поддерживают: Катерина Бичай

Не могу вообразить себе Далай Ламу оскорбившимся. 

Эту реплику поддерживают: Ирина Михайловская

Оскорбился не Далай Лама, а буддийские активисты. Были даже демонстрации. Так что мы не одиноки во Вселенной.

Да уж: весь мир -- Кербелла.

  Все  что  сейчас   происходит,  включая   православных   активистов и  принятие  диких  законов -  очередной  гебешный  проект.  Цель -  удержание существующей  ситуации правящей  элитой. О  чем  пишет  автор,  какие   чувства   верующих??? Речь,  как   всегда,  идет  о  дележке  бабла. Вернее  о том,  чтобы  те,  кто  сейчас   у  власти  могли и  дальше  присваивать  нефтяные  деньги.  Вся  заваруха  началась  ,  когда  возник  намек  на  то,  что  это  право  может  быть  оспорено. 

Посмотрите  на   свидетелей,  выступавших  в   суде  по  делу  Pussy Riot . Если это  представители  верующих  и  народа  в   целом,  то   у  такого  народа  такое  правительство,  которое  он  заслужил,  а  у  таких  верующих  такие  попы  в  погонах,  которые  по  такой   вере  и  посланы. А  другие  представители  как-то  не  очень  проявились.  Что-то не   видно  было  массовых  демонстраций  по   поводу   нарушения  конституции  и  УК.

очередной гебешный проект

Существуют люди, одержимые ненавистью к госбезопасности, и во всём, что им не нравится, усматривающие её козни.

Это разновидность мании "мирового заговора", она же конспирология. 

Здоровье это или болезнь?

Спросить надо у врачей.

у такого народа такое правительство, которое он заслужил,

Нам и правительство нравится - особенно в сравнении с теми, кто на Снобе пишет за либерализм, против властей и Церкви (от которых откровенно тошнит православного - =порядчоного - человека). 

Удивительное совпадение... Последние события в нашей стране заставили меня попытаться осмыслить, почему вообще возникло такое понятие как "чувства верующих" и почему вопрос об их защите был актуален всегда, пока были верующие. Почему именно по отношению к ним необходимо говорить об особом отношении и осторожности? И пришел я к выводу, что верующие - они, как дети или как ослабленные болезнью. Вера не дала им силы духа или уверенности в себе или в завтрашнем дне. Они пришли к вере по причине своей ослабленности и чувственного ощущения своей ничтожности что ли. И вера не сделала их другими. Им  вера помогает оставаться такими, какие они есть, никто не призывает их становиться сильнее духом или крепким к тому, что воспринимается агрессивным или обидным. Их приняли такими, какие они есть в своей неуверенности и сказали: "Будь, как ребенок, а мы и Бог о тебе позаботимся".

И вот я читаю вдумчивые слова верующего человека о всех рефлексируемых им  переживаниях. И вижу, что выбирается для сравнения именно переживания не крепкого в духе ребенка, основанные не на понимании окружающего мира, а на чувственном его восприятии, на детской привязаннсти к "секретикам" и фантикам. Я вижу человека, для которого "деревья так и остались большими". И я понимаю, что да, к чувствам верующих надо быть внимательнее, чем к любым иным чувствам не верующих людей. Точно так же, как мы пытаемся оградить ребенка от преждевременных знаний о мире, оберегая его детство в его чувственном восприятии, мы должны оберегать верующего. Он раним и беззащитен в своей вере. Будьте к нему хотя бы снисходительны, если не можете быть сострадательны. Придет время, и он повзрослеет - его не надо торопить. Если он не готов, то любые попытки открыть для него мир и его место в этом мире лишь заставят его страдать.

Как говаривал Шерлок Шолмс: "Вы сделали совершенно правильные выводы, Ватсон. Но вы ошиблись знаком. Поставили минус там, где надо было поставить плюс. Я действительно связан с преступным миром. Я сыщик".

Всерьез верующие люди сознательно выбирают быть детьми. У детства есть серьезные преимущества, в том числе мировоззренческие. Но есть и серьезные побочные эффекты, например, уязвимость.

Эту реплику поддерживают: Ирина Михайловская, Лариса Гладкова

Всерьез верующие люди сознательно выбирают быть детьми.

Да. Я именно об этом и говорил. Но сознательность ребенка - это чувственная сознательность и именно ребенка. Я, когда был ребенком, так же видел преимущества такого типа сознания и стремился в себе это сохранить. Мне все это понятно и памятно. Тут нет ни знака плюс, ни знака минус. Ребенок не виноват, что он ребенок. Виноваты мы, когда видим в ребенке взрослого, которого в нем нет.

Верующий как раз виноват в том, что он ребенок. Верующий нарочно становится ребенком, чтобы обрести (или сохранить) способность оживлять плюшевых мишек, радоваться повседневному, надеяться на невозможное и чувствовать себя бессмертным. 

За это приходится платить уязвимостью.

Эту реплику поддерживают: Ирина Михайловская

Верующий как раз виноват в том, что он ребенок. Верующий нарочно становится ребенком

Ну какая в том его вина лишь потому, что нарочно. Я в детстве случайно сломал кактус, который мама выращивала на подоконнике. И чтобы сохранить ситуацию такой, какой она была до этого происшествия, чтобы не огорчать маму и избежать порицания за неосторожность с ее стороны, я навтыкал иголок в нижнюю часть и с их помощью соединил обе части толстенького упругого кактуса да так, что было совсем незаметно - никаких следов изменений, все, как всегда. И сделал я это нарочно, а не случайно в отличии от того, что сломал кактус. Неужели Вы думаете, что после того, как кактус все-таки засох и мои детские действия стали очевидными, моя мама стала меня ругать за осознанные действия? Откуда было у ребенка взяться осознанности, чтобы обвинять его в ее отсутствии? Мама это понимала, а потому и не винила за такие именно "нарочные", но все-таки не осознанные действия.

Очень поэтично Вы написали, только к реальности никакого отношения не имеет, нмв. Люди верят оттого, что им страшно, плюшевые мишки никого не волнуют так, как ужас собственной конечности, но перекладывать свой ужас на других, которые в состоянии с ним жить-безнравственно, мне тоже страшно, ведь я жива и я умру, и что? Придумывать и рассказывать сказки-отличное занятие, многим приносит утешение и развлечение, но тем, кто предпочитает другую литературу, хотя бы потому, что вырос, им теперь прятаться нужно? я не против этих сказок, но почему я должна должна делать вид, что верю в этот "ближневосточный фольклор"? Я отыграла в деда Мороза со своим ребенком, и придя в дом, где есть дети поддержу сказку о нем, но у меня нет сочувствия к взрослым, которым так страшно, что они придумывают себе богов и пытаются сожрать всех, кто в этих богов нe верит. Реально, они раздражают своей тупостью и нетерпимостью так, что хочется говорить словами Лебедева, потому что достали и потому что угрожают.

Я пытался вас сожрать? Я вам угрожал? Я навязывал вам "ближневосточный фольклор"? Я раздражал Вас своей тупостью и нетерпимостью?

Нет! Что Вы!Мне представляется, что вы очень толерантный человек. Но сочувствия верующие безусловно заслуживали, будучи гонимы-как в Советском Союзе, например, но сейчас сочувствия, мне кажется, заслуживают неверующие, точнее-не декларируемо верующие, невоцерковленные. 

Черт! Впервые за многие годы женщина говорит мне, что я не заслуживаю сочувствия. Старею, вероятно. :)

Кто слабее, кто сильнее

Вы не правы. Среди действительно верующих сейчас очень много людей, которые искренне были убежденными атеистами. То есть были, по вашему определению, взрослыми. (Только не говорите о тех, кто является "подсвечником", у кого вера показушная. Я не о них)

Потом стали верующими. Каждый приходил по своему, по особому, но у большинства начиналось с вопроса: Неужели мир устроен так примитивно, как рассказывают материалисты?

Затем приходил опыт. Часто через обдумывание, пробы молитвы. Некоторые приходят через занятия медитацией. То есть:

1. Переход от атеизма к Вере идет через расширение сознания, развитие духа.

2. Вера основана не на детских представлениях, а на ДУХОВНОМ ОПЫТЕ.

Верующим открыто то, что атеистам просто не дано в ощущениях и сознании.

Поэтому верующие часто сильнее духом по сравнению с атеистами. Хотя, конечно, и атеисты показывают силу духа, например, если преданы Родине, и ради Родины надо пострадать. Мы это видели у наших отцов, которые воевали, будучи атеистами.

Но они не были сильнее духом наших бабушек и дедов, которые не только прошли войны, но и Веру сохранили.

Верующие - это взрослые, которые хотят сохранить восприятия и широту чувств ребенка.

Атеисты - это юноши, почувствовавшие свою силу и гордящиеся своим максмализмом и непримиримостью.

Таких особенно много среди молодежи, которая не занимается серьезно спортом. И очень мало среди серьезных молодых спортсменов, потому что те понимают, что на одну силу всегда может найтись другая, видят рядом с собой взрослых мастеров  и понимают свою ограниченность.   

Среди действительно верующих сейчас очень много людей, которые искренне были убежденными атеистами.

Я бы обратил Ваше внимание на то, что Вы начали свои рассуждения путем выделения "действительно верующих". Это понятно - Вы прекрасно знаете, что большинство людей плохо распознают действительность, а потому способны себя считать верующими в тот момент, когда каждый их поступок или побуждение свидетельствует об обратном и так же могут считать себя искренними атеистами, когда каждое их высказывание или обобщение указывает на глубоко религиозный подход к обретению убеждений.  А тогда зачем все дальнейшие рассуждения об отдельных личностях да еще и в контексте обобщений? Метод ошибочный.

Верующий - явление. У этого явления есть причины возникновения и сущностные признаки его проявления. Рассматривать надо суть явления и причины его возникновения, а не бесконечные примеры, в которых мы усматриваем проявление интересующего нас явления.

очевидно,

что автор пребывает в убеждении: софизмами можно что-то опровергнуть или доказать.

Вольно ж ему.

"Разве объяснишь Лебедеву, что, наткнувшись на его запись в блоге, я чувствую себя так, как если бы какой-то блогер послал на х… моего отца?"

Валерий, я, например, ни секунды не сомневаюсь, что Вы чувствуете себя именно так. Всем людям свойственна глубокая эмоциональная привязанность не только к другим людям, но также к предметам и идеям. И атеисты не исключение.

Тем не менее, знак равенства между живым человеком (в данном случае, Вашим отцом) и некой трансцендентной силой, которая помогает Вам "радоваться повседневному, надеяться на невозможное и чувствовать себя бессмертным", представляется мне неприемлемым - если не сказать абсурдным - с этической точки зрения.

Я понимаю, что Вы говорите исключительно о чувствах и ни в коем случае не утверждаете, что такой знак равенства должен иметь юридическое выражение. Я также готов подписаться под словами: "Дело в том, чтобы и атеистам, и верующим было хорошо."

Но я сомневаюсь, что "хорошо", достигнутое ценой взаимного молчания о важнейших нравственных вопросах, долговечно.

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне, Ирина Громова

Да, вот мы с Вами и разговариваем. Я даже готов поверить, что "На х... бога" -- это приглашение к разговору. Только мудацкое какое-то приглашение, на мой взгляд.

Константин, нравится ваша концовка о нравственных вопросах. Ведь уважение между атеистами и верующими какое-то коцаное. Они всегда избегают разговоров о чем-то главном, потому что знают, какие они разные в некоторых вещах.

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин

Всем людям свойственна глубокая эмоциональная привязанность

Я бы уточнил все-таки... Всем людям свойственна привязанность, но глубина этой привязанности у всех различна, а потому мы и говорим то о маньяокальной привязанности или просто о желании, о страстной любви или о милосердии...

Эту реплику поддерживают: Константин Зарубин

Один из немногих действительно достойных материалов по Pussy. В материале есть чувство и совесть. И нет крайностей, что очень редко.

Эту реплику поддерживают: Лариса Гладкова, Любовь Чечерина

О Вере и Покемоне

Только Бог - не Навальный. А Вера - не покемон.

"Дело в том, чтобы и атеистам, и верующим было хорошо."

Попытки действовать, руководствуясь этим принципом, являются одной из основных причин, по которым общество регулярно испытывает политические и нравственные потрясения. А правильный принцип должен формулироваться так: "Дело в том, что общество должно устранять причины возникновения страданий как атеистов, так и верующих". Это два принципиально различных подхода к вопросу создания общественного блага.

Только "ребенок" может строить программу своих действий на мечте об обретении эмоционального удовлетворения.