Зачем нужны оппозиционные дебаты

В понедельник на телеканале «Дождь» стартовали дебаты между кандидатами на выборах в Координационный совет оппозиции. Социолог «Левада-центра» Денис Волков пытается разобраться, кому все это нужно и зачем

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Денис Волков: С самого начала оппозиционных выступлений лидеры протестного движения находятся в непростой ситуации. Их «никто не выбирал», в оргкомитете и на сцене они оказались благодаря стечению обстоятельств. Вероятно, это вызывает некоторый дискомфорт, устранить который и призваны выборы в Координационный совет (КС), назначенные на 20–21 октября.

Действительно, протесты начались стихийно и для многих неожиданно. Но было бы неверно считать, что в оргкомитет митингов люди попадали случайно. Он формировался на ходу, при подготовке митинга 10 декабря на Болотной площади, и в него попали те, кто своим организационным ресурсом, личной популярностью, способностью выполнять роль переговорщиков между различными группами могли внести ощутимый вклад в подготовку массового мероприятия. Этого ждали от лидеров «рассерженные горожане». И с этой своей функцией организаторы справились.

В результате за несколько месяцев доверие к наиболее активным лидерам у рядовых участников протеста выросло. К началу осени популярность оппозиционных политиков, которые рутинно занимались устроением митингов, сбором средств, согласованием маршрута и т. д., сравнялась с популярностью деятелей культуры, главная первоначальная задача которых заключалась в поддержке движения личным авторитетом. Сейчас их участие по-прежнему важно, но это уже не столько поддержка, сколько «гражданский контроль» за лидерами. Таким образом, сейчас доверие к политику или гражданскому активисту зависит от того, отвечают ли его действия ожиданиям и интересам граждан и насколько эти действия эффективны, а не от того, избран он куда-то или нет. Поэтому выборы в КС, вероятно, могут лишь зафиксировать соотношение сил между главными фигурами (не в этом ли заключается смысл происходящего?), но вряд ли придадут оппозиционерам дополнительный вес в глазах сторонников.

Есть определенный риск, что эти выборы могут повторить судьбу избирательных кампаний в Омске и Красноярске 17 июня 2012 года, жители которых продемонстрировали безразличие к повестке протестного движения, не соответствующей их ожиданиям. Явка на выборах составила 17% и 21% соответственно. Также непонятно, что изменят выборы в КС для рядовых участников протестного движения, выступающих в роли «электората», какие проблемы они решат. Различные тексты и выступления самих кандидатов, разъясняющие значение предстоящего мероприятия, ясности не добавляют. Вполне возможно, принцип «проголосуйте, а там будет видно» может не сработать, и очки, полученные лидерами протеста за последние месяцы, «сгорят».

Добиться отставки правительства, перевыборов, освобождения политзаключенных в ближайшей перспективе КС явно не сможет — и это понимают все. Вероятно, не удастся остановить снижение протестной активности. Но этого и не требуется. Через какое-то время системные противоречия, неэффективность государственных институтов, неизбежные столкновения интересов активизирующихся общественных групп с растущими аппетитами коррумпированных чиновников разного уровня, невозможность справедливого разрешения конфликтов в суде — все это будет снова выталкивать людей на улицу и в политику.

Но есть проблема, к решению которой можно приступать уже сейчас.

Согласно опросам на митинге 15 сентября, главным недостатком протестного движения является отсутствие у него программы действий — так считает 51% опрошенных. Это же мнение доминировало в глубинных интервью с лидерами и участниками движения. Никто из лидеров до сих пор не предложил внятного плана действий, хотя такие попытки предпринимали Алексей Навальный, Илья Яшин и др. И, судя по всему, в этом вопросе понадобится коллективный подход, а значит, снова нужно согласовывать мнения и интересы различных сторон. К тому же рядовые участники не должны ощущать себя исключенными из этого процесса, а примеры проектов «Гражданин Наблюдатель» и «Мастерская протестных действий» показали, что их участие может быть очень плодотворным. То есть нужны широкие публичные дебаты с участием основных заинтересованных сторон. Именно такая возможность открылась в понедельник. Обсуждение «масштабной политической реформы», общей повестки движения до выборов, а не после них может придать избирательной кампании более глубокий смысл.

Результаты интервью с лидерами и активистами дают некоторые подсказки относительно того, что ожидают от программы оппозиции ее сторонники. Она должна содержать не только общие цели, но и конкретные шаги, выполнимые уже сегодня. То есть от программы, как и от лидеров, ждут эффективности. Действующими лицами при этом являются не только лидеры и их организации, но и рядовые участники, готовые тратить свое время, усилия и деньги. Однако взамен они требуют прозрачности и подотчетности, возможности отслеживать выполнение обещаний в ходе работы, а не только по ее завершении. Остается открытым вопрос: демократия, суд, независимые СМИ — это цели движения или же средства, которые призваны обеспечить и гарантировать то, в чем потерпел фиаско путинский режим: защиту от произвола чиновников и силовиков, возможность для самореализации, уверенность в завтрашнем дне, чувство собственного достоинства?

У выборов в КС и предшествующих им дебатов есть шанс превратиться из скучной и малопонятной технической процедуры, которая в силу этого может обернуться провалом, в нечто важное. Они могут запустить механизмы публичной политики, стимулировать формирование позитивной повестки и привлекательного образа будущего.