Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: О вреде хороших чиновников

Лучше Джон Голт, чем Капков

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

«Может быть, я романтик в этом смысле — но на госслужбе ответственность больше». Прочитав эту цитату в интервью «главного по культуре» в собянинской Москве Сергея Капкова, я ненадолго задумался, где недавно видел почти такую же. Ну да, в интервью зампреда украинского Нацбанка Валерия Прохоренко: «Наверное, на госслужбе все-таки труднее. Ответственность больше».

Оба госслужащих так или иначе работали на крупный бизнес. Капков заведовал российскими футбольными проектами Абрамовича и помогал ему выигрывать выборы. Прохоренко до прихода в Нацбанк трудился в банке Олега Бахматюка, единственного бизнесмена в глобальном списке американского Forbes, заработавшего состояние на яйцах. У этих людей было достаточно денег, и действовать они могли с достаточным размахом. Но вот оказались на госслужбе и теперь говорят, что там больше ответственность.

Прохоренко объясняет: «Ты должен понимать, что ты отвечаешь за огромное направление, за те последствия, которые будут в результате твоих действий созданы. А в бизнесе ты отвечаешь локально за тот отрезок, за тот сегмент, в котором ты работаешь». А Капков: «На госслужбе можно добиться быстрого результата, если правильно выстраиваешь модель. Мне это и самому удивительно. Чиновничья машина ведь медленная, тяжелая — но если ты ее правильно на рельсы поставил, то можешь спрогнозировать результат: через полгода будет так».

Надо сказать, что я и от госслужащих рангом пониже слышал эту фразу. На госслужбе завелось много деловитых мальчиков в хороших костюмчиках, которые приходят «делать проекты», «заниматься реальными делами». И ведь вот они, дела-то! В парке Горького сменились декорации, и теперь там больше хипстеров и меньше гопников. В ДК ЗиЛ устроили бассейн для судомоделистов. Украинская гривна стоит, как штык, хотя давно должна была девальвироваться. Чиновничья машина настроена, смазана, выдает результат. Разговоры о коррупции и привилегиях — фи, как это старо и скучно. Хочешь действительно сделать что-то полезное для страны? Иди на госслужбу. Работать на себя, а тем более на чужого дядю в каком-нибудь бизнесе — это мелко. Капков: «Работаешь ты, к примеру, в Coca-Cola офисным менеджером. Ну, выгнали тебя оттуда — пошел Gillette продавать. Выгнали тебя из одной нефтяной компании — в другую устроишься. А с госслужбы тебя выгнали — ты рынку что скажешь? Что ты сделал-то? Да ничего, за это и уволили».

По части развития этой философии Россия, надо сказать, в положении догоняющей. Только 8,6% ее трудоспособного населения — госслужащие и военные. В Норвегии их 29%, во Франции — 22%, даже в свободной стране Америке — 14%. На графике — данные ОЭСР за 2005 год, только российские — от Росстата и новее, за 2009-й. У нас по сравнению со всеми развитыми странами, кроме Швейцарии, Кореи и Японии, явный недобор госслужащих. А денег благодаря дорогой нефти — хоть купайся в них. Отношение госрасходов к ВВП у нас — 34%, лишь немного больше, чем в Канаде или Австралии, чуть меньше, чем в Чехии.

Каждый, кто приходит на более или менее значимую государственную должность, соответственно, получает возможность распоряжаться — прямо или косвенно — более серьезными деньгами, чем чиновники в большинстве развитых стран. И да, добиваться более заметных результатов.

Другое дело, те ли это результаты, которых стоит добиваться. В глобальном финансовом кризисе в 2008 году принято было винить алчных финансистов, но теперь очевидно, что вызвали его чиновники. Это их решения привели к безумному росту государственных долгов в Европе и Штатах. Это их постоянная потребность в деньгах «на добрые дела» привела на грань банкротства целые страны. И сейчас в какой-нибудь Испании или Греции именно госслужащие лучше всего защищены от последствий кризиса: если бизнес вынужден катастрофически ужиматься, выкидывая людей на улицу, государство своих не бросает, и большинство бюрократов остаются на местах, хоть им и подрезают зарплаты.

Дело не в том, что чиновники как класс коррумпированы или заботятся только о себе. Многие из них, как Капков или Прохоренко, не клептоманы и не нуждаются в деньгах: уже заработали. Дело в том, что эти люди сознательно отвергли роль создателей стоимости ради роли ее распределителей. Они искренне считают, что так принесут больше пользы. Деньги им принесет на блюдечке кто-то другой — мы, собственно. Потому что мы от рождения должны этим людям. А уж они, приняв от нас то, что мы им в какой-то неуловимый миг задолжали, решат, что делать дальше. Реконструировать клуб, например, или обустраивать парк, как считают нужным. Или тратить деньги на поддержку курса национальной валюты перед выборами.

В 2008-м все побежали к государству за помощью: деньги были только у него. И в России, и в Америке, и в Европе. Чиновники ощутили свою важность, а те, кто чиновниками на тот момент не был, поняли, куда им стремиться. Господство людей, функция которых — отбирать и распределять отобранное, только укрепилось. Нам говорят: вот чиновник хороший, просвещенный, он молодец. А вот чиновник плохой, он коррупционер, он бесполезен для общества. Мы загоняем себя в умозрительную коробочку, в которой все в конечном счете зависит от личных качеств бюрократа. Который за нас отвечает, в отличие от мелочного частника.

Хотя почему тот же парк Горького не может быть частным, как Диснейленд? И что было бы с прекрасными проектами чиновников, если бы не налоги Coca-Cola и Gillette?

Мир, в котором мы сейчас живем, страны, в которых трудоспособное население на четверть состоит из чиновников, — это мир антиутопии, описанной Айн Рэнд в романе «Атлант расправил плечи». Мир, в котором созданная не чиновниками стоимость растрачена на десятилетия вперед, мир, который разваливается, потому что противоречит законам арифметики. Мир, в котором остро стоит вопрос «Кто такой Джон Голт».

Ответственность, говорите? Она потихоньку наступает. Пока не в России, но чем больше в ней людей с благородной мотивацией, стремящихся изменить мир через госслужбу, тем быстрее наступит и у нас.

Комментировать Всего 12 комментариев

Очень грамотно написано, спасибо, именно так нужно, что бы кто-то услышал. Марксизм далеко не так мертв, как это хочется представить. Далеко ходить не надо, блогах этого сайта, достаточное количество людей, искренне верующих, что есть "умные" методы перераспределения доходов, вместе в "умными" методами держания в узде распоясавшихся капиталистов. Причем, каждый из них считает себя "белой вороной". Стаи таких вот ворон способных произвести затмение солнца в ясный день.

Смысл того, что сейчас происходит в мире, это всемирная социалистическая революция, только без Авроры и красных флагов. Как только количество тех, кто стоит на получательной стороне перераспределиния, превысит количество тех кто "создает прибавочную стоимость", процесс станет необратимым. Вернее обратимость будет, но такими методами, что лучше ее и не видеть. То что происходит в Греции будет смотреться как детский утренник.

Меня всегда интересовала психология либерального мышления. Именно она в 20 веке и привела в самым сильным трагедиям, будть-то сталинизм в России, или нацизм в Германии. Интересны пути, которыми она просачивается в массовое сознание, интересны пути и методы, которыми она захватывает власть. На данный момент ближайшая знаковая победа или проигрыш этого мышления - выборы в ноябре в Штатах.

Эту реплику поддерживают: Николай Тржаскал

Вот она, вся глубина различия взглядов.

А не путаете ли вы либерализм со всеобщим изберательным правом?

Про распоясовшихся капиталистов улыбнуло, не сочтите за оскорбление.

Нет, я не путаю. Обратите внимание, что на западе и в России либерализм играет разную роль. В России он в целом прогрессивен, потому как воюет по сути в феодализмом, иначе сложно классифицировать государственно-монополистический и без оглядки на какие-либо обратные связи с народом режим. Переместивший на Запад либерализм переключается на войну за "справедливое распределение доходов". Никакого отношения к всеобщему избирательному праву это не имеет.

Пример - двух партийная система США. Одна партия - бедных. Другая почти бедных. А должно быть в идеале одна партия бедных, другая богатых. Естественно, каждая партия старается расширить свою избирательную базу. Догадайтесь кого становится больше, когда у власти партия бедных? Сейчас наметилась тенденция все же к возврату двух партийности от теперешней полтора-партийности. Удастся, заничит еще поживем при капитализме. Не удастся, создадим еще одну страну развитого социализма.

"каждая партия старается расширить свою избирательную базу"

И снова я вам говорю - всеобщее избирательное. Бедных всегда больше.

Игорь, я дам Вам один совет. Если хотите высказать мысль, то не жалейте слов (в пределах разумного). Иначе, совершенно непонятно, что Вы хотели сказать.

Рост благосостояния -> ослабление принципов капитализма за счет, извините, зажратости -> рост миграции+люмпенов+чиновников -> увеличение социальных требований и нагрузки -> партия бюрократов у власти при всеобщем избирательном праве

Отвечать развернуто просто нет времени. Помимо работы еще и пожить хочется. Простите.

заработать всегда тяжелее, чем распределить

АКСИОМА

Леонид, я посмотрел, в Норвегии ВВП на душу населения за 2011 $61,882 (данные World Bank) и по этому показателю она занимает 4-е место в мире (после Люксембурга, Катара и Макау), но если эти необычные страны не считать, то 1-е место в мире намного опережая все страны в Вашей табличке где процент чиновников значительно меньше. Если у них 30% населeния чиновники, которые как Вы считаете только распределяют, и есть еще старики и дети, то откуда берется такой ВВП на человека? У Вас есть объяснение? 

Эту реплику поддерживают: Петр Портер

Я понимаю что высокий ВВП на человека означает высокую производительность, в случае Норвегии исключительно высокую. Тезис автора в том что высокий процент чиновников на душу населения не совместим с высокой производительностью потому что чиновники ничего не производят а их деятельность по распределению ухудшает производительность остальных. Вот я и ищу объяснения как данный тезис работает в Норвегии.

Любопытство вполне может удовлевтворить хотя бы статья в Википедии.

Одно из слагаемых успеха норвежского социализма - доходы от нефти. Что-то наверное можно еще отнести на дисциплинированность населения. Я пытался найти что то о военных расходах этой страны. Похоже, что эта часть бюджета плохо различима невооруженным глазом.

эти люди сознательно отвергли роль создателей стоимости ради роли ее распределителей

Плод воспалённого воображения экономически безграмотного журналиста. В худшем значении последнего слова.