Оппозиция готовится к прыжку

В ближайшие выходные пройдут выборы в Координационный совет оппозиции. Тихон Дзядко уверен, что впервые за почти двадцать лет у России появился шанс на свободные и честные выборы, а власть своей реакцией только подтверждает их значимость

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

У любой затеи есть важный первоначальный критерий успеха. Это интерес. Если какая-то задумка сама по себе интересна, то ее реализация заведомо имеет большие шансы оказаться удачной. В этом смысле прошедшие в воскресенье выборы в российских регионах были обречены на провал: особого интереса к ним не проявил никто из участников. Явка избирателей была низкой. Властям это было только на руку: в этом случае основную роль во время голосования играют те группы населения, которые испытывают наибольшее административное давление. Они-то и формируют нужный результат. Что же касается оппозиции, системной и несистемной, то и она особого интереса к выборам не проявила. То есть, естественно, в голосовании она принимала участие, но участие это — Химок, Брянской области и Барнаула — вряд ли можно назвать запоминающимся.

Накануне единого дня голосования 14 октября была иллюзия, что он станет особенным, потому что проводится после нововведений начала этого года: вернулись губернаторские выборы, зарегистрированных партий стало больше. Эти надежды не оправдались, и проблема не только и не столько в том, что оппозиция за летние месяцы должным образом не мобилизовалась, хотя и с этим сложно не согласиться. Дело в том, что выборы в понимании власти по-прежнему остаются ненужной обременительной процедурой, а не естественным процессом в жизни государства. Голосование сопровождается многочисленными нарушениями, но и они уже не вызывают той реакции, что раньше: то есть все понимают, что это на самом деле не выборы, а боевые действия, и многие идут наблюдателями, но точно так же понимают, что на общую картину никак повлиять не могут.

В итоге к выборам пропадает интерес, они воспринимаются как нечто необязательное, а в день голосования не становятся новостью номер один. Так, в воскресенье вечером, когда, по логике вещей, всем следовало бы с напряжением ждать первых результатов с избирательных участков, куда занятнее было наблюдать за тем, разобьется ли австрийский парашютист Феликс Баумгартнер, прыгнувший из стратосферы с высоты 39 километров. Раскроется у него парашют или нет — этот вопрос гораздо занимательнее того, одержит ли очередной самовыдвиженец победу над кандидатом от «Единой России» на выборах мэра города, например, Пушкино, потому что всем очевидно, что самовыдвиженец этот после своей победы объявит о вступлении в партию власти — и все вернется на круги своя.

В этой связи гораздо интереснее единого дня голосования кажутся предстоящие выборы в Координационный совет оппозиции, которые пройдут в ближайшие выходные. Главное даже не в том, кто в эту структуру по итогам голосования войдет, а в том, как это будет сделано.

Претензий к Координационному совету множество, и каждая из них оправдана и имеет право на существование, начиная от предсказуемого в известной степени результата голосования и заканчивая числом избирателей, которое вряд ли сильно превысит цифру сто тысяч. Критике подвергли и создание в КС «курий», по сути гарантированных квот для идеологически окрашенных кандидатов. Да и вообще, каждый из кандидатов, похоже, по-своему видит цели и задачи этого органа оппозиции, не до конца понимая, чем в итоге он будет заниматься. Однако, кажется, все это не так важно, ведь самое принципиальное в этой истории — процедура.

Выборы в КС пока не состоялись, и сложно говорить о том, насколько они будут честными и будут ли честными в принципе. Однако пока причин усомниться в этом не было. Процедура идентификации избирателей такова, что ставшие столь привычными для человека хоть сколько-нибудь следящего за российской политикой феномены вроде «карусели» и «мертвых душ» здесь невозможны. Один человек — один голос. Голосование тайное. Накрутки исключены. Все как полагается. Для страны, где выборы давно стали соревнованием фальсификаторов в изобретательности, это несомненное достижение.

Неслучайно и то, что дебаты кандидатов в члены Координационного совета на телеканале «Дождь» стали одним из главных телесобытий последнего времени. Можно сколько угодно сетовать на уровень дискуссии и неспособность некоторых кандидатов внятно обозначить свою политическую программу, однако интерес к происходящему очевиден. В стране, где официальные предвыборные дебаты идут в то же время, что и медицинские шоу, а кандидат от правящей партии и вовсе считает ниже своего достоинства принимать в них участие, это неизбежно привлечет огромное внимание.

Наконец, цифра в сто тысяч человек может показаться ничтожной в масштабах страны или даже Москвы, но на самом деле таковой не является. Вот два ориентира навскидку. Если не связанной с государственной политикой теме уделяется значительное время в прайм-тайм канала «Россия-1», а ведущий Дмитрий Киселев выступает с пятиминутным монологом, значит идея стоящая. Второе: именно рубеж в 100 тысяч подписей президент Владимир Путин называл в качестве необходимого для того, чтобы Государственная дума заинтересовалась тем или иным законопроектом. Это своеобразная перекличка: 100 тысяч человек, которые публично заявляют о том, что выборы, проводимые Центральной избирательной комиссией, уже давно выборами быть перестали. В конце концов, это вдвое больше числа избирателей, пришедших на избирательные участки в подмосковных Химках, голосование в которых было одной из главных федеральных новостей.

Ну и новости сегодняшнего дня: кандидатов в КС Удальцова, Развозжаева и Лебедева на основании фильма «Анатомия протеста-2» на НТВ подозревают в попытке организовать массовые беспорядки с помощью грузинского политика Гиви Таргамадзе, а Генеральная прокуратура возбуждает дело по факту хищения средств граждан, уплативших взнос для участия в КС. Граждане эти — адепты Сергея Мавроди из МММ, которым отказали в регистрации кандидатами, а деньги до них пока не дошли, потому что они все никак не могут предоставить реквизиты счета для возвращения средств. Все это лишь доказывает, что к предстоящему голосованию власти относятся более чем серьезно.

100 тысяч человек — меньше процента в масштабах страны. Однако эти выборы — первая в стране с 1995 года попытка провести честное голосование. Да и Феликс Баумгартнер готовился к своему прыжку не один год.

Автор — журналист радиостанции «Эхо Москвы»

 

Читайте по теме:

Сторонники Мавроди стали избирателями КС оппозиции

Евгений Бабушкин: 20 процентов Чириковой

Екатерина Затуливетер: Нарушения на выборах в единый день голосования. Репортаж из колл-центра

Елена Савина: «Анатомия протеста — 2». Вскрытие