Евгений Бабушкин /

Больше арестов!

Хит сезона — аресты. Похоже, нас ждет еще один пышный политический процесс: активистов «Левого фронта» во главе с Сергеем Удальцовым будут судить за организацию массовых беспорядков. Сам Удальцов под подпиской о невыезде, а его помощника Константина Лебедева уже арестовали на два месяца. Поводом стал фильм «Анатомия протеста — 2», выпущенный НТВ. Незабываемые кадры «без признаков монтажа»: Удальцов обсуждает с грузинами, как им вместе Россию уничтожить

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

Дело плохо: при обыске у Лебедева нашли патроны. Правда, у него есть разрешение на охотничье ружье, но кого это волнует. Все ж ясно: Удальцов планировал стрелять по Кремлю, а Лебедев должен был патроны подносить. «Злоумышленники четко распределили обязанности», как пишут в протоколах.

Организация массовых беспорядков — последний писк моды. Раньше оппозиционеров просто сажали за наркоту. Но — в провинции. И по возможности тихо. Что общего у Валентина Урусова, который бунтовал рабочих в якутском городке Удачный, и Таисии Осиповой, избившей губернатора Смоленщины букетом гвоздик? Оба они внезапно были объявлены наркодилерами. И таких случаев десятки. К чему это уже привело? К тому, что и в Удачном, и в Смоленске, и далее везде — жить стало еще невыносимей. Немногочисленную региональную оппозицию повывели, а вместе с ней и последние ростки здравой мысли. В самом деле, кто рискнет пойти против какой-нибудь местной шишки, если у полиции всегда наготове два пакетика травы?

Но Москва и Удальцов — другое дело. Тут все на виду. На защиту фигурантов уголовного дела неожиданно встал даже телеканал РБК, подготовив фильм «Анатомия протеста. Рентген». В нем продукция НТВ объявлена неуклюжей поделкой… И с этим сложно спорить.

Пока телеканалы переругивались, в игру вступили политики, и первым — Жириновский, в излюбленном своем жанре. Сажать всегда, сажать везде, больше арестов, больше крови, всех на каторгу! Даже помолодел от кровожадности, любо поглядеть.

И он прав, конечно. Но в совершенно неожиданном смысле он прав. Множественные аресты, суды и посадки всегда шли на пользу демократии, а не на пользу Жириновскому. И новейшая история это подтверждает.

Самый звонкий пример: посмотрите, как благодаря делу Pussy Riot воспряла общественность. Появились новые темы для кухонных разговоров, новые лозунги на плакатах, антиклерикальные митинги прошли даже в глухой провинции. Миллионы людей узнали о современном искусстве, что всегда приятно. В общем, Pussy Riot посадили не зря.

Видных оппозиционеров у нас пока не сажали, но задерживали многократно, и согласитесь: легкая тюремная небритость украшает мужчину, она к лицу и Навальному, и Немцову, и Митрохину. Можно потом сказать с умеренной, но тихой гордостью: да, сидел-с.

Аресты приносят очевидную пользу. В умеренных дозах — укрепляют дух арестованных. В лошадиных — злят людей.

Главная проблема российской оппозиции в глазах молчаливого большинства — ее несерьезность. Где-то там выступили, кого-то там выбрали, потусили с айпадами на Садовом кольце, и что с того? Дело надо делать!

А вот арест — это серьезно. Если в СИЗО, значит не балабол. Статусный политик может выловить амфору или рапортовать о надоях. У оппозиционера единственный шанс отличиться — попасть в каталажку.

Звучит цинично? Вовсе нет. Я понимаю, что арест — это очень неприятно. На личном опыте. Мы с Удальцовым вместе сидели в КПЗ, только он вряд ли помнит. На первом питерском Марше несогласных милиция очень испугалась и задержала тысячу человек. Нас в десятиместной камере было 38. Сергей Гуляев с расцарапанной щекой (тащили по асфальту), я в порванном пальто (та же фигня), несколько потрепанных профессоров перестроечного вида и веселый, бодрый Удальцов в кожанке. Адвокаты забрали его часа через два, а мы сидели до утра. Но я не в обиде. Сутки в камере помогли понять, кто есть ху, я бросил аспирантуру и взялся за «Краткий учебник городской герильи» Жуана Карлуса Маригеллы.

Там, в Петербурге, меряя шагами обезьянник и слушая, как в соседней камере бьют нацболов, я разобрался в себе.

Явно разобрался в себе и Удальцов: после Марша несогласных его политическая карьера пошла на взлет, а мелкие задержания и краткосрочные аресты стали множиться.

Наверно, на это подсаживаешься. Ведь даже если ты занимаешься серьезным делом, свергаешь режим и планируешь лучшее устройство общества, иногда возникает сомнение. Особенно при виде неподвижной фаланги ОМОНа или непроницаемых министерских лиц. И тогда нужно объективное подтверждение, что все не понарошку. Нужен арест.

Он нужен всем. Вот где достигнуто общественное согласие. Удивительным образом арест превращает всех в крутых парней. И тех, кто надевает наручники, и тех, на кого надевают.

Я искренне желаю Сергею Удальцову никогда не садиться, а Константину Лебедеву — побыстрей выйти. По-человечески я ему сочувствую. Но вслед за Жириновским готов воскликнуть: больше арестов! Больше политзаключенных. Каторгу, пожалуйста. Где кандалы? А подать сюда публичную порку и побивание камнями. Разозлите нас, наконец.

Комментировать Всего 8 комментариев

Жванецкий вообще умница. Камертон. А если грубее, на манер 19 века, так всё просто: чем хуже, тем лучше.

"Чем хуже, тем лучше" было излюбленной формулой большевиков, а точнее - В. И. Ленина.

Об этом сейчас неприлично говорить вслух... но мне нравится Ленин. Не так, конечно, нравится, как гигантские оливки с косточкой. И не так, как Жванецкий. Но - есть в нём драйв.

Ну, драйв был и у Гитлера ... и у Сталина ...

Самолюбоваться - это правильно. Потому что уж точно куда-нибудь да приведёт. Куда - не скажу :)

Еще одного оппозиционера разыскивает Следственный комитет по делу о массовых беспорядках. О розыске одного из лидеров «Левого фронта», Константина Косякина, сообщил «Коммерсантъ» со ссылкой источники в оппозиционных кругах. По данным издания, Косякин собирался уехать из страны. Однако сам активист заявил, что находится в больнице в Москве.