Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Как не оказаться на месте Развозжаева

Советы бывалого беглеца от российских спецслужб

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

Оппозиционную общественность потрясла история с похищением русского левака Леонида Развозжаева практически с порога киевского представительства Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR), куда он обратился с просьбой о политическом убежище.

История эта затрагивает меня практически лично. Я живу в Киеве. Но вполне могу неосторожным действием или текстом оскорбить чувства какого-нибудь важного верующего на моей родине, в России. И оказаться в той же ситуации. То есть в наручниках, с надвинутой на лицо шапкой, в машине, быстро преодолевающей расстояние до российской границы. Я бы сказал, что такое возможно чисто теоретически, но такого рода теории в нынешней России быстро переходят в практическую плоскость.

Это не значит, однако, что я готов ныть — или бить в набат, что кому ближе, — или даже слушать, как это делают другие, в связи с наступлением «нового 37-го года». Не готов, потому что мне памятна очень похожая, и тоже киевская, история активиста антифа Дениса Солопова, 1987 года рождения, ныне проживающего в городе Маастрихте, что на Нидерландщине.

Солопов в июле 2010 года принял участие в нападении антифа на химкинскую горадминистрацию. Это они так защищали лес. Участниками акции плотно занялся печально известный Центр «Э», то есть борцы с экстремизмом. Брата Дениса, Максима, быстро задержали, а сам Денис ударился в бега.

«Шили» ему не только хулиганство в составе организованной группы, но и — организацию вывоза русских экстремистов в Швецию в какие-то лагеря, где якобы обучают, как устраивать беспорядки. В деле Развозжаева та же схема: вот сами беспорядки 6 мая, хулиганство; а вот — заговор с целью организации на грузинские деньги. Если вы верите в злокозненных шведов и грузин, которым зачем-то нужны драки между активистами и полицией на улицах Москвы и ближнего Подмосковья, просто не читайте дальше. Потому что вы бы и в 37-м поверили, что ваш сосед — латинский шпион.

Вот здесь Солопов подробно изложил историю своего бегства в Украину через Белоруссию, своего прошения об убежище (поданного через то же киевское представительство UNHCR), задержания на выходе из отделения украинской миграционной службы. Солопов считает, что брали его совместно украинские и русские силовики. Потом, правда, отвезли его не через границу в какой-то подвал, как рассказывает о себе Развозжаев, а в Лукьяновское СИЗО в Киеве, где просидел он четыре месяца, пока не получил-таки убежище в Нидерландах. Тогда Солопова выпустили, и он уехал.

В бега он пустился, еще раз, в 2010 году. Может быть, 37-й начался тогда? Нет. Солопов, с которым я связался для этой колонки, готовился к бегству в Украину, изучая опыт предшественников. Их, говорит он, было два потока: нацболы и чеченцы. Вторых точно так же, как Развозжаева, похищали из Киева — брали либо на пороге миграционной службы, либо по адресу, в этой службе оставленному, и везли прямиком в Россию без всякой там экстрадиции.

Дело Развозжаева — только один из эпизодов в истории «борьбы с экстремизмом» по-путински. Просто раньше либеральная общественность не хотела особенно заступаться за нацболов (национал-большевики, фу!) и тем более за чеченских полевых командиров, да и антифа в масках, закидывавшие бутылками горадминистрацию, были как-то не того... Недостаточно чистенькими, чтоб их защищать, что ли. А Развозжаев — соратник Сергея Удальцова, почти уже «своего», стоявшего рядом на митингах. Знакомого, принятого тусовкой несмотря на радикальные левые взгляды.

Сейчас трудно не вспоминать пастора Мартина Нимеллера с его знаменитым стихотворением, которое заканчивается словами: Als sie mich holten, gab es keinen mehr, der protestieren konnte. Ну вот, мейнстримные оппозиционеры почувствовали, что к ним уже совсем близко подобрались и протестовать пора, а то никого не останется. На самом деле Развозжаев ближе к Солопову и нацболам, чем к ним, — его гораздо проще записать в экстремисты, чем какого-нибудь Гельфанда или Быкова. Но хорошо, что спохватились хотя бы сейчас, даже если не понимают, что никакой это не 37-й, а путинские 2000-е во всей своей самобытной красе.

Важно, впрочем, не то, какой сейчас год на дворе, а как жить дальше в этом самом году. Если вдруг оказался латинским шпионом, если обвиняют в организации покушения на патриарха, финансируемого из Албании или Гондураса, куда бежать, чтобы не вышло как с Развозжаевым?

На первый взгляд кажется: ни в коем случае не в Украину. Реакция на похищение русского борца с режимом была здесь на удивление вялой. Ну, возмутились несколько колумнистов дежурно: а как же суверенитет? Но ни один местный журналист даже деталей интересных не нарыл, не выяснил, что за машина приезжала за московским леваком, участвовали ли местные спецслужбы в операции, — словом, никто не выяснил ничего. Выслушали официальные отговорки Службы безопасности Украины и милиции: мол, мы ни при чем, ничего не знаем. И махнули рукой. Все равно здесь проходной двор: например, Моссад в прошлом году снял с поезда Киев — Харьков палестинца Дирара Мусу Абу-Сиси и вывез в Тель-Авив в гробу. Живого. Что уж тут говорить про русские спецслужбы. Глава СБУ Игорь Калинин родился недалеко от Мытищ и в Москве учился. Понятно, что у него там полно друзей и знакомых.

Но послушайте Дениса Солопова. Я спросил его, что он посоветует оказавшимся в ситуации Развозжаева: обвиняют черт знает в чем, вот-вот возьмут. Скорее оказаться в Украине, отвечал Солопов. Через Белоруссию. Не пользуясь поездами. «Несмотря на то что я был арестован в Украине, путь правильный, и моя свобода — тому подтверждение», — сказал политэмигрант.

А дальше что? Солопов считает, что Развозжаев запаниковал и наделал ошибок. «Он очень поверхностно знал, что делать, — говорит опытный беглец. — Загуглил в тот же день, условно говоря».

У Солопова есть пять правил поведения, которые он опубликовал в своем фейсбуке:

«1) Никогда не пользуйтесь телефоном и своим интернетом.

2) Не связывайтесь с родными и друзьями как минимум первый месяц.

3) И если вы в Украине, то не бегите сразу в [UNHCR] и дочерние организации. Отдохните месяцок в Евпатории и соблюдайте при этом первые два пункта.

4) После "карантина" связывайтесь с правозащитниками, но соблюдайте пункт 1, по возможности — и 2.

5) Правозащитники, юристы и т. д. — вы получаете от них информацию, а не руководство к действию. Думайте своей головой. Юристы дают советы по "закону" — вы действуете по "закону" — полиция арестовывает вас по "закону". Действуйте по здравому смыслу, исходя (важно!) из опыта предшественников».

Развозжаев, по мнению Солопова, нарушил два пункта из этого свода правил: второй и третий. Именно поэтому так с ним и вышло. Если бы он вел себя осторожнее: сперва дал следу остыть, потом потихоньку запустил процесс получения убежища, — его было бы уже поздно вывозить в Россию «с налета». Пришлось бы все-таки соблюдать какие-то официальные приличия, как в случае с самим Солоповым. А так спецслужбы успели все провернуть еще до того, как Развозжаев сделал первый шаг на этом длинном пути.

С Солоповым, наверное, можно спорить и указывать на недостатки его собственной схемы действий. Но трудно спорить с результатом. Солопов в Маастрихте, а Развозжаев в Лефортове.

Урок, который я из обеих историй выношу для себя: главное — не паниковать и не думать, что с тобой происходит что-то новое. Все уже было, и все еще будет. К сожалению.

Комментировать Всего 2 комментария

Хорошо бы найти какого-нибудь перебежчика из спецслужб, чтобы провести семинар по конспирации.

Яков, при малой активности оппозиции спецслужбы все равно не переиграть. А при большой - никаких семинаров не нужно будет. Нынешние "государевы люди" не способны на техничную работу в больших масштабах. Им же еще надо себе денежку зарабатывать..... :)