Марк Фейгин: Как только бренд Pussy Riot стал коммерчески интересным, появились претензии

Участница группы Екатерина Самуцевич обратилась к адвокату Толоконниковой и Алехиной Марку Фейгину с просьбой отказаться от заявки на регистрацию товарного знака

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Екатерина Самуцевич, получившая условное наказание за исполнение «панк-молебна» в храме Христа Спасителя, считает, что коммерческое использование названия Pussy Riot расходится с идеологией группы. Именно поэтому участница коллектива попросила адвоката Марка Фейгина, ранее защищавшего и ее интересы в суде, отказаться от прав на товарный знак Pussy Riot.

Заявку о регистрации знака в апреле 2012 года подала кинокомпания «Веб-био», принадлежащая жене Фейгина Наталье Харитоновой. Роспатент решение по заявке еще не принял. Если оно будет положительным, то правообладатели смогут выпускать ручки, одежду, игрушки, значки, печатную и видеопродукцию, а также устраивать концерты под маркой Pussy Riot. При этом адвокат заявил, что никакого отношения к бренду Pussy Riot не имеет: «Коммерциализацию бренда панк-группы невозможно остановить, потому что мы не знаем, кто еще подавал заявку в Роспатент и на какие виды услуг. Пусть Катя Самуцевич тоже подаст свою заявку, если на то пошло».

Тем не менее коммерческое использование еще не зарегистрированного знака уже началось. «Веб-био» подписала договор с европейской компанией Roast Beef Productions Limited о съемках фильма под рабочим названием «Показательный суд. История Pussy Riot». В договоре, по которому Харитонова представляет интересы Pussy Riot и их представителей, говорится, что адвокаты со дня оглашения приговора 17 августа до 31 декабря 2012 года должны снимать девушек, в том числе в СИЗО и колонии, и передавать материалы продюсерам.

«Веб-био» уже должна была получить по условиям договора 30 тысяч фунтов стерлингов. Затем компании будут выплачены еще 170 тысяч фунтов стерлингов и 40 процентов чистого дохода.

О ситуации вокруг заявки на регистрацию знака «Pussy Riot» мы поговорили с адвокатом Марком Фейгиным.

 

СИ в последнем деле с товарным знаком Pussy Riot, и в деле с Развозжаевым вы довольно яркая фигура. Почему вы постоянно оказываетесь в центре скандалов и интриг?

Марк Фейгин: Я к этому никогда не стремился и избегаю подобного рода вещей. Я думаю, что все это — некая кампания, которая идет не только в отношении меня, но и в отношении всех адвокатов, участвующих в делах Развозжаева и Pussy Riot. Если бы я не участвовал в этом деле, ничего бы не было. И вообще, впервые мне предъявляют личные и даже коммерческие претензии. Я не помню, чтобы меня обвиняли в чем-то подобном ранее.


СКакие цели вы преследуете во всей этой истории с патентом?

Я никаких целей не преследую. Если вы помните, до 1 октября вообще никаких проблем не возникало. Пока вдруг Екатерина Станиславовна, не вступив в соглашение со следствием, не изменила линию защиты и адвокатов. До этого мы просто занимались своей работой. Причем по поручениям, которые давали нам наши доверители. Патенты были поданы еще в апреле и будут рассмотрены только через год. И я все время говорил, когда мне задавали вопрос, что это открытая информация и никакой тайны в ней нет. Это делал не я — по поручению девушек работали все три адвоката. А сейчас я это связываю с интересами тех недоброжелателей, которые пытаются нас дискредитировать. Разве не возникают такого рода претензии по отношению к другим людям, которые, мягко говоря, с властью не дружат? По-моему, в моем случае все очень логично.

Никакой заинтересованности с моей стороны в этом деле нет. Я не являюсь конечным бенефициаром и выгодоприобретателем, равно как и моя жена. Более того, с октября мы были заняты тем, как это от себя оттолкнуть. Да там и отталкивать нечего. Есть просто заявка на этот бренд, написанная по просьбе девушек, когда он ничего не стоил и никому не был нужен. Теперь же, когда бренд вызывает, как я понимаю, коммерческий интерес со стороны Верзилова и ряда других лиц (возможно, и самой Самуцевич), вдруг началось публичное выплескивание. Что мешало Кате встретиться со мной сразу после того, как ее выпустили? Она не захотела ничего обсуждать, а вынесла все это в прессу. Причем не сказала ничего, что было бы тайным.

СКакие ответные шаги вы собираетесь сделать?

Я думаю, из этого конфликта никак не следует, что мне нужно изменить мои принципы. В том, что произошло сегодня, я вижу определенную последовательность и заказ со стороны власти. Почему-то именно этому делу придается гипертрофированное значение, хотя вокруг конфликтности ничуть не меньше. Вот, например, «Оборонсервис» — сейчас речь идет о многомиллиардных хищениях, но это обсуждается мало.

Комментировать Всего 2 комментария

Роспатент отказал компании «Веб-Био» в регистрации товарного знака Pussy Riot. Причина отказа не уточняется. ООО «Кинокомпания "Веб-Био"», принадлежащая жене адвоката Марка Фейгина, просила признать за ней право на использование бренда в 6 классах Международной классификации товаров и услуг. В случае удовлетворения заявления фирма, в частности, получила бы права на производство компакт-дисков, а также одежды с символикой группы. Также компания  «Веб-Био» получила бы право на использование бренда в кинофильмах.

Зарегистрировали - и правильно сделали.

В свое время мы не стали объявлять права на известную фотографию Александра Литвиненко в больнице, а отдали ее в прессу просто так. По самым скромным подсчетам, агентства, которые моментально объявили на нее права, заработали на этом около 2 миллионов долларов. Марина Литвиненко не получила ни цента. Более того нам самим пришлось заплатить $700 за использование этой фотографии на обложке нашей книги