Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Ксения Собчак

Ксения Собчак /

Продажная редакторская политика

+T -
Поделиться:

 

Власть всегда действует по принципу «не пойман — не вор». И на все официальные претензии о цензурировании СМИ мы слышим одинаковый ответ: это редакционная политика канала/издания, они имеют право делать все, что считают нужным. В результате мы свидетельствуем дикое иезуитство — только так можно назвать то, что сегодня происходит в медиа.

Сегодня крупнейшие, в том числе некогда независимые СМИ скупаются людьми, которые напрямую зависят от существующего режима: большие деньги побеждают любовь к свободе слова. Таким образом, крупнейшие СМИ оказываются связанными с бизнес-элитой, которая, в свою очередь, крепко связана с властными структурами. Последний кричащий пример — то, что произошло с Виктором Григорьевичем Лошаком и журналом «Огонек»: Лошака «ушли» с поста главного редактора журнала и назначили стратегическим директором издательского дома «Коммерсант». Это удар под дых. Лошака совершенно невозможно было представить «звеном гребаной цепи», которым, на самом деле, он в итоге оказался. Он всегда четко чувствовал границы дозволенного, работал по правилам, никогда не был жестко реакционным журналистом, а «Огонек» был не остролиберальным изданием, но образцом очень взвешенной редакторской политики.

И вот какая причудливая информация попала ко мне от одного проверенного источника: оказывается, увидев меня на обложке «Огонька», заместитель руководителя администрации президента России Алексей Громов устроил дикий «разбор полетов» миллиардеру и владельцу издательского дома «Коммерсант» Алишеру Усманову, потому что не имеет право Ксения Собчак оказаться на обложке недорогого издания. Логика такая: если Собчак, предположим, окажется на обложке Rolling Stone — это нормально, не предосудительно, беспокоиться не о чем. А вот на обложке «Огонька» — страшный ужас. Потому что ценовая категория журнала ниже, и его могут позволить себе не очень обеспеченные люди — так называемый ядерный электорат Путина, который ни в коем случае не должен видеть, что «бешеные крикуны, разваливающие Россию на деньги Госдепа», дают вменяемые здравомыслящие интервью. Это же подрыв изнутри ядерного электората, что страшно опасно! Но во всей этой истории есть еще более крутой кафкианский поворот — дата выхода журнала: понедельник, следующий день после дня рождения Путина.

И этот сюжет ясно показывает, до какого маразма все докатилось.

Я оцениваю свою личность адекватно и понимаю, что, конечно, эта пищевая цепь от Громова к Алишеру Усманову, от Алишера Усманова к Лошаку и далее — просто предлог затеять очередную бучу. И на самом деле никакой Владимир Владимирович ни сном ни духом не знает про этот номер журнала, и даже если бы он его увидел, никакой на то реакции не последовало бы. Зато цепочка хуйни, как я ее называю, работает сама по себе: Громов со своими личными мотивами, Алишер Усманов со своими. А Лошак сейчас переведен на почетную пенсию в издательском доме «Коммерсант», и мое предсказание — через полгода его вообще тихо и нежно сольют.

Все это очень тревожные симптомы. Симптомы абсолютной нескоординированности и нездоровья в системе. Если уж такого вполне системного человека, как Лошак, начинают прижимать и репрессировать, то страшно подумать, что будет дальше. На таких людей, как Виктор Григорьевич или Алексей Венедиктов, система не то чтобы опиралась, но всегда принимала и уважала их, как соблюдающих определенные и понятные правила игры. А теперь мы стоим перед ситуацией, когда никто не застрахован, даже люди, играющие по правилам. И то, что произошло с журналом «Огонек», — лишнее тому подтверждение.

И пока мы не будем говорить о каждом случае цензуры, пока мы не будем фиксировать это, собирать показания, нам будут преподносить каждый такой случай как чью-то «редакторскую политику». В этом смысле я очень уважаю телеканал «Дождь» и Наталью Синдееву, которой, по слухам, предлагали огромные деньги за телеканал, но она отказалась из идеологических соображений. К сожалению, соблазн больших денег мало кто выдерживает. А наше государство давно уже никого не третирует и не отправляет в лагеря, оно просто скупает всю прессу, как только она становится более-менее значимой: к вам внезапно приходит предложение, от которого из экономических соображений очень тяжело отказаться.

Настало время понять, что за свободу, в частности свободу слова, придется платить. И каждый независимый ресурс, которым некогда был и издательский дом «Коммерсант», в конце концов должен будет сражаться с соблазном больших денег образного Алишера Усманова. Перед нами встает важный открытый вопрос: готовы ли мы признать, что свобода слова существует без миллионных гонораров и без владельца, который «отвечает за редакционную политику»? Готовы ли мы к тому, что независимые ресурсы, если хотят такими оставаться, будут жить гораздо скромнее? И готовы ли мы платить за свободу слова из собственных кошельков?

Комментировать Всего 25 комментариев

Мы то готовы, но готовы ли ресурсы!? Например, за Сноб же платим довольно приличные деньги и ничего.

Валерий Зеленский Комментарий удален автором

Я оцениваю свою личность адекватно

"Высокие отношения!" (С)

Да, свобода слова обходится дороже всяких "Правд", "Комсомолок", "Независимок". ...И правильно, по-моему.

Эту реплику поддерживают: Игорь Вечеребин

Согласен, но,думаю, не у всех есть возможность заплатить такие,вообщем то приличные деньги. Хотя аудитория ресурса, в основном, люди не бедные.

крупнейшие СМИ оказываются связанными с бизнес-элитой, которая, в свою очередь, крепко связана с властными структурами

Надо ли предположить, не связанные с властью олигархи - не проблема для свободы слова?

Или всё же все они - и те, кто за начальство, и те, кто против - на самом деле стоят за свои кошельки и карманы, и до нас им вообще дела нет?

Так что пресловутая "свобода слова" (ха-ха) - всего лишь благовидное прикрытие отвратительных олиагрхических интересов? Никак не более?

Даже "оценивая адекватно" "свою личность", не стоит недооценивать сообразительность сограждан.

Эту реплику поддерживают: Петр Портер

На филологическом факультете диссертации защищают по обсценной лексике, места приличнее я не знаю

Эту реплику поддерживают: Юрий Брисов

Григорий, ругаться матом - плохо. Употребить к месту табуированное слово, если ему нет лучшей (нетабуированной) замены - допустимо. IMHO

ругаться матом - плохо

ещё хуже - не уметь найти нетабуированной замены.

Почему хуже?

Первое - вопрос вкуса. Неисправимо, так как идёт из детства, из семьи.

Второе - вопрос образования. Борьбы воли и лени.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Тимур Седов

Можно легко привести много примеров, когда адекватную замену найти невозможно, но я не буду этого делать :)

Слово "никогда" на является адекватной заменой слову "невозможно" :)

Эту реплику поддерживают: Михаил Березович

Владимир, Вы считаете, что, например, у Пушкина, Маяковского и Бродского был недостаток вкуса и образования? Все вышеперечисленные не очень скромничали на тему употребления мата в своих произведениях

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Юрий Брисов

Число твоих любовников, Мари,

превысило собою цифру три,

четыре, десять, двадцать, двадцать пять.

Нет для короны большего урона,

чем с кем-нибудь случайно переспать.

(Вот почему обречена корона;

республика же может устоять,

как некая античная колонна).

И с этой точки зренья ни на пядь

не сдвинете шотландского барона.

Твоим шотландцам было не понять,

чем койка отличается от трона.

В своем столетьи белая ворона,

для современников была ты блядь.

недостаток вкуса и образования?

Точно знаю, что у Вас имеется недостаток воспитания.

(На всякий случай - моё отчество - Владимирович).

Соответственно, и судьёй Вам  рано пока. 

Тем более - Пушкина.

Я обратился к Вам на Вы, этого достаточно.А Пушкина я и не собирался судить, не передергивайте.

Вообще, известный прием: если нет аргументов, то срочно надо напомнить о возрасте собственных костей (как будто от этого смысла прибавится) и покричать о младости оппонента.

Эту реплику поддерживают: Юрий Брисов, Ираклий Бузиашвили

Я не знаю, кто такой Громов, но мне трудно представить, что он может учинить "дикий разбор полетов" Усманову.

А в остальном согласен. Хорошо здесь лишь то, что сноб со своей премиальной ценой пока никому не нужен, так как до "ядерного электората" не доходит..

Соответственно, ждем Вас, Ксения, на обложках этого журнала))

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Игорь Вечеребин

Я не знаю, кто такой Громов

"Туда, что ли, уехать?" (С)

Я тоже не знаю, кто такой Громов. Был генерал с такой фамилией. Но он умер не так давно.

Я тоже не знаю, кто такой Громов

"заместитель руководителя администрации президента России Алексей Громов" (цитирую текст записи г-жи Собчак).

Генерал, слава Богу, жив:  Громов, Борис Всеволодович, 1943 г.р., выводил войска из Афганистана, а последние 12 лет был губернатором Московской области (увы, не очень славным).

Завидую Вам, что живёте вне этого ментального поля.

Впрочем, там у Вас довольно американских аналогов означенных лиц. Шило на мыло.

Я понятия не имею, кто является "заместителем руководителя администрации президента США"

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Ираклий Бузиашвили

Будьте готовы

Я думаю что до реальной свободы слова в России осталось совсем не долго. Как впрочем и в других развивающихся странах. Человечество с помощью высоких технологий уже имеет опыт организовываться, в одну минуту собираться на многомиллионные демонстрации и даже свергать режимы. Новое поколение больше не смотрит новости по Первому каналу не в Москве и не в Сан Франциско. Они не читают газет и журналов на бумаге, в этих динозаврах журналистики завелись клопы и новости уже не новости ещё до того как они вышли в печать и молодежь (завтрашний электорат) это все знает и чувствует. А самое главное это чувствует и  власть. Чувствует одинаково везде: в Москве, Куала Лампур или Тунисе. И будет вынужденa подстраиватся. Без вариантов. Потому что даже в Тобольске и Рязани смартфон скоро будет у всех и первый кто зделает даже дешёвый web news channel  захватит умы "ядерного электората". А это неизбежно как Русская зима. Глушить это будет невозможно потому что любой гражданин с телефоном в руке станет репортёром а транзистор для передачи е-новостей теперь можно положить даже в карман. Будьте готовы,  перемены могут в следующий раз прийти к нам безобидно в виде весёлого и разноцветного флагa эмблемы Apple.

Я жутко не люблю советы. Да и кто я такой,чтобы их давать. Но, блин, здесь вообще всё очевидно. Вообще уйдите от этой проблематики. Покиньте это информационное поле. Вы молодая и очень привлекательная. Возьмите себя в руки, наконец! (Ксения, здесь ни грамма иронии и ноль желания поучить) Жизнь, она же и есть жизнь. А Вы с ней чего-то делаете :)

"Он всегда четко чувствовал границы дозволенного, работал по правилам"...

Да, когда с Вами не хотят печатать интервью - это бедааа...

Юрий Грачев. Главный редактор газеты "Солнечногорский форум". Найден в подъезде с проломленным черепом.

 Алексей Сидоров. Главный редактор газеты "Тольяттинское обозрение". Убит. 

 Валерий Иванов. Главный редактор той же газеты. Убит.

Наталья Эстемирова. Корреспондент "Новой газеты". Убита. 

 Ильяс Шурпаев. Корреспондент Первого канала ТВ. Убит.

Гаджи Абашилов, директор ГТРК "Дагестан". Убит.

 Гаджимурат Камалов. Основатель газеты "Черновик". Убит.

 Михаил Бекетов, главный редактор газеты "Химкинская правда". Избит до полусмерти. Инвалид первой степени. Полтора года в больнице, ампутация ноги, пальцев рук, трепанация черепа, парализован, речь не восстановлена. При попытке начать расследование нападения обвинен в клевете на мэра подмосковного города. Далеко не полный список, который можно продолжать. Как видите, "скупают" не всех. 

И вот о них-то и стоит говорить со страстью и негодованием по поводу произошедшего. А не о тех, кто не смог отказаться от интересного финансового предложения. Или об олигархе-владельце журнала, который взял под козырек при встрече с высокопоставленным бюрократом. Эка невидаль. 

Смерть colta.ru наглядно продемонстрировала, насколько мы готовы платить за свободу слова. Аминь.