Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Грабли под названием «Ростелеком»

Иллюстрация: Сноб.Ру; материалы: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Сноб.Ру; материалы: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

15 сентября 2008 года, когда объявил о банкротстве Lehman Brothers, я работал в группе компаний «КИТ Финанс», которой суждено было стать первой в России жертвой явления, теперь называемого просто словом «кризис» — и всем понятно, о чем идет речь.

По прошествии четырех лет уже можно говорить, из-за чего нам, крупным и мелким акционерам «КИТ Финанса», пришлось даром отдать государству — если конкретнее, ОАО «РЖД», — и входивший в группу большой банк, и все более мелкие компании. Мы наступили на грабли.

Группа «КИТ Финанс» собрала огромный, 40-процентный пакет акций компании под названием «Ростелеком» — той самой, которая соединяет с заграницей, если набрать на стационарном телефоне восьмерку. «Ростелеком» — компания большая, дорогая и ценная теперь уже не этой самой восьмеркой, а наличием самой большой в России собственной телекоммуникационной инфраструктуры. А также тем, что ее давно рассматривают как центр кристаллизации для государственных телеком-активов. Как именно и когда «Ростелеком» сольется со «Связьинвестом» (сейчас эти две компании неуклюже состыкованы друг с другом, как две бельевые прищепки), до сих пор непонятно, но многим почему-то кажется, что на операциях с этими активами можно хорошо заработать.

Так казалось и инвестбанкирам в «КИТ Финансе» в конце 2006 года, когда они ввязывались в игру. Реформа отрасли все откладывалась, но все вот-вот должна была случиться, обещали инсайдеры. Вот-вот все должно было пойти по варианту, который бы окупил все старания.

Чтобы увеличивать позицию в акциях «Ростелекома», брались кредиты под залог уже имевшихся бумаг. Чтобы залоги не обесценились, приходилось поддерживать цену «Ростелекома» на рынке. Предполагалось, что в процессе реформы она начнет быстро расти сама.

Но, когда рухнул Lehman и все акции в мире словно сбросили с самолета без парашюта, залоги резко упали в цене, и кредиторы потребовали дополнительного обеспечения. «КИТ Финанс» зашатался, потом деньги вовсе кончились, и мы благодарно кинулись в объятия РЖД.

Мы были, конечно, не первые, кто наступил на эти грабли. Даже после того, как все случилось, не все поняли, что настоящий риск был не в агрессивной игре с кредитным «плечом», а в природе самого актива.

В 90-е из-за приватизации части акций «Связьинвеста» случилась первая в России информационная война (Гусинский против Потанина), а поучаствовавший в сделке Джордж Сорос сделал, как он потом признавался, худшую в своей жизни инвестицию. Он и его партнеры рассчитывали на реформу отрасли, на дальнейшую приватизацию, но так ее и не увидели.

В 2000-е случилась история с «КИТ Финансом».

А сейчас, в ноябре 2012-го, серьезные проблемы начались у нынешнего главного миноритария «Ростелекома», Константина Малофеева, и у гендиректора компании Александра Провоторова, который раньше работал в малофеевском фонде Marshall Capital.

Проблемы эти с виду не связаны с «Ростелекомом»; о них весь рынок знает года с 2009-го, потому что банк ВТБ с тех пор судится с Малофеевым и его компаниями из-за кредита в 225 миллионов долларов, который те не отдают. История хорошо описана в докладе фонда Алексея Навального о ВТБ на стр. 15. Одна компания взяла кредит на покупку шести молочных ферм у другой. Как утверждают в ВТБ, потом выяснилось, что компании были связаны между собой, а фермы категорически не стоили таких денег. Для ВТБ — обычная история; когда он покупал Банк Москвы, например, бессмысленность уплаченной цены тоже стала очевидна только «потом», когда выяснилось, что бывшие владельцы банка на всю катушку использовали его, чтобы кредитовать свои проекты. Навальный считает, что вот это самое вечное «потом» — признак коррупции в ВТБ. Но на то он и Навальный.

Малофеев говорит всем, кто готов его слушать (а таких в нынешнем повышенно антикоррупционном климате все меньше), что история с ВТБ ни при чем, что его обыскивают и допрашивают, потому что с ним борются за контроль над «Ростелекомом». Если так, он попал. Потому что грабли по-прежнему стоят у всех на виду, зубцы их сверкают золотом и брильянтами, а палисандровая ручка богато инкрустирована: ну, идите сюда, наивные (и не очень) любители подзаработать! И конечно, со всяким, кто на них наступает, происходит то же самое, что произошло бы, будь грабли обычными, стальными, на кривой палке.

Я подозреваю, что они там специально стоят. То есть никакая реформа отрасли специально не проводится или, по крайней мере, не завершается.

Грабли под названием «госсвязь» выставлены на всеобщее обозрение, чтобы люди учились на своих и чужих ошибках. Надежно зарабатывать на действиях российского государства могут только представители этого самого государства, потому что, кроме них, никто не может эти действия внятно предсказать. Если ты не чиновник, напрямую принимающий решения, если ты, на худой конец, не ближайший друг или родственник этого чиновника, грабли — для тебя.

В истории с Малофеевым вроде бы не должно быть жалко никого. Ни ВТБ, выдавший крупный кредит и все про него осознавший «потом». Ни самого Малофеева, горячего сторонника интернет-цензуры (таких людей нужно от телеком-инфраструктуры дрыном отгонять). Ни «Ростелеком», который теперь «оседлает» новая какая-нибудь группировка, вероятно, более тесно связанная с правильными чиновниками. В конце концов, эта компания всегда будет получать прекрасные госзаказы вроде контракта на 16 миллиардов рублей на обеспечение видеотрансляций с президентских выборов — камеры, кстати, и ныне пылятся на ростелекомовском складе.

Но мне по личным, сентиментальным причинам все-таки жалко Малофеева с Провоторовым, как и всех, кто топтал в последние 15 лет раззолоченные грабли гостелекома.

Ребята, ну посмотрите же вокруг — сколько всего можно сделать, не наступая вот именно сюда!

Комментировать Всего 2 комментария

Леонид, а историю с комментарием Дурова Вы почему решили не включать?

Леонид, на мой взгляд история с КИТ Финансом случилась по его же собственной глупости и жадности. Глупости - потому что не дифференцировал должным образом свои активы и сложил все яйца в одну корзину.  Жадности - потому что если бы КИТ не втряхивался в маржиналку, то сейчас бы жив-здоров. Удивительно, что при наличии собственной команды аналитиков и профучастников рынка  КИТ вел себя, как обычно ведет себя неопытный игрок-новичок на фондовом рынке. Что же касается "граблей", то не думаю, что они расставлены намеренно, все-таки столько подводных камней существует.

Стоимость акций Ростелекома на мой взгляд сейчас достаточно привлекательна. Сильно  они вряд ли просядут от текущей цены, а потенциал роста оч неплохой. Время покажет.