Ксения Чудинова, Ксения Чудинова

Филипп Янковский: Не знаю, где я настоящий

Автор четырех картин — «В движении», «Статский советник», «Меченосец», «Каменная башка» — Филипп Янковский вернулся в актерскую профессию и активно снимается в кино. Только что вышел фильм Резо Гигинеишвили «Любовь с акцентом», где у Янковского, по его собственному признанию, роль «обаятельного идиота»; закончились съемки фильма Жерара Депардье «Распутин», где Янковский играет князя Юсупова, и полным ходом идет работа над фильмом «Мушкетеры», где он исполняет роль Людовика XIII. В интервью проекту «Сноб» режиссер и актер рассказал о смешении профессий, о том, зачем стоит работать на телевидении и что такое звездная болезнь

Участники дискуссии: Юлия Чернявина
+T -
Поделиться:
Фото: Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков

СКак режиссер и как актер, о чем вы хотите говорить в своих фильмах?

Я сделал четыре фильма, и все они так или иначе про любовь. И снимаюсь я в фильмах про любовь, про разные ее проявления: болезненные или чистые, искренние или странные. В картине «Любовь с акцентом» я играю обаятельного идиота, в «Распутине» — порочного бисексуального князя Юсупова, а в «Мушкетерах» — Людовика XIII. Но что бы это ни была за картина, мне всегда хочется показать человека — только он интересен. И даже если фильм нашпигован взрывающимися домами или гигантскими волнами, это всего лишь приспособления, киноязык, с помощью которого режиссеры углубляются в душу человека. Ну или пытаются, во всяком случае.

СУ вас есть чувство взаимопонимания со зрителем?

Конечно. Другой вопрос, что сегодня в России кинематографисты не могут похвастаться большим количеством зрителей. Наша страна, к сожалению, бедная, уровень жизни низкий, а билеты в кино стоят очень дорого. Пойти с девушкой в кино даже на дневной сеанс стоит триста рублей, на двоих — шестьсот. А ведь ее еще чем-то надо угостить. Итого около тысячи рублей: для тех, кто не зарабатывает, это дорого. Люди не могут ходить в кино, как в сытой Америке, где каждый может заплатить десять долларов. Потому у них выходят фильмы на 5000 экранов, и это востребовано. А у нас, по подсчетам разных авторитетных журналов, в среднем в уик-энд ходит около 2,5 миллиона человек — около 1% населения всей страны. Остальные или скачивают фильмы, или смотрят телевизор.

СКино находится в неравной конкуренции с телевидением?

Это даже не конкуренция, это разные форматы. Я допускаю, что, в отличие от театра, кино может и не быть вечным. Предположим, когда-нибудь начнется эра 3D, потом 5D, потом еще что-нибудь произойдет — изменится климат, в конце концов, — и кинотеатры исчезнут. А в театр все равно люди будут ходить, потому что в нем есть живой контакт со зрителем, который нельзя заменить. Театр был в Древней Греции и будет всегда. Далеко за примерами ходить не надо: во МХАТе, где художественный руководитель Олег Павлович Табаков, мой учитель и наставник, всегда полный зал. И эти люди в кино не ходят, для них оно — развлечение, где в основном что-то взрывают или за кем-то гоняются. Драмы и мелодрамы, в свою очередь, пользуются успехом в нашей стране как телевизионный формат, потому что их показывают бесплатно.

СХотели бы вы снять что-то специально для телевидения?

Это зависит от материала. Я убежден, что телевизионный продукт хорош тогда, когда тебе нужно работать над большим материалом с множеством сложных сюжетных линий. Например, экранизировать «Братьев Карамазовых» — это достойно телевидения, формата 8 или 16 серий. А просто так что-нибудь снять желания и потребности у меня нет.

Фото: Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков

СВы актер и режиссер. Как вам удается переключаться? Все-таки актеры — люди подневольные, а режиссеры — деспотичные, властные, с сильным характером.

Конечно, с кондачка этим овладеть просто невозможно, но если ты специально этому учился (я закончил театральный институт и киношколу ВГИКа), если ты не идиот и если Бог дал тебе талант, то можно быть разным, не теряя собственного достоинства.

СА где вы настоящий? В какой роли вам комфортнее? 

Не знаю, где я настоящий. Я по гороскопу Весы и Обезьяна, поэтому мне одной режиссуры мало, я хочу еще играть. Я и тут, и там, и везде учусь, вбираю в себя разные качества. 

СО чем, как вам кажется, нельзя снимать кино?

Все зависит от авторов. Иногда кажется, что есть вещи, о которых нельзя не только писать, но и даже думать, но существуют такие талантливые режиссеры, которые так пропускают через себя и зрителя историю, что любая тема становится актуальной и живой. Людям необходимы знание и память. Стивен Спилберг снял потрясающей силы фильм про Холокост — по сути, об ужасном явлении, но так деликатно и так серьезно. Большие художники, провокаторы от кино делают картины на любые темы. Например, один из моих любимых фильмов «Меланхолия» — про ожидание чего-то ужасного, страшного, неизведанного. Казалось бы, с одной стороны, нельзя же так пугать людей, а с другой — сильная картина о том, о чем предпочитаешь не думать.

Фото: Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков

ССледите ли вы за новостями?

Безусловно, когда я захожу в интернет, я обращаю внимание на первую новостную страницу, где и читаю о разных событиях, но в основном я слежу за спортом, кино и культурной жизнью.

СА за политикой?

Нет.

СПочему?

Бывают моменты, когда за спортом следят все — в дни Олимпиады или чемпионата мира по футболу, например. И бывают моменты, когда даже аполитичный человек, как приклеенный, читает, смотрит, слушает новости политики. В России давно ничего важного не происходит, поэтому за политическими дрязгами я не слежу. У меня к государству никаких претензий нет. Я здраво смотрю на вещи. Я самостоятельная единица: зарабатываю деньги и обустраиваю свой быт, как мне нравится. Слава Богу, мы живем не при коммунистах: несмотря на то что мой папа был знаменитым советским актером и мы не бедствовали, деятелям культуры было намного хуже, чем сейчас. Ведь свобода заключается в том, что ты сам принимаешь решения. Ну а если не нравится тебе государство — собрал чемодан и поехал в Лондон или Латвию, и там живи — скучай.

СЧто вам не нравится в людях?

Меня раздражает непунктуальность, не выношу, когда люди опаздывают на встречу, и сам бешусь, когда понимаю, что меня ждут. Еще я ненавижу глупость. Но вообще я парень позитивный, пытаюсь увидеть во всем хорошее. И потому несомненно радуюсь, что у меня есть возможность ограничить себя от ненужного общения — я сам себе хозяин. А в результате вокруг меня только самые прекрасные люди, самые интересные режиссеры и самые правильные партнеры. Я люблю добрых, открытых людей, не коварных, без шлейфа сквозного действия, без хитрованства — как, собственно, и все люди земли.

СКак вы проводите свободное время и вообще есть ли оно у вас?

Я снимаюсь в кино. Когда я не снимаюсь в кино, хожу в спортзал, встречаюсь с друзьями, хожу в кино, театры. Но вообще я люблю находиться дома со своей семьей. Специального хобби у меня нет, я люблю футбол, хоккей, бейсбол смотреть, интересуюсь велогонками и знаю все про эти виды спорта.

ССами катаетесь на велосипеде?

Начинаю понемногу входить в форму и думаю, что следующее лето посвящу горному велосипеду. Не шоссейному, а именно горному! Я очень люблю гонку «Тур де Франс», смотрю ее, разбираюсь в командах, в велосипедистах.

Фото: Владимир Васильчиков
Фото: Владимир Васильчиков

СВы любите глубоко нырять в тему, которая вам симпатична?

Так все актеры поступают. Станиславский говорил: «Через сознательную психотехнику к подсознательному творчеству природы». Я следую этому правилу: вживаюсь в персонаж и им становлюсь.

СКак это дома воспринимают?

Нормально, я просто вешаю объявление, что папа работает артистом. К этому все давно привыкли — у нас актерская семья от и до: мои родители артисты, жена артистка, сын заканчивает актерское, дочь подрастает и тоже в профессию смотрит. А вообще это удобно: всегда можно текст проверить, поговорить за разных персонажей.

СРазные актеры по-разному реагируют на проявления зрительской любви. Кто-то признается в том, что это необходимый элемент, а кто-то утверждает обратное: главное — самоотдача. Вы к какой категории себя причисляете?

Театральные актеры играют на сцене и сразу получают порцию эмоций из зала, понимают реакцию, чувствуют зрителя. У киноактеров это как будто отложено в кредит. Вот, например, только что вышла картина «Любовь с акцентом», и меня спрашивают: «Филипп, как вы?» — а ведь прошел почти год, я не помню половину того, что было, я вообще играю Людовика XIII в «Мушкетерах», совершенно иную роль, иначе зазерненную, поэтому бывает тяжело. Но съемки — это мой мир. Я вырос среди фото-, кино-, театральных людей и понимаю, как надо себя вести.

СУ вас была звездная болезнь?

Я не был звездой и периода звездной болезни у меня не было. Если ты видел настоящих звезд, действительно крутых — Роберт де Ниро, например, друг моего папы, мой папа, Никита Михалков, Олег Меньшиков, Володя Машков, — то ты знаешь, что чем люди именитее, тем они скромнее. И потом, актер-профессионал и режиссер-профессионал, да и просто хороший человек всегда знает, как добиться своего. Людьми же можно манипулировать: дарить им радость, веселье, любовь, а в ответ ты получишь все.С

Комментировать Всего 1 комментарий

Ксюша, а как расшифровывается заключительная фраза: дарить людям веселье помимо их воли или как? Очень интересно!