Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Постыдное дело

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Время лекций закончилось. Мы переместились со студентами в кафе, я принялся разбирать им «Капитанскую дочку» Пушкина, а они смотрели на меня так, как будто я колдую, извлекаю философский камень, составляю тетраграмматон или запускаю вечный двигатель, который только что смастерил. Мы даже заказали чай-кофе. Одна студентка — даже суп.

Но через четверть часа подошел администратор и сказал:

— Вы тут не едите, а лекцию читаете. Очень интересно, конечно, но в кафе так нельзя.

Свободных столиков было полно. Мы, конечно, не делали кассу, но ведь и не мешали никому. Кафе, конечно, зарабатывало на нас немного, но ведь и не теряло ничего. А вот же щемило как-то администратору — нельзя лекцию читать. Особенно не про тимбилдинг какой-нибудь и не про мерчандайзинг, а про Пушкина. Особенно интересную про Пушкина — нельзя. Мы расплатились по счету и перешли в другое кафе.

Там снова заказали чай-кофе. Некоторые студенты неохотно. Ходить в кафе два раза подряд многим было явно не по бюджету. А я продолжал разбирать им Пушкина и рассказывать про структуру волшебных его раскачивающихся фраз. Увлекся, стал размахивать руками и один раз — буквально один раз! — качнулся на стуле. Немедленно подбежала администраторша, видимо, давно следившая за мной, навалилась всем весом на спинку моего стула и поставила стул на четыре ножки — дескать, нечего тут лекции читать, да еще на стульях раскачиваться. Да еще про Пушкина, сволочь!

Тогда я подумал, что если смотреть в кафе футбол, орать и стучать кружками по столу — это никого не раздражает. Если танцевать на столах — не раздражает. Если орать пьяный бред — не раздражает тоже. А разбирать прозу Пушкина — раздражает, причем сильно.

Публичное образование вообще раздражает куда больше, чем вместе взятые публичные пьянство, хулиганство и промискуитет.

Публичные проявления здравоохранения тоже раздражают. Однажды летом я пришел на деловую встречу в серьезный офис. В рубашке с коротким рукавом. Пришел прямо с донорского пункта, и сгиб локтя у меня был перебинтован. Не кровавыми тряпками какими-нибудь, а просто аккуратным бинтом. Но женщина, к которой я пришел, покосилась на мой бинт с отвращением и не сдержалась:

— Гадость какая! Снимите!

После этих ее слов делового разговора не состоялось. Я подумал, что не о чем мне разговаривать с этой идиоткой. Просто встал и ушел, недоумевая, отчего это мне нужно скрывать, что я сдаю кровь.

Но как-то так устроено у нас общественное сознание, что причастность человека к образованию или здравоохранению считается неприличной. Неправедно нажитое богатство не скрывают, наоборот, выставляют напоказ. Злобу, зависть, агрессивность — не скрывают, наоборот, приветствуется. Но горе человеку, если про него понятно, что он причастен как-то к лечению или учению.

Вот волонтер из фонда «Подари жизнь» ведет в театр ребенка, больного раком крови. Ребенок в маске, чтобы не нахвататься вирусов. Что с ними происходит? Правильно: прохожие на улице избивают и волонтера, и ребенка.

Вот актриса Чулпан Хаматова, желая приучить население толерантно относиться к детям в белых масках, сама надевает белую маску и ведет детей, больных раком крови, на экскурсию в Кремль. Что происходит? Правильно: милиционеры доставляют в отделение и детей, и всенародно любимую актрису. Требуют снять маски.

Вот она же устраивает благотворительные концерты для нужд детской онкогематологии. И что же? Правильно: множество людей считают для себя возможным писать в блогах и в СМИ, что, дескать, сука пиарится на детях. Так пишет даже Дмитрий Быков, которого самого, небось, задолбали каверзными вопросами про то, зачем это он, известный человек и небедный, преподает литературу в школе.

Почему это так раздражает? Почему раздражают здравоохранение и образование? Почему врачи и пациенты, профессора и студенты, учителя и ученики должны прятаться, как будто делают черное дело?

Я полагаю, это потому так, что каждому человеку известно: главное, чем стоит заниматься, — это образование и здравоохранение. Каждый в глубине души знает, что все на свете — нефтяные вышки, биржи, телеканалы, рестораны, парламент и координационный совет оппозиции — существуют ради здравоохранения и образования. Все это знают, но пренебрегают образованием и здравоохранением, потому что они муторные очень и трудоемкие.

Пренебрегать здравоохранением и образованием людям стыдно. И чтобы избавиться от стыда, люди завели моду считать лицемерами всех, кто кого-нибудь лечит или кого-нибудь учит.

Комментировать Всего 30 комментариев

Честно говоря, я никогда не замечала, что кто-то ненавидит причастных к лечению или учению. Возможно, это мой счастливый личный опыт. Я сама совершенно уверена, что единственное, чем стоит заниматься на свете - это учить и лечить, еще, наверное, защищать от врагов, остальное - просто зарабатывание денег.

Все приведенные Вами примеры, мне кажется, скорее связаны с нашим общим бескультурем и зашоренностью, которая выражается в боязни всего, с чем лично я незнаком. В том числе - с Пушкиным, с детьми в масках и так далее.

Эту реплику поддерживают: Ирина Камаева

Однако ж с героином, крокодилом и финансовыми пирамидами люди знакомятся весьма охотно. Не мешает зашоренность. :)))

Ну, мне кажется, не они знакомятся, а их настойчиво знакомят.

Валерий, можно задать один вопрос, который меня беспокоит давно, но задать я его боялась:)? Я заранее прошу прощения, если чем-то Вас задену. Я внимательно читаю практически все Ваши статьи. И вижу в них желание достаточно четко поделить мир на черное и белое, наших и не наших. Православные - неправославные, продажные - непродажные, и так далее. Сейчас вы говорите - есть люди, которые считают благотворителей лицемерами. Нет, они как раз они лицемеры, а благотворители - хорошие. ИМХО, лицемеры могут встречаться и там, и там. По моим наблюдениям, в любом срезе общества количество честных-искренних, сволочей и тех, кто  идет за лидером - в процентном отношении приблизительно равное. Где-то, конечно, больше одних, где-то других, но в принципе баланс сохраняется. И, собственно, вопрос - деление на тех и этих - это журналисткий прием сознательного упрощения для большей наглядности или Вы действительно так думаете? Или я неправильно понимаю все, что Вы пишете?

Эту реплику поддерживают: Ирина Камаева

Вы неправильно понимаете все, что я пишу. :))))

Буквально понимаете наоборот, почему-то. Вероятно, я даю Вам такую возможность, нечетко выражая мысль.

Но в том и пафос мой всегда, чтобы разговаривать с разными людьми, пытаться понять и объясниться. Атеистов понять с точки зрения православного. Православных с точки зрения демократа. Спешащих домой пассажиров с точки зрения человека, считающего естественным помочь девочке с ДЦП.

Где Вы видите черное и белое? Пассажиры в самолете сначала милейшие люди, и только в конце их переклинивает вдруг. Про это написано в тексте. О православных ни одного дурного слова, только вопросы. Об атеистах -- ни одного дурного слово (самое дурное "ухитряетесь"). Я еще и извинялся раз двадцать за то, что не сказал ни одного дурного слова.

Просто у меня есть позиция. Это не журналистский прием, это возрастное. Я обычно знаю, чего хочу. И обычно знаю, что я считаю правильным. Моя позиция может быть неверной, но она есть.

У Вас, кстати, тоже есть позиция, и тоже неверная. Вы, например, утверждаете, что изменения в жизни инвалидов производят люди, сами живущие с инвалидностью. Это утверждение, мягко скажем, не выдерживает критики. Денис Роза, замутившая всю историю с социализацией молодых инвалидов -- никакой не инвалид сама. И Чулпан Хаматова -- никакой не ребенок больной раком крови.

Эту реплику поддерживают: Саша Рязанцев

Спасибо за развернутый ответ. Моя позиция, правда, совсем не такова, как Вы ее поняли (что еще раз доказывает, что все-таки писать сложно:)). Я не считаю, что инвалидам помогают только инвалиды. Я считаю, что в России (sic!) в настоящее время (sic!) действительно мало людей, относящихся к инвалидам как к равным. Среди тех, кто защищая права относится  к инвалидам как  к равным, действительно преобладают столкнувшиеся с данной проблемой. Это мое мнение (возможно неверное), касательно правила, которое действует здесь и сейчас, и имеет исключения, разумеется - у меня и у моих сотрудников тоже нет рака мозга, например. И никогда не было, к счастью. И, возможно, через пару лет это правило уже перестанет действовать - очень на это надеюсь.

Еще раз спасибо, что нашли возможность подробно ответить.

Надо еще понять, что значит "как к равным".

Когда я сношу по трапу девочку с ДЦП, я отношусь не ней не как к равной. Равного я бы не стал носить по лестницам.

Когда я говорю молодому инвалиду: "Ты, братец, балбес, лентяй, спекулируешь на собственной инвалидности и потому не можешь найти работу" -- вот тут я отношусь к нему как к равному.

Только девочка благодарит меня, а молодой инвалид обижается. Относиться к людям как к равным -- это довольно жестко. Мне часто не хватает жесткости.

Я, например, всегда прощаю тяжело больным людям воровство. А воровать, прикрываясь болезнью, пытаются часто.

Очень важная тема - что значит как к равным. Для меня как к равным - это как к равным:). Не к тем, кто выше (что означает подобострастие) и не к тем, кто ниже (что означает снисходительность). Любить, но не жалеть - по жизни, при этом пожалеть в определенные моменты. Мы ведь можем пожалеть не инвалида? Если Ваша совершенно здоровая коллега споткнется на трапе и вывихнет ногу, вы снесете ее вниз, не бросите ползти:)? Думаю, да. При этом в обычной жизни Вы относитесь к ней как к равной? Разумеется.

Вот как-то так - без ЛИШНЕЙ жалости. А только с моментально необходимой. Без ЛИШНЕЙ  жесткости. А только с той, которая нужна для мобилизации.

Кстати, я не прощаю воровства. И не считаю, что болезнь оправдывает - воровство, хамское отношение к врачам, неуважение к тем, кто помогает (что встречается не реже воровства), и много-много чего еще.

Эту реплику поддерживают: Ирина Камаева

Я в качестве поддержки позиции, поэтому коммент не к Валерию)):долго искала. что такое партнерство, отношения равных (вообще искала к другой теме). Нашла такое: партнерство - это когда ты можешь поддержать и помочь, не подразумевая, что кто-то слабее всегда и ниже тебя всегда. Сейчас (или во в какой-то данной сфере) надо помочь, но не подразумевая, что в прнципе в неравных позициях. Я к инвалидам так и отношусь - в конкретной ситуации разным людям нужна помощь - инвалидам, старым, молодым, а одна женщина мне как-то помогла мне дочку в автобус посадить, отправляя в лагерь (потому что у меня на руках еще малышка была) - это ж не про то, что я сирая и убогая, а просто вот руки мои в этот момент заняты были реально. И потому - да, жалости нет, и прощать воровство не буду (и спасибо за созвучное отношение).Я параллельно со Снобскими страстями этих дней сегодня во вконтакте с девчонкой на коляске переписываюсь - так вот ее темы - совсем не об этом, там вообще много что стало для меня откровением, потому что мы тут об дном, а она вот - практически совсем о другом. Как у Ани Зарембо.

У меня вот возрастное - несколько иное. Чем дольше живу, тем более уверен, что люди довольно чётко делятся на тех и этих, какими словами не назови. Одни способны что-то понять, усвоить, измениться и изменить, другие - нет. Кто из них чёрные - неважно. А вся эта агрессия - проявление не состояния, а отношения. Стучать кружкой может каждый, даже администратор кафе, а вот про Пушкина что-то сказать - не каждый. Администратор не в силах стать "некаждым", ей бы быть воспитанной так, что при виде "некаждого" приходить в трепет и настраивать уши, радоваться, что такие люди в стране есть, а она вылупляет другую модальность. Воспитание, как известно, - функция общества. Общество больное, раз не воспитывает в людях правильное отношение к иному.

А если бы Вы, Валерий, были начальником этой тёти, то она бы радовалась, что у Вас есть такая приятная слабость - поболтать за чаем о Пушкине.

Эту реплику поддерживают: Яков Ратнер, Лариса Гладкова

Как гласит турецкая поговорка, главное - подобрать верное слово, а там хоть ковры из мечети выноси.

Если слово "кафе" заменить на "предприятие общепита", то все встает на свои места, фраза "подошел администратор" не царапает ухо, потому что на предприятии, конечно, должен наличествовать администратор. А не какой-то там, прости Господи, метрдотель. Кафе - это "Флора" на Сен-Жермен, где писал Флобер, "Куропатка", где играл Стейниц, "Централь", где разглагольствовал некто Броншейн. Вот там и читайте свои лекции, а Пушкин и общепит - две вещи несовместные, непорядок, пресекать который и поставлен администратор.

Если слово "прохожий" (там, где прохожие избивают больного ребенка, который шел в театр) заменить на дикарь, то тоже картина проясняется. Оттого, что эти прохожие не в набедренных повязках из банановой кожуры, а в "гуччи" с китайской барахолки или даже милицейской форме - быть дикарями они не перестают. Они застряли на нижней точке нравственной и интеллектуальной шкалы, не знают, что за избиение ребенка их будут жарить в аду - там живут несчастные люди-дикари, как пелось...

И такая замена неподходящих слов на слова подходящие, точные немедленно избавляет дискуссию от неизбывного риторического тумана. Что делать с предприятием общепита? Оставить как есть? Превращать в кафе? Или - jedem das Seine? Что делать с дикарями? Отстреливать, вывозить в резервации, терпеливо образовывать до того момента, когда они сами, может быть, поведут детей в театр? Есть о чем поговорить.

кстати, тоже удивилась на реакцию в кафе. Если оно было полупустым, то администратору - просто удача привалила в виде группы Валерия. Люди к людям тянутся. Мне, например, нравится, когда в заведени сидят люди, а не одинокие официанты среди пустых столиков прохаживаются

Не знаю... Пензенские партнеры вот любят организовывать семинары в кафе. В последний приезд за широмой стояла администратор и слушала. Может, они просто читают в Ваших глазах некое пренебрежение? Мол, сотрудники общепита, не наших высоких порывов души.

Да администраторы кафе боятся, что вот зайдет их главный и скажет - а чего это у тебя народ сидит и не ест ничего. Пусть в антикафе идет.

Эту реплику поддерживают: Ирина Камаева

Я вот тоже про кафе думаю - может, они не Пушкина отрицают, а вообще боятся каких-то сборищ, ну, мало ли, потом как Жан-Жак получится))).

С другой стороны, у нас антикафе (а уж в Москва-то и подавно, думаю), ну просто счастливы будут, если кто-то придет с группой, да еще и говорить будет, да еще и не в Мафию играть, а о Пушкине. Мне вон написали - если надо место, приходите, будем рады. Потому, может, и учитывать формат - то есть и представителей общепита с их заморочками тоже как-то уважать, и места искать адекватные.

Эту реплику поддерживают: Алена Рева, Юлия Смагина

Ирина, ну уже хотелось бы, что представители общепита уважали посетителей - любых, которые не нарушают общественный порядок.

Эту реплику поддерживают: Ирина Камаева

Ира, да они не посетителей не уважают, им выручка нужна. У них kpi в оборачиваемости каждого стола. Поэтому, если стол занят, а деньги с него не капают - нафиг стол, чтоб не показывал дурной пример другим. А то еще и в туалет с улицы пойдут. Логика такая.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Ирина Камаева

логика хамская, ну неужели сама не видишь? Я уж не говорю о том, что Валерий написал, что кафе полупустое было...

Ну никогда тебе на Западе не скажут, "вали отсюда, нечего кофей гонять, нам выручка нужна", хотя, может быть и подумают про себя. И в туалет с улицы - всегда пожалуйста... А у нас, конечно, уважают только тех, кто на большую сумму наест и еще чаевых на столько же оставит.    Вот такие мелочи меня больше всего оскорбляют, когда я Россию посещаю, хотя такого все-таки меньше становится...

Эту реплику поддерживают: Ирина Камаева

Ну насчет хамская не скажу, никогда не пробовала это слово к логике применять, но недальновидная - факт. Выдали бы чайник чаю да кипятку подливали. В кафе с людьми с улицы больше народа зайдет.

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Сергей Любимов, Юлия Смагина

Да в том то и дело!!! И ни при чем тут выручка, так поупражняться во власти, хоть и ничтожной. А может и, правда, Пушкин их так уел :)))

Да просто обычный жлоб

Это у нас такие кафе появились, где платишь не за еду, а за время. 2 рубля минута. А внутри чай-кофе-печеньки без ограничений.

О, у нас тоже 2 рубля. Вот, блин, по московским ценам шпарят). У меня группа психологов обучающая аккурат над таким кафе, мы поспорили: парни считают, что выгодно, девчонки - что нет)). Мне-то кажется, что Edutainment - вообще самый востребованный формат. Но вот, видимо, не везде.

как интересно. И вполне бюджетно - что для молодежи, что для пенсионеров.

Да. Я помню считала, что для какой-нибудь небольшой проектной команды фрилансеров это получается выгоднее, чем аренда. Но шумно. Но не уверена, что у них окупаемость хорошая.

Хотя себестоимость чашки кофе - 8-10 р, чая 2-3...

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Ну дикость какая-то, почему нельзя просто в кафе посидеть, кофе попить и про Пушкина поговорить? Нетерпимый народ, что тут говорить...Если что-то из стандарта выбивается нужно прогнать, или заклеймить, или арестовать...

Думаю, если б водки взяли побольше, да закусок подороже - тогда "говорите, об чем хотите".

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Сергей Любимов

Это уж точно! И вообще, брали бы пример с того же Пушкина :)

Помнишь ли, мой брат по чаше,

Как в отрадной тишине

Мы топили горе наше

В чистом, пенистом вине?

Как, укрывшись молчаливо

В нашем темном уголке,

С Вакхом нежились лениво,

Школьной стражи вдалеке?

Помнишь ли друзей шептанье

Вкруг бокалов пуншевых,

Рюмок грозное молчанье

— Пламя трубок грошевых?

Закипев, о, сколь прекрасно

Токи дымные текли!..

Вдруг педанта глас ужасный

Нам послышался вдали...

И бутылки вмиг разбиты,

И бокалы все в окно —

Всюду по полу разлиты

Пунш и светлое вино.

Убегаем торопливо —

Вмиг исчез минутный страх!

Щек румяных цвет игривый,

Ум и сердце на устах,

Хохот чистого веселья,

Неподвижный, тусклый взор

Изменяли час похмелья,

Сладкий Вакха заговор.

О друзья мои сердечны!

Вам клянуся, за столом

Всякий год в часы беспечны

Поминать его вином.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Ирина Камаева

Ничего не поделаешь. Интеллигентные москвичи не хотят работать ни администраторами кафе, ни полицейскими. А те, кто работает, никогда вас не поймут, а значит, достойны вечного сочувствия. Ну так что ж, что плохо к вам отнеслись. Евреев тоже не все любят. Еще до того, как первых христиан скармливали хищникам, с нас граблями снимали кожу. Но деваться некуда, кто должен читать лекцию о Пушкине, тот должен ее читать. За тем столиком, за который он послан.

Был, кстати, способ противостояния: наорать на него (администратора) в ответ и пригрозить, обычно это тупые трусливые люди, которые потом перепугано плачут. Но активное противодействие хаму требует, видимо, тех сил, которые хочется сэкономить для лекции.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Lucy Williams

"... каждому человеку известно: главное, чем стоит заниматься, — это образование и здравоохранение. Каждый в глубине души знает, что все на свете — нефтяные вышки, биржи, телеканалы, рестораны, парламент и координационный совет оппозиции — существуют ради здравоохранения и образования. Все это знают, но пренебрегают образованием и здравоохранением, потому что они муторные очень и трудоемкие.

Пренебрегать здравоохранением и образованием людям стыдно. И чтобы избавиться от стыда, люди завели моду считать лицемерами всех, кто кого-нибудь лечит или кого-нибудь учит"

Если бы Панюшкин не написал ничего больше, а только это, то и этого было бы достаточно, чтобы пожизненно относиться  нему с бесконечным уважением.