Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Леонид Бершидский   /  Михаил Блинкин   /  Дмитрий Бутрин   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Мария Голованивская   /  Линор Горалик   /  Дмитрий Губин   /  Иван Давыдов   /  Орхан Джемаль   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Максим Котин   /  Антон Красовский   /  Павел Лемберский   /  Татьяна Малкина   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Андрей Наврозов   /  Антон Носик   /  Иван Охлобыстин   /  Владимир Паперный   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Григорий Ревзин   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Алексей Тарханов   /  Анатолий Ульянов   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Cергей Шаргунов   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

14203просмотра

Леонид Бершидский: Что случилось с русской оппозицией

Иллюстрация: Сноб.Ру
Иллюстрация: Сноб.Ру
+T -
Поделиться:

«От нас люди уже давным-давно ждут принятия какого-либо решения... Мне кажется, мы должны народ порадовать, наших избирателей», — эмоционально призывал Сергей Удальцов своих коллег по Координационному совету российской оппозиции.

Как избиратель, я его понимаю. За месяц существования Координационный совет даже не сделал себе простого сайта на каком-нибудь WordPress. Он дважды собрался, сгенерировал одно событие, именуемое в интернетах словом «срач» (переписку Ксении Собчак и Андрея Пионтковского), принял одно политическое заявление (по делу Леонида Развозжаева), свой собственный регламент и — после призыва Удальцова — одно решение!

Совет постановил подать заявку на организацию «Марша свободы» 15 декабря — с самыми невнятными лозунгами, какие видал я за год так называемой «протестной активности».

Стенограмма второго заседания КС от 24 ноября — поучительное чтение. Алексей Навальный, получивший больше всех голосов на выборах в Совет, произнес буквально следующее: «Мы наблюдали очень интересную дискуссию в течение этого месяца. Мне кажется, эта дискуссия показала, что мы не готовы принимать решения (неразборчиво), либо создать программную группу, которая подготовила бы документ, который бы позволил нам вести дискуссию не в более приемлемом режиме». Но само заседание показало, что КС способен-таки принимать решения. Неделями его члены заочно переругивались, назначить ли шествие на 8-е или 9 декабря, и вот Удальцов предлагает КОМПРОМИСС! — идти 15-го. Именно идти: «Люди устали от громких речей. Надо сконцентрироваться на действии, на движении».

Но тут же его поправляет Ксения Собчак: нет, это мы предложили 15-го!

После некоторого обсуждения этой коллизии выясняется, что достигнут консенсус, и марш назначается на 15-е. Договорились!

И перешли к лозунгам. Что будет написано на передней растяжке? Пока звучали предложения, экономист Андрей Илларионов все записывал и насчитал 12 лозунгов, которые на растяжке бы не поместились. Почти уже договорились провести рейтинговое голосование по этим 12, как вдруг националисты заявили: те три, которые предлагали мы, — это неразрывный пакет. После того как пакет отринули, стали голосовать за каждый лозунг. Вот с таким результатом:

«Свободу политзаключенным» — 35 голосов

«Досрочные выборы» — 25

«Нет диктатуре» — 24

«Свободу слова» — 16

«Свободу выбора» — 15

«За вашу и нашу свободу» — 11

«Справедливый суд» — 8 («Никто не хочет справедливого суда. Ужас вообще, конечно», — сказал Гарри Каспаров).

«Банду Путина под суд»  (вариант: «Банду Путина под справедливый суд») — 4 («Вы хотели балагана — вы его имеете», — сказал Сергей Пархоменко).

«Долой кровавый режим» — 4

«Даешь перевыборы» — 0

Затем состоялось обсуждение регламента. Скажу честно: читал я его не подряд, потому что вызывает он головную боль и зубовный скрежет столь же эффективно, сколь и прения по подобным вопросам в нашей нелегитимной Госдуме. Регламент приняли. Зашла речь о перерыве, и ответственный секретарь Дмитрий Некрасов — тот, что бывший сотрудник Кремля, — напомнил, что зал арендован всего на четыре часа, время уже кончается и каждый следующий час стоит 15 000 рублей. Прерываться не стали.

Зато почти договорились, что каждый член КС будет сдавать в месяц по 5000 рублей, а Борис Немцов сказал, что он, Каспаров, Навальный, Ольга Романова и Владимир Ашурков станут жертвовать по 30 тысяч. На адвокатов для политзаключенных. Тут возникла неизбежная заминка: член КС Антон Долгих объяснил, что он человек не жадный, но у него будет третий ребенок и вообще в Москву на заседания ездить недешево. Сейчас же выяснилось, что сделать взносы обязательными невозможно: нет никакого способа исключить из КС тех, кто денег сдавать не станет.

Наконец, перешли к самому чувствительному моменту — обсуждению политического заявления, написанного группой из 10 либералов, включая Илларионова, Каспарова и Бориса Немцова. В том, что согласовать этот текст не удастся, сомнений не осталось сразу. Потому что некоторые члены КС даже не поняли, что это один текст.

Собчак: Я все-таки предлагаю не противопоставлять эти два проекта, потому что уже очевидно, что даже по голосованию за этот пункт, что у нас достаточно серьезные разногласия...

Яшин: Просто хочу обратить внимание: у нас один проект резолюции, нет никаких двух альтернативов. Один проект резолюции.

Каспаров: Поэтому да, да. Пока да, у нас один проект. Мы должны что-то с ним сделать, дать какой-то ориентир рабочей группе.

Собчак: Извините, а что вы имели в виду, когда говорили о двух проектах?

Каспаров: Значит я хочу отметить, что сказал это не я.

Собчак: Нет, мы в том числе говорили...

Каспаров: Сначала об этом говорили Алексей Навальный и Борис Немцов...

Собчак: Ну хорошо, тем более! Мы практически находимся в курсе ситуации безальтернативного выбора какого-то проекта, очень странно. Давайте не будем от него отталкиваться.

В результате бурного обсуждения на тему «сколько человек должны войти в рабочую группу по созданию программного текста для КС» выбрали семерых. К моменту, когда председатель выборной комиссии Леонид Волков стал читать вслух свой финансовый отчет, прозаседали уже пять часов — и разбрелись. Лишь немногие финансово сознательные, включая многодетного Антона Долгих, остались допрашивать Волкова о реальной цене на SSL-сертификаты и слишком больших расходах на такси.

Зачем я вам все это описываю? Просто почти уверен, что сами вы не осилите 207 448 знаков стенограммы. Как и следующие подобные документы. Между тем, если вы, как и я, голосовали за этих людей, вас происходящее должно встревожить.

На мой взгляд, собираться раз в месяц ради такой вот демонстрации, что решения могут приниматься только по процедурным вопросам, да и то с трудом, нет никакого смысла.

Эти люди будут собирать группы из семи человек, чтобы сочинить какой-нибудь текст. Они будут до хрипоты спорить о том, как правильно — «Долой диктатуру» или «Нет диктатуре» (был и такой момент на заседании). Они смогут все вместе, как коллективный орган, принять только нечто выхолощенное и бессмысленное, потому что они не единомышленники, а у какой-либо из групп нет в совете явного большинства.

Наверное, отсутствие такого большинства отражает настроения прошлой зимы и весны — вот мы все здесь собрались, мы не согласны в частностях, но солидарны в главном.

Но в чем — в главном?

Насколько я помню, в том, что думские выборы 6 декабря 2011 года были нечестными, что их результаты сфальсифицировали. Но в КС лозунг «Даешь перевыборы» получил ноль голосов. Вместо этого проголосовали за «Досрочные выборы». Как будто регулярные состоялись, и их итоги следует признать.

Когда, в какой момент случилась эта подмена? Когда движение за честные выборы превратилось в борьбу за освобождение политзаключенных, которых мало кто из участников огромных прошлогодних митингов сможет перечислить поименно — или хотя бы назвать пятерых? Я, например, точно не могу. Я даже не уверен, что члены КС, голосовавшие за «свободу политзаключенным», имели в виду один и тот же список.

Месяц, прошедший с момента избрания КС, убедил меня в одном: протест не то что сдулся, его заболтали и обессмыслили. Еще недавно некоторые из нас гордились тем, что у протеста нет сильных лидеров, а он представляет собой народное движение, в котором участвуют активисты и неактивисты всех мастей. Но результат отсутствия лидеров — это нынешний КС, в котором никто ни для кого не авторитет. Это рецепт унылой бюрократической трясины, в которую лучше и не заглядывать — от одного этого увязнешь.

Те, кого выбрали управлять протестом, одичали и убежали в лес. Поэтому их и не видно, и непонятно, куда и зачем за ними идти.

В общем, я требую досро... простите. Даешь перевыборы! По другой процедуре, которая даст протестующим ясность, кто лидер, кто принимает решения, чьи слова имеют максимальный вес при выработке программ и заявлений. Если за этими лидерами не пойдут остальные — грош цена нашим голосам. Ну или самим лидерам. И тогда пора забыть о том, что в декабре 2011 года десятки тысяч людей вышли на улицу — спонтанно — чтобы заявить, что они не позволят красть у них голоса.

А так, как сейчас, — ребята, простите, без меня.

Читайте также

Комментировать Всего 7 комментариев

Иного и не ждали

У меня нет претензий к КС.  Музыкант играет, как может - рефлексирует, самоорганизуется, тестирует друг друга, все путем.

И нет требований к власти - я сомневаюсь, что можно что-то требовать от раковой опухоли.

Вопрос у меня лишь в том, как стимулировать 90% моих соотечественников хотеть большего, Желательно, того же, что и я (мы?).  Напишете про это, Леонид?

Желательно, того же, что и я

Можно полюбопытствовать, чего именно Вы желаете?

А не обидите потом за желания, не совпадающие с Вашими (if any)?

А не обидите потом

"Обидеть девушку может каждый" (С)

По делу пишите.

"Милый, милый..." (с) Фрекен Бок

Ну ладно, доверюсь Вам.  Мне бы хотелось чувствовать синергию с большинством россиян в следующих моментах:

1. Хочу, чтобы большинство из нас желало большей самостоятельности и большей ответственности для себя и своих подопечных в вопросах здоравоохранения и образования. Чтобы не доверяло слепо сложившейся практике, ставила ее под сомнение, искала best practices и добивалась от учителей и врачей, директоров школ и главврачей (и далее по иерархии) внедрения инновационных подходов.

2. Хочу, чтобы мы изменили наше совковое негативное отношение к предпринимательству, восхищались успешными людьми и испытывали потребность тоже попробовать что-нибудь эдакое сами. Доя этого мы бы постоянно тормошили власть предержащих на предмет посильной помощи.

3. Хочу, чтобы мы испытывали потребность в развитии русскоязычной культуры, в сохранении классики и многократном увеличении всевозможных экспериментов в русскоязычной среде, относились к ним терпимо и с интересом.

4. Хочу, чтобы мы вместе задумались о современной доктрине внешней и внутренней безопасности нашей страны и чувствовали потребность простимулировать наших представителей во власти начать общественную дискуссию на эту тему.

5. Хочу, чтобы мы вместе нуждались в широком обсуждении вопросов национализма и иммиграции для понимания наших приоритетов и стратегии в этом вопросе.

6. Хочу, чтобы мы все ощущали себя некоей единой общностью, связанной историей и языком, и видели в другом больше возможностей для сотрудничества, чем рисков для себя.

Мне бы хватило серьезного прогресса хотя бы по одному из этих пунктов...

Все так, но какая альтернатива? Мы же сами выбрали этот КС. Хотя я не за Навального, ни за Быкова не голосовала, по разным причинам.

 

Новости наших партнеров