Чемодан, тюрьма, гестапо: политические итоги недели

Восстание челябинских рецидивистов, уголовщина в сельском хозяйстве и экстремизм на YouTube. На этой неделе в России произошло много интересного, но отчего-то все события — с криминальным привкусом. Что делать: какая страна, такие и итоги. «Сноб» выбрал самое важное

Фрагмент репродукции картины Винсента Ван Гога «Прогулка заключённых»
Фрагмент репродукции картины Винсента Ван Гога «Прогулка заключённых»
+T -
Поделиться:

Реплика. «Закрывают в изолятор и ебашат круглосуточно».
Кто сказал. Заключенный колонии в Копейске
Контекст. Тюремный бунт в Челябинской области — пожалуй, самое эффектное шоу минувшей недели. Триста заключенных внутри и триста свободных людей снаружи потребовали смягчения режима. Жаловались на поборы и пытки. Руководство исправительной колонии сочло жалобы необоснованными и вызвало спецназ. В отличие от обычных митингов и забастовок, бунт в Копейске собрал прекрасное паблисити. Кадры с окровавленными людьми и разбитыми автомобилями обошли весь интернет.

Реплика. «Есть также скрытые призывы к бунту и неподчинению власти».
Кто сказал. Марина Мусимович, судья Замоскворецкого района
Контекст. Бунтовать в России стало опасно даже на словах. Ролик с панк-молебном в храме Христа Спасителя признан экстремистским. Теперь его придется убрать с YouTube и из ЖЖ, иначе уберут уже YouTube и ЖЖ. Оказывается, видео с танцующими феминистками «ущемляет права неопределенного круга лиц». В сущности, это судебное решение куда страшней приговора за хулиганство. Сначала Pussy Riot лишили свободы, теперь — голоса.

Реплика. «Я больше не могу выносить это вранье».
Кто сказал. Александр Агафонов, отец убитого Ивана Агафонова
Контекст. Тем временем вторая по значимости судебная тяжба наконец-то завершилась. Самбист Расул Мирзаев получил два года за убийство по неосторожности — и вышел на свободу прямо в зале суда, потому что год в СИЗО засчитывают за два. Это максимальный срок по статье, но многие говорят: мало дали. В общем, приговор Мирзаеву взбудоражил общество, и реплики о суде неправедном звучат все чаще.

Реплика. «Ждут, пока совсем ослепнет? Гестапо».
Кто сказал. Сергей Удальцов, оппозиционер
Контекст. Третья судебная новость — политическая. Владимир Акименков — один из тех, кого судят за «Марш миллионов» 6 мая, — оставлен под стражей. Несмотря на протесты врачей. Несмотря на то что он уже ослеп на 80% — все знают, какая в наших тюрьмах медицинская помощь. Вероятно, к окончанию процесса он ослепнет окончательно, но всем плевать.

Реплика. «У нас все крестьяне в уголовных делах».
Кто сказал. Елена Скрынник, бывший министр сельского хозяйства
Контекст. Интересно, поведут ли под суд эту достойную женщину? «Россия-1» показала разоблачительный фильм о махинациях в Министерстве сельского хозяйства. Пропали 40 миллиардов рублей: их то ли в землю закопали, то ли козам скормили, или как там в Минсельхозе принято. Елена Скрынник, которая, по версии гостелевидения, как-то связана с махинациями, очень обиделась. И заметьте, сначала Сердюков, потом Скрынник, а тут и в Петербурге миллиардные хищения нашли. Интересные времена наступают.

Реплика. «Надо разобраться, что правильно, что не очень правильно».
Кто сказал. Дмитрий Медведев, премьер-министр
Контекст. Тем временем Дмитрий Медведев продолжает защищать Анатолия Сердюкова. Но делает это в чисто медведевской манере: ни нашим, ни вашим. С одной стороны, Сердюков вроде как великий реформатор армии. С другой стороны, краденые миллиарды «Оборонсервиса». В общем, разобраться надо.

Реплика. «Вы хотели балагана — вы его имеете».
Кто сказал. Сергей Пархоменко, журналист, член КС оппозиции
Контекст. Чем же в этой ситуации занимается российская, точнее, московская оппозиция? А вроде как ничем. Во всяком случае, даже члены КС настроены скептически. За месяц, прошедший с выборов, не случилось ничего. Разве что договорились о дате протестного марша — 15 декабря. Но как бы не пришлось новоявленным гражданским лидерам маршировать в одиночестве.