Алексей Тарханов /

Кто у правых всех правее

История о том, как Франсуа поссорился с Жаном-Франсуа и что из этого вышло в партии UMP

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
Жан-Франсуа Копе
+T -
Поделиться:

Мои французские друзья — те из них, что в ужасе от социалистов, — были уверены, что скоро саркозистская партия UMP встанет с колен и победит на выборах 2017 года. Теперь они стыдливо отводят глаза. UMP не смогла победить на выборах президента: Саркози уступил Елисейский дворец Олланду. Партия не сохранила парламентское большинство, позволив социалистам сформировать чисто левое правительство. И наконец, она не смогла провести даже собственные выборы.

Как было дело? 18 ноября партийцев призвали к урнам, чтобы избрать генерального секретаря UMP, лидера партии. На эту роль претендовали двое: во-первых, нынешний партийный секретарь, 48-летний Жан-Франсуа Копе, шедший на второй срок, а во-вторых, бывший премьер-министр правительства Саркози, 58-летний Франсуа Фийон. Назревал типичный соцреалистический конфликт хорошего с лучшим.

Однако неожиданно разразился скандал. Начался он с того, что оба претендента, не дожидаясь окончательного подсчета голосов, назначили себя победителями. Когда же были объявлены официальные итоги, оказалось, что победу с перевесом в 26 голосов одержал Копе.

Впрочем, еще через некоторое время выяснилось, что при подсчете голосов были забыты бюллетени из трех заморских департаментов Франции: Майотте, Уоллис-и-Футуне и Новой Каледонии. Если бы голоса пересчитали, счет стал бы 88 004:87 978 в пользу Фийона.

«Какие же тогда двадцать шесть голосов в пользу Копе, если здесь целых двадцать шесть голосов в нашу пользу?» — возмущенно спросили сторонники этого кандидата.

На что сторонники Копе им говорят примерно так: «Ну и что, что не посчитали! Мало ли, бывает. Двадцать шесть голосов туда, двадцать шесть голосов сюда — какая разница?»

Мой папа любил цитировать устав французской армии: «При встрече двух офицеров, равных по званию, первым честь отдает наиболее вежливый». При равных результатах уступает более дальновидный. Далась Фийону эта выборная должность освобожденного секретаря, когда в 2017 году ему светит президентство! Бывший премьер-министр, продержавшийся весь президентский срок Саркози, красавец, спортсмен, мотогонщик (то и дело ходит с палочкой после очередного падения с мотоцикла), Фийон — идеальный президент, но, вероятнее всего, никудышный генеральный секретарь.

Копе за пределами партии любили гораздо меньше, чем Фийона, и путь к президентству для него был бы более сложен. Зато Копе — настоящий отец партии, заботливый и дотошный секретарь обкома из советского прошлого. В сущности, он скорее идеальный секретарь, чем президент.

У Копе беспроигрышная тактика: раз время идет в его пользу, не надо ничего изобретать, а надо все делать строго по закону. По партийному уставу решение выносит ревизионная комиссия, так вот и идите в ревизионную комиссию, сказал он сторонникам Фийона. Как она решит, так и будет. А как решит комиссия, известно, потому что большинство там — за Копе.

Фийон тут же заявил, что комиссия может быть необъективна. Дело ваше, пожимает плечами его соперник, другой комиссии у меня для вас нет. И когда комиссия вынесла ожидаемое решение в его пользу, Копе призвал поскорее забыть о скандалах и «смотреть в будущее».

Действительно, надо бы Фийону посмотреть в будущее, а он вместо этого продолжает скандалить. Сначала публично отказывается, раз такие дела, занять место секретаря своей партии, а потом в духе «ну так не доставайся же ты никому» грозит, что дойдет до суда. За первой угрозой следует вторая: пользуясь большим числом сторонников в парламенте, Фийон организовал в Национальной ассамблее сепаратную депутатскую группу, которую совершенно в ленинской манере (помните: «чтобы объединиться, надо размежеваться»?) назвал «Воссоединение». В нее готовы войти 70 из 183 действующих депутатов, что по закону более чем достаточно для образования парламентской группы.

И тут уже Копе не может сказать «да организовывайте что хотите», поскольку в зависимости от количества депутатов государство начисляет партиям финансовую поддержку. Сепаратизм Фийона может обойтись партийной кассе в 6 миллионов евро в год: поневоле сбавишь тон!

С одной стороны, надо мириться. С другой — не хочется. Тогда за примирение враждующих сторон берется сам Николя Саркози. Впервые за месяцы, прошедшие с его отставки, бывший президент возвращается в политику и требует от своих партийных товарищей Жана-Франсуа и просто Франсуа прекратить скандал, а то люди смотрят. Саркози поддержал идею немногих независимых в UMP — переголосовать или (поскольку по правилам это морока на полгода) устроить быстрый внутрипартийный референдум.

Однако примирение сорвалось. Копе готов на референдум, но попозже, года через два. А Фийон требует переиграть немедленно. Говорят, что Саркози кричал, стучал кулаком — все зря. При этом речь не идет ни о разнице стратегий, ни о разнице программ — одна детская война самолюбий.

Как будет выигрывать выборы такая партия? Конкуренты ликуют, а мои друзья-французы качают головой и разглядывают карикатуры и заголовки в газетах. «Мы не умеем считать, но хотим управлять Францией», — пишут журналисты о UMP.

Автор — парижский корреспондент ИД «Коммерсант»