Колонка

Леонид Бершидский: Духовный степлер

13 декабря 2012 9:30

Забрать себе

Официальная стенограмма послания Владимира Путина Федеральному cобранию начинается словами: «На церемонии, состоявшейся в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца, присутствовали члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства, руководители Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов, губернаторский корпус, председатели законодательных собраний регионов, главы традиционных конфессий, общественные деятели, руководители крупнейших средств массовой информации».

Единственное возможное продолжение предложила питерская группа S.P.O.R.T. еще в 2000 году: «А я не поехал. Я купил мотыля и пошел на реку. Я люблю рыбалку. Сядешь на берегу, закинешь удочку — клюет!»

Может быть, поэтому такие дежурно вялые комментарии вызвала президентская речь у оппозиционеров. «Повторил все свои невыполненные обещания своих 13 лет у власти... Манифест сохранения статус-кво. Манифест авторитаризма. Манифест неразвития», — написал, к примеру, Владимир Рыжков.

Скука — естественная реакция на длинную официальную речь надоевшего лидера. Мы жили под фоновое бормотание Брежнева и акынство Горбачева, теперь вот можем так же жить под Путина. Владимиру Владимировичу, с его-то нынешними спинными трудностями, хоть сейчас на трибуну мавзолея (продолжающего, как теперь известно, православную традицию) — дежурно помахивать рукой проходящим стройотрядовцам, многодетным матерям и героям труда.

Желание скучливо закатить глаза, как всегда, вызывает эстетическая сторона путинской речи. Ссылка на Льва Гумилева насчет пассионарности — моветон: термин уже настолько общеупотребительный, что в ссылке не нуждается. Цитата из Солженицына — из статьи «Россия в обвале» 1998 года — неладно сшита. У Путина:  «Патриотизм — чувство органическое, естественное. И как не может сохраниться общество, где не усвоена ответственность гражданская, так и не существовать стране, особенно многонациональной, где потеряна ответственность общегосударственная». А у Солженицына между первым и вторым предложением, которые в путинской речи ничем логически не связаны, — целая банальная тирада про то, что коммунисты и либералы патриотизма не понимают, в Америке в школах висят национальные флаги, а свобода не отменяет понятия долга.

Кстати, слово «скрепы», так покоробившее некоторых слушателей путинской речи, — вероятно, «духовными скрепами», о которых сказал президент, стреляет духовный степлер, — тоже из «России в обвале». В путинском вполне обиходном русском слово это звучит чужеродно и нелепо, для него и контекст нужен солженицынский: «Однако в тот год люди были захвачены жаркой поглядкой на телевизор... И еще большее ликование взвихрил 1991 год, у кого и 1992».

Был в президентской речи и совсем уж позорный, с точки зрения интеллигента, момент — выпускник Петербургского университета (пусть и конспиративный) В. В. Путин вдруг дал Свету из Иванова: «Пожилые люди находились в еще более худшем положении, часто просто за гранью нищеты». Все-таки мы, филологи и примкнувшие к ним граммар-наци, ждем от национального лидера более лучшего владения государственным языком.

Путин, иными словами, продолжил показывать креативному классу — теперь уже несколько утратившему оппозиционные ориентиры и переставшему понимать, почему целью марша 15 декабря должна непременно быть Лубянская площадь и не может быть проспект Сахарова, — что он агрессивно, вызывающе, демонстративно не свой. Его спичрайтеры по-другому, чем мы, понимают, что такое интеллектуальный дискурс. Но это демонстрировалось уже много раз — зевота, тоска.

Форма, как водится, заслоняет нам содержание, с которым, она, конечно, едина, да не вполне. Путин достаточно внятно объяснил, чего он хочет, а это умение как раз недоступно нынешней оппозиции, потому что она не едина, а Путин — един.

Путин хочет страны с традиционными ценностями, но современной технической мыслью. Фундамент такого общества — православная многодетная семья и школа, в которой воспитанию (в духе тех же ценностей) уделяется не меньше внимания, чем образованию. Путин считает, что, раз при советской власти идеология в школах не мешала готовить сильных математиков, не помешает и сейчас. Православные, семейные инженеры, генетики, архитекторы и даже промышленные дизайнеры — почему бы и нет? Бывают же такие деятели искусства, хотя в целом этим персонажам традиционные ценности претят.

В этой стране одна из базовых ценностей — оборона (за веру, отечество, ну и...), поэтому для развития науки и промышленности локомотивом должен стать государственный оборонный заказ.

В этой стране Бог наказывает за стяжательство, поэтому в госкомпаниях руководители не должны получать намного больше среднего персонала, а чиновники и их родственники — обогащаться и обзаводиться всякой там зарубежной собственностью.

Ну и так далее. «Мы должны всецело поддержать институты, которые являются носителями традиционных ценностей, исторически доказали свою способность передавать их из поколения в поколение... Мы должны действовать не путем запретов и ограничений, а укреплять прочную духовно-нравственную основу общества. Именно поэтому определяющее значение приобретают вопросы общего образования, культуры, молодежной политики. Эти сферы — это не набор услуг, а прежде всего пространство для формирования нравственного гармоничного человека, ответственного гражданина России».

Путин намекает, что всеобщее исправление нравов может оказаться невозможным прямо сейчас, — благоденствие наступит раньше, — но над ним надо начинать работать, и все будет хорошо.

Страна, которой хочет Путин, похожа на Ордусь из подзабытых ныне произведений коллектива авторов, творившего под псевдонимом «Хольм ван Зайчик». Злая пародия на эту страну — Россия сорокинского «Сахарного Кремля» — темная сторона луны, на которую воет президент.

Хочет ли реальный народ жить в путинской утопии? Как сказано все в той же «России в обвале», «мы должны найти в себе силы и умение сопротивляться распаду уже сейчас, и чем напорней разрушают нашу жизнь — тем напорней бы и сопротивляться. Однако: позволит ли это нам наш национальный характер?»

Лично я думаю, что народ по меньшей мере не против. Жил же при Советах, которые высказывали похожие идеи, только у них был коммунизм, — а теперь будет солженизм, и ничего страшного.

21 комментарий
Алексей Насретдинов

Алексей Насретдинов

Духовные скрепы и бескрылый Эрос

Спасибо кому-то за ссылку

http://www.marksizm.info/content/view/5221/

Коллонтай

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Его спичрайтеры по-другому, чем мы, понимают, что такое интеллектуальный дискурс.

Интересно, а если бы они ТАКЖЕ понимали, ну и творили соответственно, что бы изменилось? Послание слушали бы с неослабевающим интересом и разошлись с "чувством глубокого удовлетворения"? Может, "мы" даже полюбили бы Путина, как "своего"? Россия пошла бы иным путем? Еще что-то?

 

Александр Бабицкий

Александр Бабицкий

Неплохо было бы, между прочим. Менее в лоб и более тонко ставить людей на место, гнуть свою линию, выдавать предупреждения и намёки, в этом, вроде как, и есть искусство красивой политики, нет разве? С помощью ухищрений манипулировать, а не дубиной махать... И ещё Путин даже не старается прикрыть, что руководствуется лишь своими личными желаниями. Куда красивее было бы облечь эти желания в красивую обложку из народных нужд или глобальных стратегий, но это, видимо, слишком сложно то ли для спичрайтеров, то ли для спичспикеров. Слишком нарочито личное управление декларируется, ведь даже в СССР от лица КПСС все решения выносились, хоть какая-то группа людей...

Владимир Владимирович Громковский

Владимир Владимирович Громковский

дискурс.

Отвратительное и избыточное слово, 

которым в последние лет в 15-20 стали щеголять лица, безразличные к языку, желающие отличаться от толпы (ныне анчоусы и быдло), но не имеющие к тому довольно денежных средств. 

Такой "бентли" для "интелектуёв", или дешёвое пижонство.

Зачем, г-н Бершидский, Вам оно? Вы умеете неплохо писать.

Владимир Владимирович Громковский

Владимир Владимирович Громковский

Путин хочет страны с традиционными ценностями, но современной технической мыслью. Фундамент такого общества — православная многодетная семья и школа, в которой воспитанию (в духе тех же ценностей) уде

Не уверен, что Путин именно этого хочет.

Однако ВПС за именно это - всеми руками и ногами. 

И ещё монархию православную вместо демократии.

Александр Янов

Александр Янов

Послушайте Впс, я ведь здесь уже много месяцев доказываю, что

одной из главных традиционных ценностей Росии, во всяком случае не менее древней, чем православная монархия (которую она, кстати, пережила), является ОППОЗИЦИЯ режиму. И никто пока что, включая Вас, этого не опроверг. Между тем это требует пересмотра всей концепции традиционных ценностей.

.

Кроме шуток, однако, пришлите мне кто-нибудь линк к стеногграме путинского послания. Для меня это непаханное поле, а я его не могу найти.

Владимир Владимирович Громковский

Владимир Владимирович Громковский

одной из главных традиционных ценностей Росии, во всяком случае не менее древней, чем православная монархия (которую она, кстати, пережила), является ОППОЗИЦИЯ режиму.

Непонятно, для какой цели требовалось бы смешивать ценности и установления ("институты").

Владимир Владимирович Громковский

Владимир Владимирович Громковский

Всё от Путина есть на сайте презиент.рф (кириллицией)

http://xn--d1abbgf6aiiy.xn--p1ai/%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/17118

Сергей Любимов

Сергей Любимов

Может быть лучше Впс, чем ВПС ? А то Покорный Слуга звучит как-то слишком торжественно.

Владимир Владимирович Громковский

Владимир Владимирович Громковский

Может быть лучше Впс, чем ВПС ?

Это всего лишь калька с YHS.

Так привык - но если публикум массово выскажется за Впс?

Тут ещё та штука, что Впс - это обращение личное, а впс - ко всем сразу. 

А в ВПС тонкости скрадываются - что легче.

Сергей Любимов

Сергей Любимов

Так как раз Впс и впс - не тонкость, а грамматика. Но слуга с большой буквы - в лучшем случае звучит кичливо.

Степан Пачиков

Степан Пачиков

Варяги, викинги и прочие скандинавы -- потомки удинов.

Кстати, очень неплохая мысль "позвать варягов" на престол. Пусть придут и княжат нами. "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами".

Только надо выбрать варягов получше. Скажем - норвегов? Так как  Хейердал утверждал, что 

"удины были предками скандинавов, перекочевавших в Скандинавию в VI—VII вв. нашей эры. (Его теория относительно Одина была принята как факт евангелической лютеранской церковью Норвегии.)

то я готов начать переговоры. Со мной можно связаться по электронной почте.

Владимир Владимирович Громковский

Владимир Владимирович Громковский

я готов начать переговоры. Со мной можно связаться по электронной почте

Степан Александрович,

чтобы стать царём, потребно создать такое положение, когда ни у кого   вокруг нет никакого иного выхода, кроме как признать таковым.

Степан Пачиков

Степан Пачиков

Мой главный пойнт был в том, что мне нравится идея следовать доброй исторической традиции "звать варягов на княжение". Я не думаю в тех "переговорах" чудь, словене, кривичи и весь решали, кто конкретно из варягов будет княжить и где кто будет княжить. Это варяги решили между собой сами. 

Уникальность моего предложения в том, что я могу представлять сразу обе стороны (если, конечно, стороны с этим согласятся), но я признаю, что есть и другие удины. Но их мало так что большого выбора нет.

Владимир Владимирович Громковский

Владимир Владимирович Громковский

Повторю ещё раз

не наёмного  князя-военачальника,

но царя 

никто добровольно не призывал.

Степан Пачиков

Степан Пачиков

Аргумент "мы - из Рюриковичей" всегда был одним из самых главных. В том числе и для царей.

Владимир Владимирович Громковский

Владимир Владимирович Громковский

Аргумент "мы - из Рюриковичей" всегда был одним из самых главных. В том числе и для царей.

Был. И действовал сотни лет. Однако "позвали княжить" - это очевидная фигура речи. 

Пока сила за Михаилом Феодоровичем не обозначилась,

никто ведь не признавал его царём?

И если бы той силы не нашлось, он и не был бы.

Степан Пачиков

Степан Пачиков

Пока обменивался любезностями с ВВГ чуть закат не пропустил!

 

Лариса Бабкина

Лариса Бабкина

Красота какая!

Лариса Бабкина

Лариса Бабкина

Что нам мешает услышать В.В. Путина?

Духовная скрепа.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров