Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Человек с чемоданчиком

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Вот были же политики в свое время! Цезари и Цицероны, Иваны Грозные и Петры Первые, Карлы и Вильгельмы, Кромвели и Робеспьеры, Сталины и Гитлеры, Черчилли и Рузвельты… Уж если реформаторы — так реформаторы! Уж если злодеи — так прям чудовищные злодеи. Уж если революционеры — так ломать все «до основанья, а затем» и перепридумывать даже названия месяцев в календаре. Решительные были люди, смелые, отчаянные, не чета теперешним.

Теперешний политик — это всегда ничтожество, трусливый пошляк. Мужественность умеет демонстрировать только глянцевым фотографам, а случись, например, теракт, исчезает на трое суток с радаров и не предпринимает ничего, в то время как надо действовать. А гибель невинных сограждан вызывает у теперешнего политика не естественную в таких случаях для лидера ярость, но слезы, слезы бессилия.

Эти ничтожность и нерешительность отвратительно выглядят, но у них есть смысл.

Дело даже не в том, что всеобщее избирательное право неминуемо приводит к власти посредственность (в отличие от монархии, при которой у власти может оказаться как гений, так и идиот). Бывали и при всеобщем избирательном праве яркие политики, и проводили решительные реформы, и умели удержаться от того, чтобы узурпировать власть.

Дело, я думаю, в атомной бомбе.

Это ведь после Хиросимы стали мутировать в трусов лидеры великих держав.

Говорить публично об атомной бомбе, бояться публично ядерной войны теперь не принято, как принято было в шестидесятые годы прошлого века. Но я полагаю, что каждый, выбирая себе лидера, держит подсознательно в голове вопрос: «Как поведет себя этот парень, окажись у него в руках ядерный чемоданчик? А вдруг шмальнет?» В демократических странах этот вопрос имеет в виду каждый избиратель. В автократических странах исподволь думает об этом элита, выбирающая себе лидера. По этому смутному критерию отсеиваются популярные политики от маргиналов. Не только лидеры правительств, но и лидеры оппозиции, потому что оппозиция может ведь когда-нибудь прийти к власти, а стало быть, заполучить чемоданчик.

Чтобы оценить шансы политика на популярность, надо представить его себе с ядерным чемоданчиком в руках.

Вот Лимонов! Бубнит себе что-то про трагедию и не опасен. А представьте себе Лимонова с ядерным чемоданчиком. С его-то пристрастием к трагедии. Не-а! Никогда он не будет лидером никому, кроме горстки склонных к саморазрушению молодых людей.

Или Удальцов! Представьте себе, что он лезет в фонтан на Пушкинской площади не просто так, а с ядерным чемоданчиком в руках. Не-пой-дет! Я лучше Ксении Собчак отдам ядерный чемоданчик: она точно не шмальнет, хотя может, конечно, прое…ть главную в стране кнопку.

Или вот Навальный! Стоит на трибуне и орет: «Кто здесь власть?» А представьте себе, что в руках у него при этом — ядерный чемоданчик. Страшно. Когда Путин орет агрессивные лозунги на митингах, не страшно. Про Путина мы точно знаем, что это он только хорохорится. На опыте проверено, что в решительную минуту он прячется и не предпринимает вообще ничего. А Навального кто знает — вдруг шмальнет?

Можно предположить, что идеальным хранителем чемоданчика являлся бы Дмитрий Медведев — вот уж безволие так безволие! Но и это неверно. Безволие лидера не должно быть безграничным. Лидер должен обладать безусловной волей к сохранению чемоданчика. Современный лидер должен быть этакой собакой на сене: и самому не использовать чемоданчик никогда, но и не делегировать никому ни за что. А Медведев то и дело делегирует все что ни попадя.

По этой же причине безграничного безволия не проходит тест с чемоданчиком и весь Координационный совет оппозиции. Когда они перед «Маршем свободы» оставляют на совести каждого гражданина, прийти ли ему или не приходить на Лубянку, это выглядит вроде прилично и даже свободолюбиво. Но представьте себе на минуту, что Координационному совету достался ядерный чемоданчик. А они оставляют на совести каждого солдата-ракетчика, запускать ли ему или не запускать ядерную ракету.

Комментировать Всего 5 комментариев

Отчего-то открытый автором феномен распространяется также на державы, в которых никаких чемоданчиков отродясь не было.

Это ведь после Хиросимы стали мутировать в трусов лидеры великих держав.

Очень опасно не отличать одни явления от других, перестать отличать трусость от ответственности, нерешительность от осторожности, очернительство от критики...

Эту реплику поддерживают: Александр Янов, Lucy Williams, Ирина Камаева, Marat Gilmutdinov

По моему так: лидер несет ответственность за группу перед внешним миром, но постоянно ее перекладывает на кого нибудь внутри группы(то есть делегирует право принимать самостоятельные решения и отвечать за них) таким образом группа становится сильней как в частностях так и в общем и настоящий лидер не побоится быстро "растущего" потенциального конкурента, он( настоящий лидер) с легкостью позволит стать самостоятельным либо сделает приемником - это в случае сильного объединяющего "скрепа")))))

Что-то несбыточно идеальное Вы нам наприсовали. Так не бывает, даже в сказках. Люди, готовые ради блага дела отдать власть другому, хоть самому распрекрасному, в политику нынче не идут.

Слушала на днях по "эху" их лингвистическую передачку, в коей удостоверилась в правильности своей догадки что "скрепа" - это "скрепка", только большая. Так что она-моя.