«Плохой» министр Ливанов

Почему всем так хочется уволить министра образования и почему этого лучше не делать

Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ
Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ
Дмитрий Ливанов
+T -
Поделиться:

Газета «Известия» со ссылками на анонимные источники в администрации президента выставила оценки действующим министрам правительства Медведева. Семь министров работают отлично (среди них — только что назначенный министр обороны Шойгу), девять хорошо, пять плохо. И, хотя мы не знаем наверняка, кто, с точки зрения АП, самый первый отличник, мы можем назвать самого безнадежного двоечника: текст статьи на сайте «Известий» венчает крупное фото озадаченного Дмитрия Ливанова.

Премьер-министр Медведев устами своего пресс-секретаря Тимаковой немедленно выступил в том духе, что на анонимные наветы он реагировать не намерен, а оценку деятельности министров должен проводить исключительно президент Путин. Президент Путин молчит, но и так ясно, что с его точки зрения никто не может быть менее эффективен, чем министр образования.

Во-первых, Ливанов впервые в истории министерства приступил к жизненно необходимому, но малоприятному для большого количества влиятельных людей процессу мониторинга качества высших учебных заведений. На первых этапах мониторинг порождает скорее анекдотические ситуации, вроде студенческой забастовки имени Сергея Бабурина в РГТЭУ, но чем дальше, тем более интересные вещи начнут выясняться. Например, пока мы только качаем головой, узнав, что российские вузы в очередной раз остановились на расстоянии пушечного выстрела от первой сотни мировых. Еще пару лет «мониторинга» в широком смысле этого слова — и станет ясно, почему это происходит, и ответственность ляжет на конкретных ректоров и деканов. Кому это надо?

Во-вторых, министр Ливанов неожиданно быстро и решительно приступил к расследованию обстоятельств, в которых создавались и защищались диссертации некоторых видных общественных деятелей. Очень вероятно, что примерно через месяц специально созданная комиссия объявит о «наличии признаков плагиата» (или как это называется на бюрократическом языке?), и Ливанову придется принимать принципиальное решение. Министр образования и науки не сможет совсем не обратить внимания на доказанный факт воровства кандидатской диссертации, иначе придется увольняться сразу. Значит как минимум Андрею Андриянову и Владимиру Тору светит лишение степени, а диссертационному совету — закрытие. Как максимум — возбуждение уголовного дела. Но и это не все: опасный прецедент может существенно попортить кровь другим обладателям сомнительных степеней, например, депутату Бурматову и другим депутатам и сенаторам. А то и президенту Путину. Кто знает, что еще удумает министр Ливанов. Лучше не проверять.

В-третьих, в свободное от непосредственного исполнения прямых обязанностей время министр Ливанов выступает против «антисиротского закона», явно без каких-либо на это санкций. Закон все равно протащили — министры тут не указ, даже если их полкабинета, — но осадок, очевидно, остался.

В-четвертых, ладно бы он просто выступал против закона — всего год назад он был доверенным лицом кандидата в президенты Путина В. В. А такой разворот — это уже совсем не по понятиям.

Все сходится. Да и снимать Ливанова будет легко: такое решение Путина одобрит и Нижний Тагил, и охранители из числа образовательной элиты вроде ректора МГУ Виктора Садовничего, и Болотная площадь, значительная часть которой презирает Дмитрия Ливанова куда сильнее, чем какого-нибудь Анатолия Сердюкова, и регулярно устраивает митинги в защиту образования от министра образования.

В общем, политическая ситуация располагает к тому, чтобы избавиться от Дмитрия Ливанова, и побыстрее. И даже никто не вспомнит, что меньше года назад Путин своими руками назначил его министром и подписал несколько амбициозных научно-образовательных указов с прицелом на довольно далекую перспективу.

Беда лишь в том, что весь этот анализ верен прежде всего с точки зрения Владимира Путина. Обществу давно известно, что отставка реформатора практически всегда предшествует назначению консерватора. А консервировать что угодно — в том числе образование, науку и их места в международных рейтингах — имеет смысл только тогда, когда оно стоит того.