Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Арина Холина

Злодей в соседней квартире

+T -
Поделиться:

Во время зимних каникул произошло два шокирующих события. Одно — скандал, другое — трагедия.

В первом случае бывшая жена известного фотографа и самого популярного в Рунете блогера Рустема Адагамова обвинила его (пока неофициально) в педофилии.

Во втором случае все еще хуже: ресторатор Алексей Кабанов зверски убил Ирину Черску, свою жену, мать троих детей, двое из которых были у пары общими.

Эти события объединяет то, что для определенного круга — московских журналистов, рестораторов, пиарщиков, телевизионщиков... ну, той общности, которая иногда называется «креативный класс», — эти люди не посторонние.

Не все знают их лично, но есть общие знакомые, общие места, интересы, круг, культурный уровень.

Зло вдруг выбралось из рубрики «Криминал», которую обыкновенно пролистываешь, чтобы даже не прикасаться к тем ужасам, которые случаются с незнакомцами где-то очень далеко, практически в вымышленном мире, и появилось среди нас.

Свою вину Алексей Кабанов признал. Рустем Адагамов отмалчивается, не оправдывается, хотя мог бы, так как судебного иска нет, а заявления бывшей жены выглядят несколько сомнительно.

Но дело даже не в том, кто прав, а кто виноват, а в той реакции, которую демонстрируют люди, когда нечто действительно ужасное происходит совсем близко.

Это шок. Растерянность. Паника. Ощущение, будто в мире нет безопасности и твой личный мир взорвался, будто все самое ужасное может теперь произойти с тобой.

Иллюзии развеялись, мой дом больше не моя крепость, нет ничего надежного, нет границ.

Недоверие.

Бывшая супруга Рустема Адагамова Татьяна Дельсаль, живущая в Норвегии, в телевизионном интервью  сообщила, что в июне прошедшего лета к ней пришла некая девушка и сообщила, что Адагамов «манипулировал» ею, когда та была ребенком.

Суть этих «манипуляций» в интервью не раскрывается, но по намекам ясно (девушке «было больно, ей было стыдно»), что речь идет о каких-то развратных действиях. Интервью построено аккуратно: прямых обвинений, за которые Дельсаль можно было бы привлечь к ответственности за клевету, не звучит.

События, в которых Татьяна Дельсаль обвиняет бывшего мужа, начались 15 лет назад, когда Дельсаль еще была замужем за «блогером номер один» и вся семья проживала в Норвегии, как можно понять из ее слов, по соседству с предполагаемой жертвой.

То, почему не названная в интервью девушка молчала столько лет и почему сама Дельсаль не обратилась в правоохранительные органы сразу после того, как получила подобную информацию, в интервью объясняется психологическими причинами.

Дельсаль признает, что прямых свидетелей преступления, в котором она обвиняет бывшего мужа, нет. В то же время женщина отрицает, что прозвучавшие обвинения носят заказной характер и связаны с оппозиционной деятельностью Адагамова.

Если предположить, что жена Адагамова говорит правду, то лично для меня в первую очередь удивительно не поведение ее мужа (здесь как раз все очевидно).

О’кей, всегда найдутся люди, которые скажут, что она тоже жертва (я хочу еще раз обратить внимание на то, что вина фотографа здесь чисто гипотетическая).

Вот есть женщина, чей муж уделяет усиленное внимание подруге ее дочери, или ее дочери, или их общей дочери, а она закрывает на это глаза. И вовсе не потому, что испугана. Нет. Обыкновенно за этим стоят более практические причины: женщина хочет сохранить мужа для поддержания своего статуса или как источник комфорта и денег.

Женщина (условная) видит зло, но не вмешивается, потому что этому противодействует ее эгоизм. Женщина не верит ребенку. Женщина говорит, что дочь (или ее подруга) все придумывает.

Возможно, она даже делится своей тайной с подругами, но те тоже не желают вмешиваться, потому что это крайне утомительно. Надо идти в полицию, свидетельствовать, таскаться по судам et cetera.

Мы поступаем так, когда слышим крики у соседей, когда видим, как дерутся на улице, когда проходим мимо заснувшего в сугробе человека. Мы не считаем это злом, разумеется. Пока не узнаем, что сосед в ванной разрезал свою жену на части. И удивляемся: ну как же так? Как такое могло коснуться нашей жизни?

Мы предпочли личный комфорт, мы — счастливцы, с которыми никогда ничего не случается, которые живут над всеми этими событиями, что происходят в жизни других, менее удачливых.

Мы говорим подруге, которую бьет муж: «Сходите к семейному психологу, что ли». Мы устаем от ее проблем и перестаем общаться. И очень редко заявляем: «Это опасный человек, и если в полицию не пойдешь ты, то пойду я».

Мы не хватаем за руку знакомых, которые бьют своих детей, не жалуемся в органы опеки.

Одна приятельница сейчас подала заявление в полицию на наркомана, который живет в ее доме и избивает свою бабушку. Теперь у нее навалом проблем: наркоман уже угрожал ей прямо из полицейской машины, в которой его увозили, и, возможно, ей придется искать другую квартиру. На всякий случай: у нее есть маленькие дети.

Но есть вещи, которые просто невозможно не сделать, если понимание личного комфорта для тебя несколько шире, чем то, что происходит в твоей гостиной.

Зло существует, как бы мы от него ни прятались. И оно обязательно догонит — в том или другом виде. Просто мы наивно полагаем, что именно нам удастся его избежать.

Зло — это часть нашей жизни. Взрослому человеку просто необходимо это признать, иначе он сам и будет способствовать распространению преступлений. Равнодушие добропорядочных граждан, да.

Разумеется, никто не виноват в чужих трагедиях, потому что очень трудно кого-либо спасти. Трудно убедить человека в том, что он ходит по лезвию бритвы. Касается ли это жен, над которыми издеваются мужья, или наркоманов, которые не хотят признавать себя наркоманами. Все мы сталкивались с подобными проблемами и в какой-то момент понимали, что такого рода поддержка требует слишком больших усилий.

В нашем обществе нет традиции, которая заставляет людей нести ответственность друг за друга. И не обязательно за самых близких, а за соседей, за случайных людей с улицы — по той причине, что они тоже люди и что мы все так или иначе связаны уже по этому признаку. Мы каждый день проходим мимо старой пьющей соседки, отделываясь дежурным «здрасьте», а потом удивляемся, что ее облапошили квартирные мошенники.

Я нисколько не сомневаюсь, что есть множество замечательных людей, которые готовы помочь кому угодно: это доказывают и пожертвования тяжело больным, и волонтеры, которые тушили лесные пожары и помогали пострадавшим в Крымске.

Но мы не хотим замечать повседневное зло, которое во многих случаях оборачивается страшными драмами.

Зло, которое существует и в нашем прекрасном мире, где все красивые, умные и «свои». Мы лелеем этот оазис безопасности, смотрим на него через призму иллюзий и не видим, что все самое страшное — уже рядом.

Комментировать Всего 2 комментария

Мудрец : "Для того, чтобы зло победило, нужно, чтобы все хорошие люди ничего не делали..."

Арина, всегда с удовольствием читаю Ваши материалы. Я совершенно согласна с тем, что огромное количество зла, которое творится сейчас в России, творится в первую очередь потому, что никто его не видит (старается не видеть), ибо хлопотно и надо будет вмешаться. Однако у проблемы, о которой Вы говорите, есть еще один аспект, над которым я много думаю в последнее время. И решения которому я пока не нашла.

Я много раз встречалась с ситуациями, требующими расследования. Дети, над которыми издеваются, врачебная халатность, приведшая к смерти больного, вымогательства, педофилия, домашнее насилие. Встречалась по роду своей деятельности, не в своей жизни, слава Богу. И каждый раз я была готова идти в милицию, писать в СМИ, поддерживать материально и морально. Но в большинстве случаев за редким исключением (дети, которые не отвечают за себя сами), на мой прямой вопрос - я буду этим заниматься, но ты-то не дашь задний ход? - слышала ответ -ну я не знаю... нет, знаешь, не хочу тебя подставлять... я не готова, не недо никуда ходить, не пиши, пожалуйста, об этом...и так далее. Не надо ничего делать, я не буду судиться с врачами, которые влили моему ребенку смертельную дозу химиотерапии, например (сестра ошиблась с дозировкой). Я не буду брать диктофон к врачу-взяточнику, который вымогает у меня деньги перед операцией. Ты, конечно, пиши в блоге о том, что в детском доме нас насиловали опекавшие священнослужители, но в милиции я ничего не подтвержу. И вообще - ту лучше просто напиши в интернете, и пусть другие знают. Я - меня привлекут за клевету. Мне нужно, чтобы ты подтвердил то, что говоришь и был готов дальше поддерживать меня! - Нет, тогда ничего не пиши, Бог с ним, все давно прошло... И так далее. Людям, которые действительно хотят помочь другим, очень сложно бороться за них, потому что сами за себя постарадавшие очень часто бороться не хотят. И  для меня большая загадка - почему?