Евгений Бабушкин /

Воры, церковь, портянки: политические итоги недели

А так здорово, так мирно начинался январь. Увы, комедия с Депардье продолжалась недолго, кто-то переключил канал — и на экранах кровавый боевик с портяночным запашком. «Сноб» выбрал самые важные события минувшей недели

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Реплика. «Мы мирные люди, никому не мешаем»
Кто сказал. Дед Хасан, криминальный авторитет
Контекст. Четырежды судимый предприниматель Аслан Усоян, которого считали одним из самых уважаемых воров в законе, был застрелен на выходе из любимого ресторана. Удивительно не то, что авторитетов иногда убивают, — удивительно, что это становится главной новостью недели. Пессимисты предсказывают криминальные войны по всей Москве, но есть вероятность, что серьезные пацаны уже договорились, кому достанется Бирюлево, а кому Чертаново.

Реплика. «Хотел бы сделать поручение, чтобы мы к концу этого года забыли слово "портянки"»
Кто сказал. Сергей Шойгу, министр обороны
Контекст. В отличие от воров в законе, портянки — не специфически российское явление, хоть на Западе их и называют русскими носками (chaussettes russes). Их к нам из Голландии завезли века три назад, вместе с картошкой. И каждый новый министр обороны начинает карьеру борьбой с портянками. Происходит это примерно раз в пять лет. Ну, может на этот раз все получится, пожелаем Шойгу удачи.

Реплика. «Единственным человеком, который может оценивать эффективность деятельности отдельных министров и правительства, может быть только президент»
Кто сказал. Наталья Тимакова, пресс-секретарь Медведева
Контекст. Борец с портянками Шойгу считается эффективным министром. А вот список неэффективных: Виктор Ишаев, Дмитрий Ливанов, Игорь Слюняев, Максим Соколов и Максим Топилин. Откуда информация? Ниоткуда конкретно, типичный журналистский «слив». Вместо того чтобы его опровергнуть или просто смолчать, Наталья Тимакова поставила всех на место. Мол, не можем мы — ни просто люди, ни журналисты, ни даже «источники в администрации президента» — судить о государственных делах. Один царь, одна правда, одна пара портянок на всю оставшуюся жизнь.

Реплика. «Я хотел бы попросить прощения у задержанных»
Кто сказал. Дмитрий Свердлов, священник
Контекст. Либеральный подмосковный батюшка, который осмелился выразить сочувствие Pussy Riot, отстранен от служения на пять лет. Формальный повод — загулял, оставил приход. Кстати, Свердлов не на Канарах пузо грел, а помогал пострадавшим в Крымске. Но церковное начальство это не волнует: поставили служить — так служи. В общем, за христианское всепрощение к Pussy Riot и за деятельную доброту в отношении жителей Крымска — пять лет поражения в правах. Браво, РПЦ.

Реплика. «Пойду из зала — пусть нажимают»
Кто сказал. Александр Сидякин, депутат
Контекст. Чистки проходят и в «Единой России»: координатор «Общероссийского народного фронта» по Приволжскому федеральному округу отстранен от должности. Причина ясна: Сидякин отказался голосовать по «закону Димы Яковлева» (на то, чтобы нажать «против», его не хватило). Вы не подумайте, что Сидякин положительный герой. Именно он придумал закон о митингах и даже растоптал белую ленту прямо на думской трибуне. Тем не менее даже такой, казалось бы, сервильный человек, а пострадал за вольнодумие.

Реплика. «Оказывается, нам позор. Это им позор!»
Кто сказал. Владимир Жириновский, лидер фракции ЛДПР
Контекст. Бедный, бедный Жириновский — обидели человека, плюнули в душу. Легендарного политика расстроил эффектный эпизод «Марша против подлецов»: митингующие кинули портреты депутатов в мусорный бак, как фашистские знамена — к Мавзолею. А затем прокричали «Позор» всем, кто проголосовал за «закон Димы Яковлева». Жириновскому в том числе. Вот он и обиделся, даже пообещал разобраться с «антирусскими силами».