Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Считайте меня геем

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

Многие из протестующих ныне против закона, запрещающего «пропаганду гомосексуализма», спешат уточнить, что сами они абсолютно гетеросексуальны. Например, едва не уволенный из школы за выступление в поддержку прав ЛГБТ учитель и журналист Илья Колмановский сформулировал свою позицию так: «Я знаю, что должен был выступить в защиту прав этих меньшинств и против мракобесия, против вражды, против разделения нации по любому признаку. Я должен это сделать еще и потому, что я — не гей».

В таком контексте заявление Колмановского о его сексуальной ориентации должно, видимо, читаться как дисклеймер об отсутствии конфликта интересов. Учитель биологии не за свои права борется, а просто за равноправие. Его интерес — общечеловеческий и либеральный.

Почему-то некоторые так и читают.

А вот если бы, допустим, принят был закон против евреев: о том, что им лучше бы не высовываться, открыто свою религию не практиковать, черных шляп и пейсов не носить (пропаганда!), что тогда? Если бы кто-то стал против этого закона протестовать, но при этом вставил: «Хоть я и не еврей», — ведь это уже не был бы дисклеймер о беспристрастии. Тут же возник бы вопрос: а зачем, собственно, человек это сказал? Никто вроде не спрашивал, так ни к чему и отвечать, верно?

Признать себя евреем, к счастью, совсем уже не зазорно в нынешние времена. Когда Путин поссорился с Саакашвили и из России стали выдворять грузинских иммигрантов и гастарбайтеров, многие в Москве из солидарности говорили: «Я грузин». Кто сейчас говорит «я гей», кроме геев?

Признать себя геем — или даже оказаться под подозрением в «нетрадиционной сексуальной ориентации» — опасно. И стыдно. Не только в России, но и в странах с прочнее укорененной традицией толерантности.

В книге Тома Вулфа «Я — Шарлотта Симмонс» есть уморительный эпизод, в котором либеральный студент выходит на демонстрацию за права геев: «На его плакате значилось: "СВОБОДА СЛОВА — ДЛЯ ВСЕХ, ВКЛЮЧАЯ ГОЛУБЫХ!" ...Время от времени Эдам ловил себя на мысли, что пытается опустить плакат пониже, чтобы прикрыть лицо... в глубине души мечтал о том, чтобы провалиться сквозь землю. Вот бы разошлись прямо сейчас плиты, которыми вымощена площадка перед библиотекой, и… Впрочем, морально, да и политически он считал себя просто обязанным участвовать в этом мероприятии» [пер. Владимира Правосудова].

Да что там художественная литература. В 2010 году президент Барак Обама выступил с короткой речью, чтобы предостеречь подростков-геев, подвергающихся травле со стороны сверстников, от самоубийства (тогда как раз было несколько таких случаев). Проникновенность речи невозможно не оценить, а с мыслью о том, что «дальше будет лучше», трудно не согласиться: взрослого затравить куда сложнее. Но и Обама не преминул заметить: «Я не знаю, каково это, когда тебя дразнят за то, что ты гей». Хотя и его никто не спрашивал.

Мало того, что люди часто — из некоей инстинктивной стыдливости — отвечают на незаданный вопрос; не факт, что они отвечают на него правдиво. Я не говорю, что врут — скорее всего, просто не задумываются о сложности вопроса.

Доктор Альфред Кинси еще в 40-е годы предложил идею сексуальной ориентации как континуума. По шкале Кинси ноль баллов — это абсолютная гетеросексуальность, шесть — абсолютная гомосексуальность. Между этими экстремумами — все многообразие жизни. Например, у человека никогда не было партнера одного с ним пола, но его возбуждает гей-порно. Или, скажем, он охотно участвует в разговорах о том, кто из знакомых гей. Или мужчине нравится во время секса с женщиной анальная стимуляция (скажу вам по секрету, некоторые женщины прибегают к ней автоматически: привыкли, что всем партнерам приятно). Все эти особенности — и множество других — отодвигают человека вправо по шкале.

Впоследствии шкала Кинси оказалась слишком плоской для исследователей. Фред Кляйн в книге 1993 года «Бисексуальный вариант» (The Bisexual Option) предложил уже не шкалу, а матрицу для оценки сексуальной ориентации по семи параметрам, которые могут изменяться во времени. Желающие могут попробовать сами себя оценить. Но даже если вам неохота с этим возиться, взгляните на матрицу Кляйна и заметьте, что не все параметры в ней имеют отношение к сексу: обсуждаются и эмоциональные факторы, и тяга к определенному стилю жизни, и предпочтения в общении — со своим полом или с противоположным. Ориентация-то сексуальная, да определяют ее и «внепостельные» преференции и склонности. Более того, она «текуча», то есть может меняться.

Чтобы определить степень бисексуальности человека, ученые задают ему массу каверзных вопросов — сам испытуемый не всегда даже задумывается о том, что в его поведении важно для более или менее точного определения ориентации. Больше того, он никогда не представлял себя в целом ряде ситуаций, которые могли бы точнее выявить его реальные пристрастия и их относительную силу или слабость.

Самопознание — вообще сложная штука. Хорошо ли на самом деле разобрался в себе человек, скороговоркой произносящий «вообще-то сам я натурал, но»? Возможно, не лучше, чем невежда и мракобес, голосующий за запрет «пропаганды гомосексуализма». И тот и другой вполне могут оказаться бисексуалами; более того, они и в одной постели могут оказаться. Секс уравнивает.

А в общественной, с позволения сказать, дискуссии мракобесы и вашу любимую гетеросексуальную практику тоже не приемлют. Им не нравится то, что вы делаете с женой, с подружкой или сами с собой. Им противен способ, которым вы любите мужа или бойфренда. Для них — по крайней мере на словах — секс может быть только способом воспроизводства честных религиозных фанатиков. «Пропаганду» всего остального, дай им волю, тоже запретят в свое время.

Для невежды всякий, кто не таков, как он, — все равно что гей. Вот я для него пидарас, где бы на самом деле ни было мое место на шкале Кинси. Я человек, которого он хочет запретить. И я против.

Комментировать Всего 10 комментариев

Что-то Вы, Леонид, ради красного словца перемудрили...

Проблема же не в том, что многие люди по природе бисексуальны, хоть и большинство не отдают себе в этом отчета. А в том, что те, кто осознал свою гомосексуальность и ее не скрывает ровно в той же степени, в которой Вы не скрываете факт наличия у Вас гетеро семьи, потенциально становится нарушителем закона...

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Мария Генкина

На мой взгляд, проблема совсем не в этом, – никто не будет применять этот закон, как не применяют его и в Петербурге, где он действует с марта. Проблема в общем тренде: "законодатель" дает понять и геям, и гетеро, всем нормальным людям, что они - ненормальные и подлежат порицанию.

Эту реплику поддерживают: Наташа Барбье, Степан Пачиков, Сергей Буланов

Ну это "законодателю", наверное, западло, что РПЦ пытается монополизировать сию благодатную ниву

Ну, как показала первая же проверка местной "либеральной" публики - те, кто грудью стоит за одних "пидорасов" - теми же грудями готовы "запидарасить" другого.

Гомосексуализм стал моден - толпа побежала его "защищать". На полигамию отмашки в глянце ещё не дали - и те же самые "защитники" называют её "половой распущенностью", а другие тёти, вроде как уже совсем не вчера родившиеся, на голубом глазу заявляют, что такого позорного явления в нашей либеральной жисти - вообще нет.

Ну, бодайтесь, бодайтесь. Борьба нацистов с коммунистами...

Возможно, это "я не гей" еще и ответ на возмущенный рев толпы: "ну конечно, вы, пидарасы, своих защищаете"? Есть такое распространенное, увы, мнение, что интересы меньшинств волнуют только сами меньшинства. Защищаешь права гомосексуалов? - да ты сам, наверное, "из этих!", потому что "нормальный человек" таким заниматься не будет.

Поэтому, когда люди озвучивают это "я не гей", они как бы говорят тем самым: "Ау, я не свою шкуру защищаю, я действительно так думаю". И еще дают образец нормы для своих. Потому что одно дело, когда леди Гага со сцены говорит о том, что нет существенной разницы между гомо- и гетеросексуалами. И совсем другое дело, когда твой товарищ по футбольной команде (или твой коллега в школе) говорит то же самое. К нему скорее прислушаешься.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Тата Донец, Павел Гуляев

Я не думаю, что по этому вопросу идет такой разговор, в котором кто-то кого-то может убедить. Принципиально невежественного человека убедить нельзя, они ни Гагу, ни товарища по команде не слышит. Товарища еще и в пидоры запишет, что бы тот ни говорил.

Вот я с одной стороны с Вами согласна, а с другой стороны знаю, что не все гомофобы - принципиально невежественны. Есть еще люди, для которых это все просто находится за границами их мира, оно им неинтересно, пока оно их не касается. "Там обитают драконы". Они принимают ту точку зрения, которая для них будет путем меньшего сопротивления. А когда среди друзей/родственников/любимых/коллег появляются активные антигомофобы, это уже влияет на их мир - и тут точка зрения может измениться.

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

Вам удавалось кого-то убедить, что быть геем нормально?

Да. Хотя пока не удалось никого из изначально негативно настроенных убедить в том, что защита прав лгбт - это не выпендреж, а необходимость. Но у меня не очень хорошо с умением убеждать.

не ... идет такой разговор, в котором кто-то кого-то может убедить

Простите, Леонид, а Вы тогда для чего и для кого "по этому вопросу" пишете? Тех, кто с Вами согласен, и убеждать не надо. А тех, кто несогласен, по-Вашему, убедить невозможно. В чем же цимес, и не попадаете ли Вы здесь сами в ту же ловушку, сидящими в которой прозреваете других? 

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Тата Донец, Павел Гуляев