Котики и президенты

Если верить глазам своим, наши лидеры скучно живут. Нет у них ни дорогих любовниц, ни прохладных дворцов. Одна забава — домашние животные чистых кровей. Мы ничего не знаем о дочках Путина, зато в курсе странствий кота Дорофея и половой жизни лабрадора Конни Полгрейв. Так, сквозь дырку в будке, наблюдаем жизнь элит

Илюстрация: Сноб.Ру; фотоматериалы: ИТАР-ТАСС
Илюстрация: Сноб.Ру; фотоматериалы: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Любимое занятие современников — вслушиваться в молчание власти, искать намеки, знаки, оговорки и верные признаки, что все скоро рухнет.

Подкину пару идей. Само название породы медведевского кота Дорофея — невская маскарадная — намекает на фальшь и быстротечную опереточность режима. И есть глубокий символизм в том, что собака Путина — правнучка собаки Брежнева. Тут просто «санта-барбара»: генсековского пса по кличке Дружок скрестили с палевой сукой Пинки, принадлежавшей послу Нигерии в СССР. Лабрадор Конни, тотемное животное Российской Федерации, — дальний потомок брежневского Дружка и нигерийской суки. Чудесный коктейль: гнилой застой пополам с кровавой Африкой.

Вовсе не война — последний довод королей. Их последний довод — котики и щеночки. Даже тот, кто безразличен к слезам на холодном ветру, растает при виде державного питомца. Но животные в политике — нечто большее, чем попытка растрогать электорат. Они удовлетворяют куда более глубокую потребность — залезть власти в душу. Судачить об Алине Кабаевой опасно для здоровья, остается обсуждать державный зоопарк.

Первый закон политической термодинамики: чем больше власти, тем больше живности. У Путина в разные годы были лабрадор, овчарка, два пуделя, мини-лошадь, три арабских жеребца и один ахалтекинский, белая коза, джейран, тигренок и хрустальный крокодил от президента Молдавии. Лужкову в годы мэрства подарили палевую племенную корову, двух кроликов, семь борзых щенков и орла. Бывшему губернатору Ленобласти Валерию Сердюкову — чучело петуха.

Недавно зоопарк Путина пополнился псом-акитой по кличке Мечта. В ответ президент выслал японцам роскошного сибирского кота, пока безымянного. Прелесть таких жестов в полном их бескорыстии — сажая кота в контейнер, никто не вспомнил про Курильские острова.

Второй закон политической термодинамики: чем ниже температура отношений, тем интенсивней обмен трогательными существами. Котики сокращают ракетный потенциал, влажный взгляд щеночка отогреет в ядерную зиму. В годы холодной войны Че Гевара подарил Хрущеву пару чихуахуа, а тот послал Кеннеди маленькую дворняжку — революционеры и функционеры объединились в интернационал собаководов. И все плохо кончили.

Судьба живых подарков тоже печальна. Минута славы — передача из рук в руки под фотовспышки. После — забвение. В 2002 году Нурсултан Назарбаев подарил Путину самку джейрана по имени Влада. Что стало с полорогой казахской козой? Тихо сдохла в пензенском зоопарке, и смерть ее не почтили некрологом.

Конни Полгрейв — другой случай, она всегда при доме, она ньюсмейкер на уровне, ну, скажем, замминистра. Не знаю, что будет, когда она умрет. Срок лабрадора недолог, а Конни уже тринадцать. Объявят ли сторонники режима траур, тихий, как предсмертный собачий скулеж? Будут ли противники режима зубоскалить над маленьким гробом (если их, конечно, пригласят на похороны)?

Грустные, грустные мысли. А лучшее средство от грустных мыслей — погладить кота. Не обязательно невского маскарадного, можно просто толстого и пушистого. Я представляю: после долгого дня, полного насмешек и унижений, Дмитрий Медведев приходит домой и зарывается лицом в шерсть Дорофея. Я представляю: Владимир Путин, роняя скупые слезы, жмет лапу верной Конни. И старый черный лабрадор вылизывает президентский нос.

Комментировать Всего 2 комментария

Предусматриваются ли собачьи ремейки (ремиксы?): Конни-2, 3, 4, 5, 6,...666, с цифрами публично неназываемыми, но следующими по умолчанию? В конце-концов, неизвестно, сколько сенбернаров сыграло того же "Бетховена".

смешались в кучу Конни, люди...