Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: 
Герой-перебежчик

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
Репродукция иллюстрации художника Павла Бунина к повести А. С. Пушкина "История Пугачева"
+T -
Поделиться:

Людям свойственно ждать чего-нибудь волшебного. Дети ждут деда Мороза. Девушки, несмотря на феминистскую пропаганду, ждут принца. Евреи ждут Мессию. Христиане — Его же, только по второму разу. Во многих восточных городах на базаре торговцы нарочно скидываются, чтобы держать белого коня под дорогой сбруей — ждут скрытого имама, который должен вернуться при конце времен и возглавить воинство добра. Это очень человеческое — ждать героя. Но и очень детское, инфантильное. Поэтому многие люди стесняются этого своего ожидания и ждут героя тайно.

В России при этом принято тайно ждать героя особого рода. Героя-перебежчика. Все люди, которые не власть и не приближены к власти, надеются втайне, что однажды некий близкий к власти человек, некто очень высокопоставленный, некто, у кого все в шоколаде, опомнится вдруг по непонятной причине, испытает страдания, свойственные простым смертным, проникнется сочувствием, отречется от своего небожительства. Главное — отречется. Отречется от безусловного благополучия, которое свойственно им там, за кремлевской стеной, за рублевскими заборами, за горой Монвалон, и примет страдания, подобные нашим. (Предполагается, что мы всерьез страдаем: кто от отсутствия лекарств для ребенка, а кто от того, что шале у него не в Куршевеле, а в Мерибеле — неправильная сторона хребта.)

Эта существующая в нашем мозгу мифологема — герой-перебежчик — многое объясняет. Почему, например, с таким энтузиазмом принят был общественным мнением тот факт, что к белоленточному движению примкнули Ксения Собчак и Божена Рынска? Потому что модные девушки? Да нет же! Вера Кричевская, например, и помоднее будет, и куда более допущена в рублевские тайны. Но не восхитила никого на Болотной, ибо не воплощала собою мифа о счастливой беззаботности, тогда как Ксения и Божена воплощали, чем бы ни являлись они на самом деле.

А помните, сколько восторгов во время выборов вызвало то обстоятельство, что у Михаила Прохорова есть чудесная сестра-издатель? Экая невидаль! Вон у Сергея Пархоменко — чудесная жена-издатель. Почему это ни у кого не вызывает восторгов? Потому что Пархоменко человек как человек, а Прохоров — человек с Горы. И как же трогательно узнать, что у него есть сестра, да еще и без ядовитых клыков.

Почему каминг-аут Антона Красовского бабахнул этакой информационной бомбой? Потому что публичная фигура и журналист? Помилуйте! Добрая сотня каминг-аутов и публичных фигур, и журналистов бывали и прежде. Елена Костюченко вываливала в публичное пространство всю свою подноготную. Игорь Кочетков толково рассказывал, каково быть геем. Маша Гессен всю свою жизнь превратила в сплошной каминг-аут, да еще и с детьми. Или Антон Красовский — журналист известнее Маши Гессен? Полноте!

Нет, дело в том, что до каминг-аута своего Антон эксплуатировал образ «одного из этих», красиво одетых, циничных, безжалостных, беззаботных, полной горстью черпающих счастье из нефтеносных жил родины. А вот ведь оказалось — страдает и он. Перебежал из лагеря алмазных небожителей в лагерь простых смертных. И нет ничего дороже нашему сердцу.

Уверяю вас, что и многие люди, живущие с ВИЧ, ждут не дождутся, когда кто-нибудь высокопоставленный раскроет свой статус, объявит публично, что у него в крови вирус иммунодефицита человека. И милейшую Ирину Ясину многие люди с ограниченными возможностями воспринимают как заступницу, спустившуюся с эмпиреев страдать вместе с ними. И Ольгу Романову родственники заключенных воспринимают как ангела, принявшего на себя страдания, вообще-то небожителям не положенные.

Это мифологема такая — герой-перебежчик. И мы с этой мифологемой живем. Можно было бы назвать героя-перебежчика Прометеем или бодхисатвой. Но как-то рука не поднимается. Перекособоченный какой-то выходит Прометей.

Однако надо признать, что много раз всенародное ожидание героя-перебежчика увенчивалось в России успехом. Герои-перебежчики появлялись с обнадеживающей периодичностью. И всякий раз входили в историю, если были достаточно последовательны.

Начать ли перечисление с Емельяна Пугачева? Или с хлыстовских преданий про то, что чуть ли не все русские цари тайно отказались от власти и возглавили хлыстовские секты? Или с декабристов вести отсчет? Или с академика Сахарова, презревшего комфортную жизнь секретного академика и добровольно принявшего на себя народные страдания? Продолжить ли Горбачевым, который опомнился вдруг и даровал народу гласность и перестройку? Не забыть же и про Ельцина, который был «одним из них», секретарем райкома, а ведь спустился же с Олимпа, проехался в автобусе, упал с моста, защитил Белый дом.

Эта мифологема в России работает. Работает много веков. Миф о герое-перебежчике — норма национального сознания. Я вот только не понимаю, почему мне кажется унизительным этот миф.

Комментировать Всего 12 комментариев
Миф о герое-перебежчике — норма национального сознания. Я вот только не понимаю, почему мне кажется унизительным этот миф.

Спасибо, Валерий, очень интересное наблюдение!

А почему кажется унизительным... Может, от того, что такой миф иллюстрирует понятие сакрального характера власти в российском массовом сознании... То, что власть может одолеть только власть... только другая, "хорошая"...

И мне непонятно, почему он Вам кажется унизительным. Может быть, потому что он предполагает вместе наличием "небожителей" и наличие "подземелья", где он и распространён. Конечно, небожители не мечтают о том, чтобы кто-то из подполья перебежал к ним, сопротивляются даже. Однако этот миф как раз и является тем, что не даёт разорваться двум мирам в одном пространстве. Это наборот, величественно, это такая "милость падшим", хотя и безнадёжно. Миф.

Начать ли перечисление с Емельяна Пугачева?

Валерий, а почему с Пугачева-то? У нас же как-никак больше тысячи лет христианской культуры. Вот он, первичный миф: спустился, пришел, пострадал за нас вместе с нами. Ну и все возможные "спуски и страдания" впоследствии - "за народ" "в народ" и т.д. - во славу и в подражание. Я как-то на снобе пару лет назад спрашивала заграничных участников или историков: а в истории других стран и народов были "хождения в народ" людей из "высших" классов - с целью его (народа) просвещения и прекращения его "страданий"? Не помню вроде ни одного положительного ответа...

Правда, я всегда думала, что этот миф призван не унизить, а напротив, возвысить человека, но, с другой стороны, я, наверное, не имею права тут судить, Вам виднее, я же снаружи от этого мифа... 

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Сергей Кондрашов

Меня, Катерина, всякий раз поражает неубиваемый Ваш какой-то... позитивизм что ли. Вот читаю книжку Вашу прекрасную, и там тоже он -- позитивизм, безусловная вера в разум и достижения науки.

Но мне кажется, что все как-то зыбче устроено. Вот вроде и мне тоже хотелось бы быть вне мифа о герое-перебежчике, а вспоминаю, как был восхищен реформами начала 90-х, и приходится признать -- нет, внутри.

Что же касается первичного христианского мифа, то он отличается от мифа о герое-перебежчике как настоящий доллар от фальшивого. В первичном мифе бог спускается на землю, жертвует собой (не только Христос, но и Озирис, и Бахус, и Ботхисатва и даже исконно русская Кострома). А в мифе о герое-перебежчике спускается не бог, а какой-то хрен-с-горы.

Вы, конечно, сейчас скажете, что бог ничем не отличается от хрена с горы, потому что никакого бога нет. Но это нарушает условие задачи.

Предположим, что верующие верят в бога. И вот они верят, что бог сошел с небес и пожертвовал собой ради смертных. Тут логика верующего совершенно последовательна. Атеист может эту логику отвергать или считать ее аллегорией сельскохозяйственного цикла.

Но если верующий, кроме бога, верит еще в какого-то не-бога, который, тем не менее, тоже может сойти, но не с небес, а с телевизора и пожертвовать собой, но не сильно -- вот тут логики я не вижу.

Но если верующий, кроме бога, верит еще в какого-то не-бога, который, тем не менее, тоже может сойти, но не с небес, а с телевизора и пожертвовать собой, но не сильно -- вот тут логики я не вижу.

Ну да, я-то вполне вижу логику. Тот, другой (декабрист какой-нибудь, который сошел и пожертвовал), он ни разу не Бог, конечно, он - подобие Божье (чего христианская логика вроде бы не запрещает). Он, конечно, не спасет всех, как христианский Бог, он спасет тех, кого сможет (народ, пролетариат, советский трактор и т.д.), приняв при этом на себя всего, сколько унесет (вот народовольцы, например, людей заради этого убивали и сами гибли, и никаких как будто бы фальшивых долларов - вполне подлинная трагедия человеческих судеб)... И в них, в этих героев, не то чтобы верят (с чего бы?), их, скорее, почитают - некоторое время и в некоторых местах.

П.С. Но когда люди сознательно "сошли" и получили свои "геройские" подъемные, а потом вопят: ой, а чего это нас преследуют? - это забавно, конечно, на это даже моего непрошибаемого позитивизма порою не хватает, может, потому, что я много всяких заготовок тех же народовольцев прочла (они почти каждый ЗАРАНЕЕ продумывали слова, которые скажут на эшафоте). 

П.П.С. Наверное, должна признаться, что я не была восхищена реформами 90х, потому что почти сразу вслед за ними начала плотно беспризорников вылавливать... :(( Это вообще моя проблема: я бы может и хотела, но после конца детства у меня практически ни разу не получалось оказаться внутри какого-нибудь мифа...

Эту реплику поддерживают: Владимир Бутенко

Так это все-таки художественный вымысел... А в реале-то? :)

 А в реале-то?

В реале только Казанова, разве что, за всех отдувался, да и то, даже у него сил, времени и желания доставало только на просвещение угнетенных трудящихся женщин, по большей части молоденьких... 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Это, по-моему, неотъемлемая составляющая патерналистского сознания и многовековой церковной практики заступников, угодников и прочих посредников между богом, существует он или нет, и человеком..., даже в неформальной стороне этой практики..

Понятная схема, когда не доверяешь себе, не веришь в свои и своих близких возможности. Ведь тогда верно и обратное - пассионарии "снизу" горазды были приврать о свой причастности к "горе", будь то Лже-Димитрии, тот же Пугачев из Вашего примера и всякие княжны Таракановы. Вообще институт Самозванства на Руси, как таковой, об этом тоже...

Вот богатый вопрос: часто ли герой-перебежчик -- самозванец? Самозванство -- не имманентное ли свойство героя-перебежчика?

А Прометей? Тоже "хрен с горы"? Он же не сам, его выперли..

Нет, если "снисходит", то не Самозванец, если только это не многоходовка типа "мелкий боярин рядится в холопа, холоп в справедливого разбойника, чтобы потом обернуться царем"...

Вот Ходорковского в узниках как все полюбили, и даже красивым каким стал, потому что из узников в цари можно, а вот из мироедов-промышленников ни-ни! Или Лев Толстой, был себе писателем, и неплохим, а как переобулся в лапти, писать стал куда хуже, зато во Властителях дум оказался, - толпы на поклон ходили, и даже из стран Дальнего Зарубежья.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Извечная мечта раба о добром ("переметнувшемся") барине.