Евгений Бабушкин /

Пришельцы в Челябинске и революция в РПЦ. Политические итоги недели

Метеорит промахнулся мимо Кремля и Госдумы, но все-таки вдарил по российской политике. Несколько дней все обсуждали только его. Вероятно, официальным лицам тоже хотелось воскликнуть что-нибудь матерноено они сдержались. Остальные темы — запрет на усыновление, революция в РПЦ и массовый исход депутатов Госдумы —  на этом фоне несколько померкли

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Реплика. «58 миллиардов "бабок" на борьбу с пришельцами" — это ОБС (одна бабка сказала). А другие бабки в твиттере орут: "Грабють!”»
Кто сказал. Дмитрий Рогозин, вице-премьер
Контекст. Как видите, дискуссия о падении «челябинского болида» идет на высочайшем научном уровне. 58 миллиардов рублей — это сумма, потребная для защиты России от космических катастроф (по версии астронома Лидии Рыхлиной).  Вице-премьер Дмитрий Рогозин отчего-то очень нервно отреагировал на эти цифры. И, похоже, падение метеорита все-таки не станет поводом распилить бюджет. Хотя по мелочи на метеорите уже вовсю наживаются: в интернете сотни объявлений о продаже кусков метеорита, цена доходит до полумиллиона рублей.

Реплика. «Не дам использовать мое имя для дискредитации звания народного избранника».
Кто сказал. Владимир Пехтин, депутат Госдумы
Контекст. Единоросс Пехтин отказался от мандата, и это так восхитило других депутатов, что те аплодировали стоя. Спикер Нарышкин назвал Пехтина «ответственным человеком», а писатель Проханов посетовал, что с его уходом «Дума потеряет в лоске и интеллектуальности».  И даже Алексей Навальный предположил в Пехтине «остатки совести» — впрочем, ранее именно он обнаружил у Пехтина недвижимость во Флориде. Не дожидаясь продолжения банкета, вслед за Пехтиным от мандата отказался и депутат Анатолий Ломакин, чье состояние оценивают в полтора миллиарда долларов.

Реплика. «Тактика расшатывания государственных и общественных устоев становится более изощренной, циничной, вызывающей».
Кто сказал. Сергей Иванов, руководитель Администрации президента
Контекст. На заседании коллегии Следственного комитета Иванов выступил неожиданно ярко и агрессивно. Он поставил следователям две задачи: борьба с коррупцией и борьба с экстремизмом. С коррупцией все более-менее понятно — очевидно, не только Пехтин и Ломакин расстанутся с мандатами. А вот кого нынче держат за экстремистов и что за люди «изощренно расшатывают государственные устои», Иванов не уточнил.

Реплика. «При такой погоде планировать что-то надолго и постепенно нельзя». 
Кто сказал. Станислав Белковский, политолог
Контекст. «Как нам обустроить РПЦ» — одна из вечных русских тем, трепаться по этому поводу будут постоянно. Вот и Станислав Белковский разразился колонкой с уймой ценных указаний, но главных всего три: ликвидировать церковь в нынешнем виде, заменить ее конфедерацией приходов, ввести выборность священников. Белковский уверен, что в России удаются только радикальные реформы, в противном случае медлительный реформатор завязнет в снегах, как немцы под Москвой. Вроде Белковский ничего особенно страшного не сказал, но реакция на колонку отчего-то была яростной. Особенно обиделись депутаты, даже намекнули прокурору, что неплохо бы посадить Белковского за разжигание религиозной розни.

Реплика. «Детей у нас мало, а когда детей мало на такой территории, нельзя их отдавать». 
Кто сказал. Павел Астахов, уполномоченный по правам ребенка
Контекст. Астахов требует полного запрета на иностранное усыновление. Тем временем дети в США продолжают гибнуть, и СМИ с наслаждением обсасывают каждый эпизод. Впрочем, подробности смерти трехлетнего Максима Кузьмина мы знаем исключительно со слов Астахова: вначале он сказал, что мальчика избили, потом заявил, что мать оставила его на улице. Меж тем в действительности пока ничего неизвестно. Астахова даже осадили американские судмедэксперты, пошутив, что он обладает «рентгеновским зрением».

Реплика. «Учебники для школы должны быть написаны хорошим русским языком и не иметь внутренних противоречий и двойных толкований».
Кто сказал. Владимир Путин, президент
Контекст. Президент ляпнул, депутаты поддакнули. И вот уже единоросс Сергей Попов выдает афоризм «уроки истории — это уроки правды» и собирается разрабатывать специальную патриотическую программу. Школьное преподавание истории и так было далеко от настоящей науки, но после того, как депутаты введут государственные стандарты правды и неправды, детей можно будет только пожалеть.