Евгений Бабушкин /

Модный тренд: стыдно быть единороссом

Новым мэром подмосковного Жуковского стал член «Единой России», глава местного управления МЧС Андрей Войтюк. Он набрал 37%. Скучнейшая была бы новость, если бы не поразительный момент: Войтюк пошел в мэры как самовыдвиженец. Кажется, членство в «Единой России» перестало быть пропуском в бюрократическую элиту; более того, очень скоро партбилет будет мешать успешной карьере чиновника

Илюстрация: Сноб.Ру
Илюстрация: Сноб.Ру
+T -
Поделиться:

Новости про выборы в Жуковском держались в топе Яндекса c субботы до понедельника — уже это показывает, как убога и тленна российская политическая жизнь: писать не о чем. Выборы были как выборы, типа химкинских, и даже Паук из «Коррозии металла» поучаствовал. Кто-то отметил подкуп и прочие нарушения, кто-то не отметил ничего, явка была довольно высокая, а результат Войтюка — так себе. Но самое интересное тут другое: победитель предпочел не афишировать принадлежность к «Единой России». Еще в декабре 2011 года членство в партии власти почти гарантировало победу. В апреле 2013-го быть единороссом стало стыдно, непрестижно и невыгодно.

При этом «самовыдвиженец» Войтюк и от административного ресурса не отказался: его поддержал старший товарищ по партии, и. о. губернатора Подмосковья Андрей Воробьев.

Городской фольклор называет людей вроде Войтюка «я не такая, я жду трамвая». Когда единоросс притворяется неединороссом, получая при этом поддержку единороссов высшего ранга... Но раз избранный мэр так поступил, значит, рассчитывал на дополнительные голоса избирателей.

Вот еще одна новость, которая в иных обстоятельствах не стоила бы ничьего внимания: на довыборах в волгоградскую облдуму победил точно такой же «самовыдвиженец». Что-то определенно сдвинулось — то ли после «пехтинга» и массовых разоблачений депутатов, то ли сами эти разоблачения стали симптомом кризиса.

Впрочем, случаи с ложными самовыдвиженцами остались бы курьезом, если бы не еще одна поразительная история: массовый исход из партии власти на юге Красноярского края. В прошлый раз тамошний городок Абан прославился лет тридцать назад, когда в его честь зачем-то назвали кратер на Марсе. Новое абанское достижение: местную «Единую Россию» покинули почти 100 человек.

Из их открытого письма мы узнали не только о существовании этого Богом забытого места, но и о существовании в этом месте честных, совестливых единороссов:

«Партия "Единая Россия" в Абанском районе уже давно перестала выполнять свою политическую функцию. Мы являемся членами партии, но нас уже много лет не приглашают на собрания, которые зачастую проводятся только на бумаге, а партийная деятельность осталась лишь в красивых отчетах».

Если покопаться в региональных новостях, можно узнать еще более удивительные вещи. В Сызрани, например, чучело мэра-единоросса едва не выпороли публично, а на оппозиционном митинге собралось триста человек, что довольно много для города, который даже не является облцентром. Если масштаб московских событий бывает преувеличен за счет прогрессивных СМИ, то сызранских журналистов трудно заподозрить в излишнем либерализме.

Наконец, в марте стало известно, что партию покинули крупнейшие чиновники президентской администрации: замглавы ведомства Вячеслав Володин, куратор внепарламентских партий Татьяна Воронова и, что самое странное, начальник Управления внутренней политики Олег Морозов — бывший вице-спикер и главный идеолог «Единой России» периода ее расцвета.

Вспоминается великолепная новость, когда убитый в Дагестане боевик Магомедхабиб Магомедалиев оказался членом «Единой России», и не менее великолепное опровержение: нет, мол, уже не является, покинул партию. Уйти из «ЕдРа», чтобы сделать карьеру дагестанского террориста — это понятный, логичный выбор. Но отказаться от бренда партии власти, чтобы сделать карьеру во власти же — это что-то новенькое.

«Единую Россию» бросали и раньше — Любовь Слиска, Анастасия Волочкова, Юрий Лужков, — но всякий раз это означало конец политической карьеры. Холодная весна 2013 года ввела новую моду: быть во власти, но не быть с партией власти.

 А с кем? Ответ — в тихой, незаметной новости о встрече Путина с «Объединенным народным фронтом». Очевидно, проект «Единая Россия» сворачивать не будут, но его потихоньку переводят на информационную самоокупаемость. Сами, мол, латайте свой имидж. Так и вижу: через три года «Единая Россия» выходит на новые, полностью электронные выборы — с подмоченной репутацией и гектарами зарубежной недвижимости. С ней конкурируют честные, бедные и патриотичные одномандатники из «Объединенного народного фронта», про которых язык не повернется сказать ничего плохого (потому что вовсе нечего сказать). Одномандатники получают половину мест — и дело сделано, парламент по-прежнему ручной.

По сути, та же история, что с Войтюком и с боевиком, который «уже не единоросс» (покинув «ЕдРо» в 2008 году, он в 2010-м избирался по партийным спискам). Я не такая, я жду трамвая. Мелкий, мелкий мухлеж.