Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: 
Торжество справедливости

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Вы ведь, наверное, знаете фамилию Пехтин. Да, это депутат, про которого выяснилось, что у него незадекларированная недвижимость в Майами. Когда это про него выяснилось, он вынужден был приостановить свою работу в Государственной думе.

И фамилию Малкин вы тоже, наверное, знаете. Это сенатор, про которого выяснилось, что у него кроме российского есть еще израильский паспорт. И когда это про Малкина выяснилось, он вынужден был покинуть Совет Федерации.

Справедливость, таким образом, хотя бы отчасти восторжествовала.

Вы, наверное, знаете еще несколько фамилий, в связи с которыми справедливость не то чтобы восторжествовала совсем, но была близка к торжеству. Исаев, у которого обнаружилась гостиница в Германии. Яровая, у которой обнаружилась лишняя квартира в Москве. Маргелов, у которого нашлось два раза по полквартиры в Америке. Кургинян, у которого нашелся фонд на Кипре. Всех этих людей общественность не смогла лишить чего-нибудь полезного и непонятно как нажитого, но некоторое количество крови им попортить удалось.

Такое эпизодическое торжество справедливости радует, согласитесь, и вселяет надежду.

Но слышали ли вы фамилию Климишина? Не слышали? Тогда я расскажу. Кате Климишиной три года. Она из Челябинска. У нее атипичный гемолитико-уремический синдром. Это такая редкая болезнь, из-за которой отказывают почки. Когда Катя была уже на диализе, консилиум врачей в Москве прописал ей незарегистрированный препарат Солирис. Дорогой препарат: месячный его курс стоит 600 тысяч рублей. Редкая семья в России может купить лекарство за такие деньги. Во всяком случае, не Катина семья. Такие лекарства обычно покупает государство, потому что у нас социальное государство, не правда ли?

Так вот минздрав Челябинской области отказался покупать Солирис для Кати, мотивируя отказ тем, что препарат не сертифицирован.

Тут начинается самая прекрасная часть этой истории. Потому что Катины родители обратились в суд, стали бороться и одновременно стали собирать благотворительные деньги на тот период, пока суд да дело. Как подсказывает мой опыт, редкие родители в России так поступают. Чаще детей сдают, не борются за них, опускают руки. Но Катины родители собрали у себя в Челябинске денег, чтобы купить лекарства на первое время, и выиграли суд, доказав, что по российским законам лекарство, выписанное по жизненным показаниям, государство должно купить ребенку, даже если лекарство не зарегистрировано. Суд в Челябинске обязал министерство здравоохранения Челябинской области закупить Солирис для Кати. А тем временем девочка уже получала препарат, небольшой запас которого был куплен на благотворительные деньги. И девочку сняли с диализа: почки стали работать.

Но челябинский минздрав даже и после решения суда опять отказался закупать препарат, официально никак не мотивируя отказ, а неофициально мотивируя отсутствием денег. И даже челябинская служба судебных приставов ничего не могла поделать. Исполнительное производство минздрав просто игнорировал, и вскоре судебные приставы исполнительное производство приостановили, то ли от бессилия, то ли по тайной какой-то договоренности.

Тогда родители Кати Климишиной еще раз подали в суд и еще раз его выиграли. На этот раз суд обязал министерство здравоохранения немедленно закупить Кате лекарство и не морочить голову (если переводить с юридического языка на человеческий).

Моя скромная роль в этой истории сводилась к тому, чтобы написать про Катю в газете «Коммерсант» и публично поговорить с адвокатом Каринной Москаленко про то, как мы подадим иск в Европейский суд по правам человека, если эти гады не купят девочке лекарство.

Тут уж справедливость восторжествовала окончательно. Разумеется, не испугавшись публикаций в центральной прессе и перспектив отвечать в Страсбургском суде… разумеется, руководствуясь лишь человеколюбием, законом и чувством долга, челябинский минздрав лекарство девочке таки закупил. Вот ссылка на официальном сайте. Теперь велик шанс, что девочка выживет и выздоровеет. Во всяком случае, для этого сделано все возможное.

Я должен бы праздновать победу, но что-то мне не празднуется. И вот почему. Про отставку Пехтина и Малкина написали все на свете СМИ и все на свете блогеры, и даже Дмитрий Быков в проекте «Господин хороший» сочинил про отставки парламентариев остроумное стихотворение. А про Катю Климишину — никто, кроме меня, ни слова.

Стало быть, торжество справедливости мы понимаем как «прищучить богатых», а не как «помочь обездоленным».

Комментировать Всего 2 комментария

Горько, но так. Поддерживаю.

А ведь чему бы и учить наших сограждан, так это умению грамотно, последовательно и настойчиво реализовывать свои права. Как важно для журналиста быть "тяжелой артиллерией" для тех, кто решил бороться, и еще важнее - озвучить после победы все подробности этого драгоценного опыта... Общего опыта. По капле.

И вспомнилось: в 17 году внучка декабриста слышит шум на улице и посылает прислугу узнать, в чем дело. Вскоре прислуга возвращается. - Там революция, барыня! - О, революция! Это великолепно! Мой дед тоже был революционером! И чего же они   хотят? - Они хотят, чтобы не было богатых.- Странно. А дед хотел, чтобы не было бедных. 

Извините, позволю себе пофилософствовать... В постсоветское время тенденция : разоблачать, вывести на чистую воду  и т.д.  А где-же сострадание? В советское время тоже получалось не очень, но хотя-бы декларировалось, - в том числе на официальном уровне