Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Ноль промилле доверия

Фрагмент репродукции плаката Второй мировой войны
Фрагмент репродукции плаката Второй мировой войны
+T -
Поделиться:

Когда 2 апреля заработал сайт www.roi.ru, на котором можно собирать официальные подписи под петициями (собрали 100 000 в течение года — и Госдума обязана рассмотреть), первым на нем появилось предложение вернуть минимально допустимый уровень алкоголя в крови для водителей. Сейчас оно и лидирует со 1104 подписями.

Допустимые промилле, впрочем, наверняка введут до того, как наберется 100 000. За это выступило уже и правовое управление Кремля — верный признак, что трехлетней давности инициатива опереточного президента Медведева обречена. Логика тут понятна: естественный уровень алкоголя в крови некоторых людей выше нуля. А тут еще лекарства, кефир, квас и прочие безопасные продукты, в которых есть алкоголь. К тому же эффект от «нуля промилле» невозможно измерить. Если верить гаишной статистике, как раз после 2010 года число аварий с участием «нетрезвых» водителей перестало падать, даже наоборот, начало расти. В 2010-м их было 11 845 (1954 человека погибли), годом позже — 12 252 (2103), в 2012-м — 12 843 (2103). Но дело тут не в том, что водители пьют из чувства протеста, а в самом определении «нетрезвости»: когда ввели пресловутый ноль, «пьяных» сразу стало больше. Помогло ли преследование кефироманов снизить смертность на дорогах — черт его знает, статистика тут бессильна.

Когда отменят медведевский ноль, можно будет радоваться, но не отмечать. Разрешить предлагается 0,02%, две десятых промилле — ничего, кроме кефира, с такой нормой не выпьешь.

Медведев навязал свой ноль, потому что он не доверяет своему народу. «Наша страна не созрела до того, чтобы разрешать потребление алкогольных напитков за рулем», — говорил он. С введением новой, как бы более мягкой нормы недоверие никуда не денется: власть еще раз скажет народу, что тот не способен остановиться, если уж начнет пить. Потому что это же русский народ, сплошная, достойная лишь презрения алкашня.

Но вот какое дело. По данным Всемирной организации здравоохранения, взрослый русский выпивает за год 11,03 л условного чистого спирта (данные эти — из середины 2000-х, таких подробных с тех пор не собирали, и ВОЗ пользуется этими). А взрослый житель Соединенного Королевства — 11,67 л. Тут мы ведем речь о легальном алкоголе — нелегальный ВОЗ тоже пыталась учитывать, но это совсем неточные прикидки.

«Да ведь они всегда были отъявленные пьяницы!» — говорил об англичанах штабс-капитан Максим Максимыч.

По английским дорогам ездит 31,2 миллиона машин, в 1,6 раза меньше, чем по нашим. А вот смертей в авариях с участием пьяных водителей в 2011 году зафиксировали 280. В 7,5 раза меньше, чем в России.

Эту разницу невозможно списать на нашу статистическую аберрацию, возникшую из-за дурацкого медведевского нуля. Соотношение нашей и британской смертности и до нее было примерно таким же.

В Соединенном Королевстве один из самых высоких в мире разрешенных уровней алкоголя в крови водителя — 0,8 промилле. Это кружка крепкого пива или бокал вина. Отъявленные пьяницы англичане садятся за руль после приема, на котором выпили немного шампанского, и после заслуженной пинты «Гиннесса» со смородиновым сиропом в конце рабочего дня. И ничего страшного не происходит. Правительство в Британии сопротивляется попыткам снизить порог и делает акцент на применении существующих законов: людей здесь считают людьми, а не животными.

Конечно, сейчас почти повсюду в мире закручивают гайки, понижают допустимые уровни алкоголя, увеличивают наказания за пьяную езду. В Европе стандарт — 0,5 промилле, то есть немец или чех еще может позволить себе кружку светлого, но скоро бюрократы наверняка до него доберутся. Осталось всего несколько стран, где лимита нет вообще, и это не те страны, которым хочется подражать: Эфиопия, Вануату, оба Конго.

Но вот самая большая «безлимитная» страна — Индонезия, где большинство населения мусульмане и лимит как-то неудобно вводить: вроде бы алкоголь вообще запрещен господствующей религией. Тем не менее выпить там любят, и, чтобы объяснить народу опасности, приходится показывать вот такую рекламу.

И что, в Индонезии, с ее хаотичным движением и множеством снующих по улицам трехколесных туктуков, больше смертей от аварий, чем у нас? Меньше: 16,2 на 100 000 населения против наших 19,5.

Бессмысленно спорить с тем, что садиться за руль пьяным — безответственно и преступно. Но и в этой очевидной, казалось бы, ситуации работает общее правило: законодательный запрет — штука не менее бессмысленная. Им можно гордиться, демонстрировать его международным организациям, как это, кроме нас, делают еще венгры, грузины, нигерийцы, румыны, японцы. Но жизнь всегда так все перевернет, что результат запрета окажется неожиданным. Наш человек, если уж начал пить вопреки «нулевому» закону, точно не остановится: а какой смысл? И разобьется, и переедет пешеходов. А вот англичанин, которому немного выпить можно, будет следить за собой, чтобы остаться ниже разрешенного порога, — и смертей будет в разы меньше.

А у индонезийца вместо законодательного максимума алкоголя — чувство вины перед пророком Мохаммедом, и работает оно лучше нашего нуля промилле. Иначе говоря, более низкая смертность на дорогах Индонезии достигнута мирными средствами, чистой религиозной пропагандой.

Недоверие к людям — отвратительная база для управления страной. У нас этого совсем не понимают; даже распад СССР не научил нынешних чиновников лучше думать о людях хотя бы в интересах самосохранения. Значит, рано или поздно им преподаны будут новые уроки.