Дмитрий Крымов: Мне этот спектакль дорог как несовершенные детские каракули

Участники проекта «Сноб» сходили на спектакль «Горки-10» режиссера Дмитрия Крымова в Школу драматического искусства

Участники дискуссии: Виктор* Ерофеев
+T -
Поделиться:

В спектакле два действия, на первый взгляд никак не связанных между собой. В первом перед зрителем разворачивается история уничтожения интеллигенции начала XX века. В декорациях, напоминающих картину Исаака Бродского «Ленин в Смольном», выжившая из ума Надежда Крупская, Феликс Дзержинский в резиновых перчатках, страстный Владимир Ленин и окровавленный эксперт Глаголев травят толстяка Забелина, притворяясь, что предлагают ему возглавить амбициозный проект по «электрификации всей страны». Причем актеры трижды меняются ролями, доводя, таким образом, сюжет до абсурда.

Во втором действии сюжет из «А зори здесь тихие» Бориса Васильева переходит в «Оптимистическую трагедию» Вишневского и в «В поисках радости» Розова. Сцена чаепития на подмосковной советской даче прерывается внезапным появлением мультипликационных героев в огромных плюшевых костюмах: являются Чебурашка, Винни-Пух, Карлсон, Микки-Маус и Барт Симпсон. Заканчивается спектакль расстрелом всех героев. Единственный выживший — пьяненькая «зрительница» в зеленом пальто, появившаяся на сцене невесть откуда со словами, что у нее в гардеробе украли кошелек. Кошелек спустя мгновения неожиданно находится в кармане ее дырявого пальто, после чего она, бормоча извинения, поворачивается к зрителям спиной и прет напролом к «выходу» через сцену, попутно спотыкаясь, руша все кругом и подвывая самой себе «Жизнь невозможно повернуть назад» Пугачевой. Занавес.

Поразительна реакция зала на спектакль. Вроде все время стоит хохот, но хохот этот неровный: то захлебывается смехом один человек, а остальные молчат; то, напротив, в грохочущем от веселья зале, внезапно оглянувшись, можно обнаружить двух-трех зрителей, остолбеневших от ужаса.

После спектакля состоялось обсуждение с режиссером и актерами Александром Ануровым и Марией Смольниковой. На вопрос: «Что это было?» отвечать начал Александр Ануров: «Если вам понравилось, вам было смешно и вы отлично провели время, зачем задаваться такими вопросами? Вы же не холодные критики, которым надо рецензии писать, а живые теплые люди, которые пришли в театр, чтобы отдохнуть. Ну а если серьезно, то для меня лично этот спектакль о насилии и деспотизме во всех его проявлениях. А еще о любви, абсурде и хорошем настроении». Крымов перехватывает: «Сегодня мы играли спектакль в двадцатый раз, а создан он был почти год назад. И конечно, сейчас я вижу, что он несовершенный, негармоничный, но он дорог мне как детские каракули. Как если ты, взрослый, вдруг находишь письмо, которое писал маме, будучи маленьким ребенком, и читаешь его. А оно нелогичное, наполненное ошибками, и почерк странный. И ты, взрослый, понимаешь, что это, строго говоря, и не письмо никакое, но оно дорого тебе именно своей несовершенностью. То же самое и здесь».

Зрители, среди которых были не только участники проекта «Сноб», но и приглашенные гости по программе Premium +Guest, согласились с негармоничностью, но внутренним обаянием и силой спектакля, однако горячо заспорили с тем, что «Горки-10» — это легкое представление. «Горестный, жалкий и тоскующий сюжет. Он о саморазрушении, о том, как легко все испортить. Мне лично было несмешно все время», — произносит одна. «Способность иронизировать, не относиться к себе и окружающему миру серьезно — первый признак интеллигентного человека», — парирует другая. «Согласитесь, над чем смеяться можно, а над чем нельзя, каждый решает самостоятельно», — подводит примиряющий итог Дмитрий Крымов.  

Фото: Сергей Мелихов
Фото: Сергей Мелихов
Дмитрий Крымов

Читайте также

Комментировать Всего 1 комментарий

Ксения, а Вам самой спектакль понравился?Опус №7 был довольно интересный, когда мы его в Нью-Йорке смотрели. Но Горки 10 может и не увидим. Гастроли театра Крымова в Нью-Йорке на ближайшее время не запланированы. Увы.

 

Новости наших партнеров