Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: 
Победа живого леса

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Суд над Алексеем Навальным перенесли, чтобы адвокаты сумели получше ознакомиться с тридцатитомным делом. Самое время и нам перестать рисовать плакаты «Дело против Навального — это дело против нас» и внимательно прочитать обвинительное заключение, которое сам Навальный выложил вот здесь. Благо это не 30 томов, а всего 99 страниц.

Версия следствия, если коротко, такова. Советник кировского губернатора Никиты Белых Навальный заставил руководство госпредприятия «Кировлес» заключить договор с возглавляемой его сообщником Петром Офицеровым «Вятской лесной компанией» (ВЛК). В соответствии с этим договором лесхозы, входящие в «Кировлес», поставляли посреднику свою продукцию по заниженным ценам, тот ее перепродавал, а прибыль оставлял себе. В результате этой схемы Навальный с подельниками Офицеровым и гендиректором «Кировлеса» Вячеславом Опалевым похитил у госпредприятия 16 165 826 рублей и еще 65 копеек.

О сумме, которая позволила квалифицировать предполагаемое преступление как «хищение в особо крупных размерах», можно сразу забыть: это общая сумма, на которую лесхозы отгрузили всякие лесоматериалы клиентам ВЛК. Компания расплатилась с ними за товар. Документы, подтверждающие это, Навальный тоже выложил. Платежки не сможет игнорировать даже самый необъективный суд.

Но для тех из нас, кто не привык верить никому, даже Навальному, на слово, остается вопрос: а правда ли, что, помогая Никите Белых, борец с коррупцией затеял свой гешефт и использовал близость к власти, чтобы принудить директора государственной конторы направить ее финансовые потоки в левую фирмочку? В конце концов Навальный и Офицеров оба отрицают, что первый привел второго в «Кировлес», а впоследствии опекал его и ВЛК. А материалы, приведенные в обвинительном заключении, даже если читать их совершенно непредвзято, свидетельствуют об обратном. Разные сотрудники «Кировлеса», а не только заключивший сделку со следствием Опалев, показывают, что Навальный помогал давнему знакомому Офицерову строить бизнес со злосчастной госконторой.

Белых позвал Навального в советники по борьбе с коррупцией. В «Кировлесе», судя по всему, было с чем побороться. Директора лесхозов обладали правом самостоятельно продавать свою продукцию кому захотят и фактически по любой цене. Цены надо было согласовывать с «Кировлесом», но вряд ли это было очень уж трудно. Читая показания директоров, так и представляешь себе их процветающие бизнесы по сбору откатов с клиентов — производителей, к примеру, бумаги и мебели, заинтересованных в дешевом сырье.

Легко себе представить и механизм «согласования цен». «Кировлес» терял деньги; с точки зрения любого нормального менеджера централизация сбыта и наведение порядка в ценах были бы правильным, эффективным решением. Но раз это решение никто не принимал, оно, очевидно, было невыгодно — не самой компании, а ее управленцам.

В обвинительном заключении цитируются «прослушки» и переписка Офицерова и Навального. Из них ясно, что московские приятели грезили созданием в Кировской области лесной биржи, на которой местные предприятия должны были продавать свою продукцию. То-то все стало бы прозрачно, безоткатно и рыночно! Биржу, похоже, хотели строить на базе ВЛК — Офицеров писал про это письмо Белых, предварительно обсудив все с Навальным.

Понятно стремление москвичей, почти экспатриантов в этой чужой для них стране под названием Глухая Провинция, держаться вместе и строить общие планы, как облагородить здешнюю рыночную экономику. О том, что у Навального был в этом деле финансовый интерес, не говорят ни прослушки, ни письма. Бизнесмен Офицеров хотел, конечно, заработать на знакомстве с советником губернатора; Навальный намеревался убить двух зайцев: и коррупцию в «Кировлесе» уконтропупить, и другу помочь.

Местные, однако, победили. Лесхозы громко жаловались, что им невыгодно работать с ВЛК, потому что ее клиенты не забирают лес на месте, а требуют его транспортировать за свой счет. И еще потому что ВЛК обещает клиентам более высококачественный товар, чем у лесхозов есть. Офицеров, раньше никогда лесом не торговавший, явно не всегда мог правильно договориться с гораздо более подкованными покупателями. Иногда директора лесхозов просто объясняли Опалеву, что у них нет какого-нибудь пиловочника, который надо поставлять по договорам ВЛК, и спокойно продавали его своим проверенным клиентам. Опалев никого особенно не неволил: ну, не хотите продавать через «губернаторского» посредника — продолжайте действовать по старинке. Видя такое отношение, скоро с ВЛК вовсе перестали работать. Поэтому оборот фирмы за всю ее историю и составил жалкие полмиллиона долларов.

Без каких-либо доказательств материальной заинтересованности Навального это история не про то, что он жулик. Она про то, что он никакой управленец.

Там, где следователям было сказано искать преступный сговор — и они нашли его, как приказано, — непредвзятому читателю проще обнаружить свидетельства менеджерского бессилия. Несмотря на хорошие отношения с губернатором и мандат на борьбу со злоупотреблениями, Навальный ничего не смог сделать с коррупцией в «Кировлесе». Он не добился централизации продаж леса и прозрачного ценообразования. Идея биржи осталась маниловским прожектом. Живой вятский лес сперва ощетинился, почуяв чужаков, а затем проглотил их, прожевал и выплюнул.

Кстати, я допускаю, что нечто подобное случилось и в знаменитой истории с поставкой продовольствия в обмен на металлы и нефтепродукты в полуголодный Петербург 1992 года. Владимир Путин, возглавлявший городской комитет по внешним связям, выдавал частным фирмам лицензии на вывоз сырья в обмен на обещание поставить в город мясо, масло и детское питание. Но обещания эти по большей части выполнены не были. Путина на этом основании обвиняют в коррупции. Но в 1992 году, вскоре после падения советской системы, не все бюрократы «ураганили», пользуясь выражением самого президента. Многие были просто экономически безграмотны и напуганы натиском рыночной экономики. Даже в заключении комиссии Петросовета, которую возглавляла Марина Салье, сказано: «В лучшем случае здесь имеет место безответственность и некомпетентность работников и руководителей комитета по внешним связям мэрии, непростительные в ситуации острого продовольственного кризиса. В худшем случае можно предположить о спекуляции (sic) на бедственном положении населения города».

Как в деле «Кировлеса» нет никаких доказательств материальной заинтересованности Навального, так и в том давнем питерском деле нет свидетельств, что к рукам Путина что-либо прилипло. Но в «лучшем случае» Салье нет для нынешнего президента ничего хорошего. Бездарный, некомпетентный Путин, профукавший ценное сырье и не получивший ничего взамен для города, — это не менее мрачный для России образ, чем Путин коррумпированный.

Прочитав обвинительное заключение по делу Навального, я по-прежнему считаю его честным человеком и считаю, что его полное оправдание было бы единственным исходом справедливого суда. Дело очевидно шито белыми нитками. Но, чтобы стать президентом России, — а Навальный добивается именно этого, — быть честным недостаточно. Если, придя к власти, Навальный будет так же бороться с коррупцией, как он это делал в «Кировлесе», коррупции впору заказывать икру и шампанское.

Впрочем, Путин с питерских времен явно прибавил в эффективности. Вполне возможно, старые ошибки и его Немезиде, Алексею Навальному, пойдут впрок.

Комментировать Всего 3 комментария
Путин с питерских времен явно прибавил в эффективности

Прибавил эффективности в уничтожении рыночной экономики и конкуренции?

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Леонид Бершидский

Прибавил в эффективности коррупции.

"В фонде «Сколково» проходят обыски по делу Кирилла Луговцева, экс-директора департамента финансов центра разработки и коммерциализации новых технологий фонда. Его подозревают в хищении имущества. Для выяснения подробностей следователи встретились с президентом фонда Виктором Вексельбергом."

...

"По фонду «Сколково» расследуется еще ряд дел.

В конце февраля Следственный комитет сообщил о подозрениях в отношении фонда «Сколково» в нецелевом расходовании 3,5 млрд рублей бюджетных денег. Соответствующие материалы в СКР передала Федеральная служба безопасности. Средства были выделены на развитие наукограда, но длительное время размещались на депозитах Меткомбанка, говорилось в сообщении СКР. Срок размещения денег — более года.

Меткомбанк создан в 1993 году в Каменске-Уральском. 99,917 % акций принадлежат кипрскому офшору Winterlux Ltd, конечным бенефициаром которого является Виктор Вексельберг."

http://www.gazeta.ru/business/2013/04/18/5260645.shtml

Эту реплику поддерживают: Алексей Юпитов