Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Почему мы не благодарим ментов

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Джохара Царнаева в Бостоне поймали на пятый день после теракта на финишной черте марафона (трое убитых, в том числе восьмилетний мальчик) и на второй после того, как ФБР обнародовало фотографии Джохара и его брата Тамерлана. Пока ловили, погибли Тамерлан и один полицейский, а еще одного копа серьезно ранили. В операции участвовали чуть ли не все американские спецслужбы. Брали Джохара десятки хорошо вооруженных полицейских, в воздухе над местом последней перестрелки висел вертолет.

«Белгородского стрелка» Сергея Помазуна поймали меньше чем через двое суток после того, как он расстрелял шесть человек, включая двух школьниц. Взяли без лишнего шума: присланные из Курска полицейские увидели человека, бредущего по железнодорожным путям, окликнули, спросили документы. Человек полоснул майора полиции ножом, пытался бежать, был скручен. Все.

Вряд ли можно говорить, что 19-летний раненый Царнаев был опаснее 31-летнего отсидевшего, невредимого Помазуна. По меньшей мере они представляли сравнимую угрозу. Русские полицейские сработали не хуже американских коллег. А потом с такими же постными лицами занудно описывали, как было дело. И твердили, что просто делали свою работу. Сравните вот здесь, на сайте МВД, и вот тут, у CBS. Разве что американцы не так зажаты и говорят менее канцелярским языком.

Хорошие полицейские везде одинаковые. Да и плохие в целом похожи.

Тогда почему в Бостоне народ, высыпавший на улицы после поимки Царнаева, аплодировал полицейским и кричал: «Спасибо!» (вот так, например, и вот так), а в Белгороде ничего подобного не случилось? Толпа собралась и здесь — у вокзала, — но, если верить каналу «Россия 24» (вот здесь, смотреть с 3'24'), никого не приветствовала и не благодарила, разве что слышались требования линчевать Помазуна. А Первый канал даже показал каких-то парней из этой толпы (здесь, смотреть с 2'02''), один из которых напряженно сообщает, что пришел удостовериться: стрелка поймали, и дальше можно жить спокойно. Ни следа благодарности к полицейским.

На этом контрасте можно было бы выстроить длинное рассуждение о несходстве русского и американского национального характеров или, скажем, о сравнительной эффективности госпропаганды.

Сразу зафиксируем все напрашивающиеся банальности. Русский не доверяет менту, считает его врагом, недоволен им априори: еще быстрее надо было ловить! Куда раньше смотрели! А для американца существуют обстоятельства, при которых он готов считать копа героем. Наши не верят ментам, хотят сами увидеть пойманного стрелка, только тогда им будет спокойно. Американцы спрашивают копов: Did you get him? И хлопают в ладоши, получив утвердительный ответ.

Американцы после поимки подрывника несут по улице свой флаг и скандируют: USA! USA! Наши разве что поставят свечку в церкви. Как ни старался в свое время Владислав Сурков со всей гостелевизионной братией скопировать американский агитпроп, ничего у него не вышло — флагом у нас готовы махать только за деньги или против чего-нибудь. Оно и понятно: голливудская патриотическая продукция настолько хороша, что даже прибыль приносит, наша же — слезы и уныние. Да и работу наших и американских больших телеканалов сейчас как никогда легко сравнивать: вот динамичная, бесшовная, профессионально лихая подача американцев — и вот наша, неумелая, корявая, словно замедленная в два раза. И тоже понятно, в чем дело: хоть телевидение, наверное, и в Америке не на 100% честная журналистика — такова особенность этой среды, — но все же достаточно честная и конкурентная, чтобы в пиковые моменты истории поражать и развлекать. А у нас — госслужба, право слово.

На этом речь Капитана Очевидность можно закончить. Спасибо, Кэп.

Вопрос в другом: а надо ли благодарить полицейских, когда они ловят преступника, сумевшего навести ужас на всю округу? Вот человек убил детей и напугал город так, что родители своих школьников запирают дома. Копы или менты, неважно, сделали то, что умеют и должны, угроза устранена, справедливость восстанавливается: подозреваемый  лежит лицом вниз. Царнаев — с закрытыми глазами, раскинув руки. Помазун — руки скованы за спиной — безумно вращает очами, цедит: «Я не детей стрелял. Я ад стрелял».

Наверняка полицейским приятно, когда их благодарит народ. Но я уверен, что российская реакция правильнее. Да, она свидетельствует о меньшем доверии обывателя к полицейскому; впрочем, и в Америке доверие это — до первого столкновения с плохим копом. Но должна ли государственная репрессивная машина нравиться народу? Народ после трагедий вроде бостонской или белгородской хочет мести (отсюда и призывы к самосуду; а радость на лицах американцев — это отнюдь не только облегчение). От народа террористов и безумных стрелков приходится охранять. Репрессивная машина должна быть бесстрастной.

Менты и копы говорят на камеру подчеркнуто официально и отстраненно, потому что они профессионалы и понимают свою функцию. Человеческие реакции — это для дома, близких, совместного похода в пивнушку. Благодарность за поимку преступника — чем бы она ни была вызвана: кровожадностью ли, отменой ли вынужденного домашнего ареста для детей, — это лишняя эмоция в деле, которое должно быть безэмоциональным.

Что бы ни думал на самом деле коп про Царнаева, каким бы извергом ни считал мент Помазуна — обоих будут долго допрашивать, потом судить. Царнаева, возможно, казнят, если осудят за федеральное преступление. Помазуну светит пожизненное. Но всякое может случиться. Шестеренки обеих систем, как бы хорошо или плохо они ни были смазаны, закрутятся сейчас обычным порядком. Завод у механизма кончится ровно тогда, когда нужно. Порядок не предусматривает никакого «спасибо»; оно нужно ему как рыбе зонтик.

Вряд ли наши люди интуитивно чувствуют, что система требует бесстрастия ради справедливости; скорее, отдельность порядка от всего человеческого утвердилась со сталинских времен. Мы правильно реагируем по неправильной причине.

Парадоксальным образом из-за этого мы выглядим сильнее американцев. Потому что меньше идентифицируем себя с системой. Идем себе дальше по своим делам. От сумы и тюрьмы не зарекаемся. Не верим, не боимся, не просим.

Комментировать Всего 10 комментариев

Мне несколько раз приходилось плотно общаться с нашей советской милицией, о двух случаях скажу буквально по нескольку слов.

В середине 80-х ко мне в квартиру залезли воры, унесли видеомагнитофон, музыкальный центр и мешок видео- и аудиокассет. В сумме стоимость похищенного составляла примерно 2500 - 3000 рублей. После вызова в квартиру приехало человек десять разных специалистов, в том числе две поисковые собаки, которые всё осмотрели, всё потрогали... затем явились дактилоскописты, которые всё засыпали графитовым порошком, и сняли отпечатки пальцев... Видимо, снимать отпечатки своих коллег в своём отделении им было неудобно.

Уже на второй день следователь предложил мне, в случае находки похищенного, отблагодарить его пропорционально стоимости имущества, - с чем я и согласился. После чего милиция с утроенной энергией взялась за поиски...

Моё параллельное расследование вскоре принесло результаты, я дал наводку следователю, и он стал рыть землю... до тех пор, пока не отрыл, что злоумышленник - сын уважаемого человека, после чего всё и застопорилось... Правда, мне потом пару раз предлагали осмотреть видаки, изъятые в притонах...

Через несколько месяцев у меня на стройке вышел конфликт с пролетарием - который не пожелал прекратить отмечать свой день рождения, и вернуться к работе. Конфликт кончился тем, что мне наложили на морду лица пару швов (мужик был бывшим спецназовцем), но пролетария я сдал ментам. Следователь предложил мне "для ускорения дела" не включать в протокол информацию о том, что мне была оказана медицинская помощь - я согласился, и дело действительно ускорилось - мне отказали в возбуждении, на том-де основании, что у нас вышла "обоюдная ссора на почве личных неприязненных отношений". Как потом выяснилось, бывший спецназовец занёс за это следователю круглую сумму.

Остальные случаи были не столь драматичны, но суть их, в основном, оставалась такой же, и к благодарности не располагала совершенно (кроме, пожалуй, одного эпизода).

С российскими правоохранительными органами я общался чаще, и удовлетворения не получил ни разу.

Если у остальных россиян опыт общения с ментами / полицией хоть отчасти похож на мой, - то меня не удивляет отсутствие у россиян положительных эмоций при виде сотрудника правоохранительных органов.

из-за этого мы выглядим сильнее американцев.

Позвольте полюбопытствовать, в чьих глазах "мы выглядим сильнее американцев" ,

И каким именно местом сильнее ?

Все к словам придираешься. А Леонид правду написал. Благодаря этому мы выглядим в своих собственных глазах более приспособленными для выживания в условиях карцера владимирской пересыльной тюрьмы.  ;)

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин

Aaaaaaaaaa.....А в условиях Синг-Синга или Абу-Кабира ?

Это все равно, что сравнивать ямайский ром с Шато Лафит Ротшильд. И то и то вкусно, но нужны несколько различные навыки, чтобы в полной мере насладится одним либо другим.

Понял. Почему-то вспомнился старинный анекдот, кончающийся фразой:

-Не знаю, бабоньки, но на всякий случай подмойтесь.

Не стоит так шутить в местах, куда забредает призрак "Павла Тихомирова". Он может опять перевозбудиться от мыслей об анусах.

Боюсь, что мысли о анусах и колбасе в голове Тихомирова возникают безо всяких внешних стимулов. 

Его и так....хм....колбасит еженедельно. Зачем нам грех на душу брать, провоцируя декомпенсацию?

Грех на душу был взят со второго подхода. Грех не пострадал. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов