Антон Чугринов /

Лебедев приговорен к двум с половиной годам колонии

Мосгорсуд огласил приговор для одного из фигурантов «болотного дела» — Константина Лебедева

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Ранее Константин Лебедев, обвиняемый в организации беспорядков на Болотной площади, полностью признал свою вину, в связи с чем его дело рассматривалось в особом порядке. При этом прокуратура требовала пять лет лишения свободы, а адвокаты просили об условном сроке. 

Также Лебедев признал, что видеозапись, показанная в фильме «Анатомия протеста — 2» и легшая в основу уголовного дела о подготовке массовых беспорядков на территории России, на которой Сергей Удальцов, Константин Лебедев и Леонид Развозжаев обсуждают с грузинским политиком Гиви Таргамадзе финансирование массовых протестных акций, является подлинной.

На все последние заседания Лебедев приходил в суд с вещами, поскольку в любой день суд мог назначить ему наказание в виде реального лишения свободы или изменить меру пресечения с домашнего ареста на заключение в СИЗО.

«Болотное дело» было возбуждено после столкновений 6 мая прошлого года участников согласованной акции оппозиции на Болотной площади с полицией. На данный момент по «болотному делу» проходят несколько десятков фигурантов, большинство из них находятся в СИЗО. С декабря прошлого года «болотное дело» объединено в единое делопроизводство с делом о подготовке массовых беспорядков на территории России.

 

Читайте по теме:

Станислав Белковский: О приговоре Константину Лебедеву

Комментировать Всего 7 комментариев

Вопрос жесткости или мягкости приговора Лебедеву — оценочный. Я бы подошел с другого бока: мы видим грамотно разработанную новую технологию использования судебных методов ограничения несистемной оппозиции. На самом деле, не совсем новую, а похожую на хорошо забытую старую.

С Константином Лебедевым провели работу, пообещали особый режим рассмотрения его дела и, соответственно, не очень большой срок за то, что он признает две важнейших для дальнейшего раскручивания этой технологии вещи.

Во-первых, что имели место массовые беспорядки, хотя можно было строить линию защиты, отрицая их наличие, потому что не жгли машин, не били стекол, не применяли насилие по отношению к мирным жителям.

Во-вторых, он признал, что они заранее к этому готовились.

Теперь задача этой судебной технологии времен Вышинского — найти второго, а желательно третьего свидетеля, который это подтвердит. По сложившейся системе таких правоприменительных понятий нужно как минимум два свидетеля из самой среды болотных протестантов для того, чтобы признать факт этих самых массовых беспорядков и факт их осознанной подготовки. Гораздо легче будет любого из находящихся под следствием двух с лишним десятков человек убедить, продавить, заставить признать то, что уже признал Лебедев. По одной простой причине: если человек упорствует, отказывается признать факт массовых беспорядков их подготовки, то ему говорят простую вещь: «Смотри, тебя уже сдали. Только Лебедев получил два с половиной года, а ты — пять, а, может быть, и больше. Решай, что выбираешь». В таких условиях нужно быть просто исполином духа и мужества, чтобы не подтвердить того, что от тебя требуют следователи. Кто-то из фигурантов дела обязательно расколется.

Вот и получается, что задача решена: организаторы дискредитированы в глазах общества, получают тяжелое, болезненное наказание и выводятся из активной общественной жизни, как минимум на полученный срок. Удальцова пока не трогают, так как он достаточно популярен, его арест будет тревожить не только российское, но международное общественное мнение. Находясь под домашним арестом, он ничего не делает просто сидит и ждет, кто еще признается. А кто-нибудь признается. И тогда Удальцову покажут бумаги с показаниями свидетелей. Он может отрицать, может соглашаться, но от него уже практически ничего не зависит.

В связи со всем вышесказанным я вижу историю с Лебедевым как большой успех следственных органов. Я не осуждаю Лебедева: никто не может знать, как бы сам повел себя в таких условиях, когда на тебя оказывается давление, но его согласие дать нужные показания категорически ухудшает ситуацию для всех остальных людей, попавших под раздачу.

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян, Сергей Мурашов

"С Константином Лебедевым провели работу, пообещали особый режим рассмотрения его дела и, соответственно, не очень большой срок ..."

Расскажите - как Вы об этом узнали? 

Узнать - при желании - дело нехитрое. Хоть здесь: http://www.kommersant.ru/doc/2164554

Там же и про "скощуху"  двух третей максимального  срока при рассмотрении дела в "особом порядке".    По делу Лебедева максимум до 10 лет.  Значит,  реально не более трех.  Как-то так оно и вышло, хотя прокурор просил  пять для пущего страху.  Чтоб другие лучше понимали, что им светит, если не согласятся.

Лебедева, конечно, жаль. Но зато теперь через несколько лет будет героем.  Когда сажать будут уже другую сторону. Хорошо это или плохо - судить не берусь, но как факт - однозначно так и будет. 

Честно сказать, не думаю, что станет героем.  Своих (да и чужих)  он подставил куда как крепко.  Ну, революционеры же.  Рыцари левой фразы.  Ради человека труда готовы идти на смерть и на подвиг.  Но,  как только  дверью прищемили (фигурально выражась)  фрагменты мочеполовой  системы, так  идеалы сразу  и потускнели.

Я не осуждаю - дверь кого хочешь убедит.  Но все-таки человек должен иметь головной мозг и  хотя бы изредка им пользоваться. Если любишь заседать среди революционных товарищей,  штурмовать замерзшие фонтаны,  клеймить всех за  конформизм-соглашательство и  произносить жаркие речи про  низвержение диктатуры, то следует иметь в виду,  что диктатура  любит и умеет  пользоваться для самообороны  дверью и другими несложными, но эффективными   устройствами.   И, следовательно, всегда  про себя прикидывать: а, если что, смогу ли я не струсить,  вытерпеть и не сдать товарищей?

Если не  уверен, то старайся работать  так,  чтобы зря не подставлять себя и друзей на ровном месте.

Признаться, не люблю леваков именно за это:  сначала  они такие все  герои-герои,  ниспровергатели и бесстрашные ценители прямого действия.  А потом, как встретятся с дядей-следователем под 90 кг, с добрыми внимательными  глазами - так подписывают все, что тот   велит.

А парня жаль, конечно.  Однако  бывших  друзей его  - жалко вдвойне.  Им-то теперь совсем скверно будет.

Но, может быть, это даже очень хорошо, что наши "революционеры" не отлиты, как раньше говорили, из стали (а сейчас "из гранита"). Вот если придут те, которые пойдут до конца, для которых "своя шейка - копейка", а "чужая головушка - половушка", то тогда действительно станет страшно. Не только нам, простым обывателям, но и тем 90 кг следователям. Последние, скорее, первыми разбегуться...

«Комитет 6 мая», который занимается защитой участников акции на Болотной площади в Москве в мае прошлого года от политических репрессий, отказал в поддержке Константину Лебедеву.

«В связи с решением Лебедева совершить оговор невиновных людей и встать на сторону обвинения, Комитет 6 мая заявляет о прекращении своей поддержки Константина Лебедева», – говорится в заявлении, опубликованном на сайте организации.

Эту реплику поддерживают: Семен Файбисович