Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Тотальное здравоохранение

Илюстрация: Corbis/Foto S.A.
Илюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

Если у вас брат в тюрьме по ложному обвинению, а ребенок тяжело болен страшной болезнью, вы с кем будете? Вы будете носить передачи в тюрьму и ходить на суды к брату или вы будете сидеть с больным ребенком?

Вот такие примерно чувства я испытываю по поводу узников Болотной, такие же испытывал по поводу Pussy Riot и такие же, боюсь, буду испытывать по поводу любых других наших узников, начиная с Ходорковского и заканчивая Навальным.

Я понимаю, почему тысячи людей выступают в защиту узников. Я сам один из этих людей. Но я не понимаю, почему, выступая за освобождение узников, тысячи людей молчат о нелеченых детях. Дети же важнее. И естественно, на мой взгляд, даже и пренебречь судьбою узников, пока не лечены дети.

И про Координационный совет оппозиции я весь этот год не мог понять, как эти люди могли весь год заниматься самими собой, жуликами, ворами и фальсификациями на выборах и ни слова не сказать про нелеченых детей.

Я исхожу из того, что если в семье болен ребенок, то это главная проблема, и все другие проблемы решаются по остаточному принципу. И я склонен экстраполировать семейный уклад на государственный. Я всерьез полагаю, что если в стране нелечены дети, то первым делом страна должна заниматься лечением детей.

Я безусловно пойду за тем политиком, который провозгласит в стране, хотя бы для детей, тотальное здравоохранение.

Это, наверное, какая-то защитная реакция. Какая-то позиция страуса — головой в песок. Мы даже и не замечаем, что современное наше законодательство открыто говорит, что в некоторых случаях мы больных детей лечить не будем вовсе, а в некоторых случаях, так уж и быть, будем, но не очень хорошо. Вы ведь слышали, что каждую неделю нету лекарства то одному ребенку, то другому? Я, во всяком случае, пишу про это раз в неделю. Вы ведь слышали, что раз в месяц случаются перебои с каким-нибудь лекарством, которое государство детям гарантирует? Вы слышали, наверное, что в России орфанных заболеваний зарегистрировано два десятка, тогда как в Америке — шесть тысяч. То есть пять с лишним тысяч детских болезней мы не лечим, просто потому, что даже и не знаем о них. Вы ведь слышали, что существуют квоты на высокотехнологичную медицинскую помощь. Почему вы не выходите на отчаянные митинги против перебоев с лекарствами, против короткого списка орфанных заболеваний, против самого понятия «квота»? Как это квота? То есть вот если у нас тысяча детей с пороком сердца, то мы их лечим? А если тысяча двенадцать, то лишних двенадцать не лечим, потому что им не хватило квоты? Ведь ровно так и обстоят дела. И почему вы не выходите на митинги против этого? Никто, кроме меня и пары моих друзей, превративших свою жизнь в сплошной одиночный пикет за тотальное здравоохранение.

Да, я всерьез считаю, что лечение ребенка должно оплачиваться буквально в соответствии со Всемирной Конвенцией о правах ребенка. Там написано, что ребенок имеет право получать наилучшую возможную медицинскую помощь. То есть, если ребенку нужны дорогие лекарства, значит надо их купить. Если ребенку могут в Германии сделать операцию лучше, чем в Ижевске, значит надо оплатить ребенку лечение в Германии. Сначала оплатить, а потом думать, откуда взять на это деньги.

Повторяю: сначала оплатить наилучшее возможное лечение, а потом думать, где взять на это деньги.

Так поступают в семье. Когда в семье заболевает ребенок и нужны деньги на лечение, люди бегут занимать к родственникам, друзьям или соседям, а потом уже начинают придумывать, как эти деньги отдавать. Находят новую работу, продают машину, продают квартиру, обращаются в благотворительные фонды.

Еще раз: мы сначала оплачиваем лечение, а потом ищем деньги.

Я полагаю, что точно так же должно вести себя и государство. Я называю это тотальным здравоохранением. Хотя бы для детей. Сначала оплатить все самое лучшее, а потом уже думать, где на это взять средства. Реформировать ли медицинское страхование? Ввести ли новые налоги? Прищучить ли жуликов и воров? Сократить ли военный бюджет? Продать ли японцам Курилы? На хрена нам Курилы, если там не лечат детей? Или, может быть, ввиду дороговизны лечения в Германии, надо построить по всей России современные клиники и оплатить обучение современных специалистов? Про все это надо думать потом. А сначала — оплатить всем детям наилучшее возможно лечение. Поклясться страшной клятвой на чудотворной иконе святых и непорочных Путина и Навального, что оплатим лечение всем детям.

Я всерьез полагаю, что принятие одного единственного закона о тотальном здравоохранении, хотя бы для детей, принципиально изменило бы в России всю политическую систему.

Я готов как на ежедневную утреннюю пробежку ходить на митинги в поддержку этого. И я готов до старости pro bono писать речи политику, выступающему за это.

Я просто не знаю ни одного такого политика — ни в оппозиции, ни во власти.

Комментировать Всего 18 комментариев

На все сто согласна! И нет слов. Вернее, слишком много....

Эту реплику поддерживают: Наталия Чурганова

Валерий, а вы не обращали внимание на инструкции по безопастности в самолете? Ну, когда стюардесса говорить про кислородные маски - сначала надо их надеть взрослым самим на себя, и лишь потом - на детей. Существующая система не может решить вопрос в общем и целом. Система - это то, что вы называете "страна должна...". Ее надо поменять, переработать как можно срочнее. Поэтому в первую очередь надо поддержать политиков, могущих поменять эту систему. Поверьте, все любят детей (ну, может, только психопаты законченные не любят). И безмерно страдают от факта их беззащитности от массы угроз. Но кислородные маски сначала надевают те, кто могут спасти других, и детей, наверное, в первую очередь.

Валерий, все это действительно ужасно. Особенно про квоты и тысячу двенадцать детей. Хорошо бы такой закон для больных детей. Но закон - он ведь конкретный. Там будет прописано, кто такие дети, т.е. кто под его действие подпадает. И вот, по-Вашему, докуда? До 18 лет? А если юноше с пороком сердца 18 и два месяца? Мы его "тотально лечить" не будем? А если вообще 19? Вот на втором курсе два студента одинаково заболели, но один - уже армию отслужил. Одного лечат по Вашему закону (ура, свершилось!), а другого, младшего сержанта, - ну, так... До восемнадцати лечим изо всех сил, а потом по остаточному принципу? И я ведь не теоретически эдак спрашиваю, я с этим УЖЕ сталкивалась, хотя никакого Вашего закона еще и в помине нет... В области лечения диабета 1 типа (пока маленький, лечат и все бесплатно дают ого-го как, а потом...) и, особенно, в области жизни детей с отклонениями в развитии - развивали, развивали, лечили, лечили,  а потом р-раз - и забыли навсегда... 

Ваши слова справедливы, Катерина. Конечно, тотальное здравоохранение нужно для всех. Но я двадцать лет бьюсь башкой об эту стену. Я прошиб лоб и сделал себе прослабление. Я требую тотального здравоохранения только для детей. Детей понимаю в соответсвии с Всемирной Конвенцией о правах ребенка -- до 18 лет. 

Не потому что так правильно, а потому что сил нет талдычить азбучные истины еще и про взрослых.

И еще один аргумент. Взрослые могут уехать. Умереть или уехать. Дети не выбирают жить здесь и здесь сдохнуть.

Про диабет знаю. Эти гады придумали не ставить помпы детям старше шести лет. Я тут одну вице-премьера ткнул носом в это правило, как котенка в говно, и вице-премьер отрицала, несмотря на десяток приведенных случаев. Говорила -- случайность и перегибы на местах. Так что, если Вам известны конкретные случаи отказа в помпах детям до 18 лет, скажите мне, пожалуйста. Подобная информация крайне нужна мне для перекусывания сонных артерий вице-премьерам.

я не понимаю, почему, выступая за освобождение узников, тысячи людей молчат о нелеченых детях. Дети же важнее. И естественно, на мой взгляд, даже и пренебречь судьбою узников, пока не лечены дети.

Это совершенно неправильно, Валерий.

У нас есть система. Которая систематически делает бесчеловечные вещи.

И поэтому, нмв, все эти "теории малых дел" и т.п. - лишь продлевают мучения в отдалённой перспективе, предлагая тактические способы решения для стратегической проблемы.

Несомненно, пока стратегическая проблема не решена, организовывать помощь детям (и пр.) необходимо, но - не отказываясь для этого от всего остального, так как иначе эти тактические методы (которых, как Вы заметили, критически не хватает на всех) придётся применять, как у нас говорят, "до морковкиной заговени", то-есть, по-русски, вечно...

Я бы, на самом деле, добавил бы лозунг о детях, на которых не хватает в России денег, к другим политическим агиткам Дмитрий Литвин, для использования оппозицией во всех массовых акциях. Это, нмв, преступление перед Россией, что на самые дорогие в мире дороги и стадионы у нас деньги есть, на помощь Китаю и Сирии - есть, на покраску деревьев и гранитных столбов - есть, а на лечение собственных детей - денег у России нет...

И ЭТО ДАЖЕ ТОГДА, КОГДА НАЛОЖЕН ЗАПРЕТ НА ИНОСТРАННОЕ УСЫНОВЛЕНИЕ, И КАК-БЫ ДЕКЛАРИРОВАНО, ЧТО МЫ И САМИ МОЖЕМ ОБРАЩАТЬСЯ С НАШИМИ ДЕТЬМИ НЕ ХУЖЕ, А КАК-БЫ ЛУЧШЕ...

Так что, это - ПОЛИТИЧЕСКАЯ цель. Состоящая в комплексе других политических целей. А - отнюдь не уникальная социальная, ради которой нужно отказаться от прочих целей.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Irina Abarinova, Артем Донец, Marat Gilmutdinov

Вот я и говорю, что это -- политическая цель. Я для того все это и пишу, чтобы пояснить: все на свете политики, все эти навальные нужны мне только если они стараются, чтобы лечить детей. Еще учить детей, обихаживать стариков и возделывать землю. Ни для чего другого они мне не нужны. 

Отдельная история с "морковскиной заговенью". На самом деле она -- Петрушкино заговение. Петрушка -- не овощ, а кукла, средневековый Пусси Райот мужеска пола. Бесконечно далекий день -- когда Петрушка станет говеть.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Елизавета Титанян

Я для того все это и пишу, чтобы пояснить: все на свете политики, все эти навальные нужны мне только если они стараются, чтобы лечить детей.

Правильно. +100500.

Есть только одна тонкость: если оставить политикам их политику, и требовать от них только лечения детей - то этим и придётся заниматься, с переменным успехом, всю жизнь: так как политики, у которых нужно требовать грошик на лечение детей, при всех остальных государственных тратах, никогда этого грошика сполна не дадут: им именно его не хватает для очень нужного государственного дела. И тут уже не суть важно - морковкина ли заговень (так как морковь - овощь, и ей тоже не говеют), или ПетрушкинА...

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Валерий, Ваша статья (крик) вызывает двойственное чувство:

с одной стороны, Вы абсолютны правы и здоровье детей (и взрослых) должно быть первейшим приоритетом и я, очевидно, согласен с постулатом: сначала обеспечить детям лечение, потом уже думать, где взять деньги, 

с другой стороны я полностью согласен с Сергеем и считаю, что нынешняя власть вся поголовно, начиная от Путина и кончая Медведевым, всеми руками и ногами, включая ОМОН, полицию и СК, поддержит призыв: "пренебречь судьбой узников (а заодно пренебречь любыми другими акциями против власти), пока не лечены дети"

Боюсь не буду Вами понят, но думаю, что в стране, у которой нет независимого суда никогда не будет приличной медицины, даже - для детей.

Вы поняты мною, Степан. Вот только сегодня говорил с дочкой про то, что в американской литературе есть целый жанр про суд ("Том Сойер", "Убить пересмешника"...), а в России этого жанра только "Братья Карамазовы" -- недолгий период независимого суда.

Но давайте же расставим приоритеты. Свободный суд нам нужен не сам по себе, а потому, что дети нелечены, старики не обихожены и земля лежит в ржавчине. И расчихвостить жуликов и воров -- последнее, что меня в деятельости независимого суда интересует. Первое -- права детей на лечение.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

"Свободный суд нам нужен не сам по себе, а потому, что дети нелечены, старики не обихожены и земля лежит в ржавчине."

Свободный суд, незавимость и выборность всех ветвей власти, сильная независимая пресса - все то, что называется демократическими институтами - нужны не сами по себе, а потому, что дети нелечены, старики не обихожены и земля лежит в ржавчине. Они - демократические институты - никому, ни в одной стране не нужны сами по себе.

Я согласен с Вами в главном: если общество в качестве цели (целевой функции) будет ориентироваться на заботу о детях и их здоровье, то всё остальное приложится (и здоровье стариков, и уровень жизни), а точнее - потребуется, в том числе - и институты.

Я не согласен с (неявным) утверждением, что забота об узниках и хождение "по болотам" этой цели противоречат.

Эту реплику поддерживают: Артем Донец

Увы, но нигде еще не удавалось решить отдельно взятую проблему из комплекса взаимосвязанных. Не будет нормального детского здравоохранения без нормального здравоохранения для взрослых, без соответствующей мировым стандартам системы подготовки и оплаты медработников, без социально-ориентированной и, в то же время,  эффективной экономики и т.д.

Ну вот, предположим, по инициативе Путина наша Дума принимает правильный и хороший закон о тотальном лечении всех больных. Больше того, этот закон исполняется, лечение финансируется. И Валерий Панюшкин ходит на сборища "Единой России" как на ежедневную пробежку, а также бесплатно работает в Кремле спичрайтером, каждым написанным словом доказывая, что отсутствие свободы слова, независимого суда, нормальных выборов - это хорошо и правильно, поскольку все дети у нас вылечены.

"Дума принимает правильный и хороший закон о тотальном лечении всех больных. Больше того, этот закон исполняется, лечение финансируется."

Николай, подобное развитие событий будет однозначно указывать на то, что в стране есть и свобода слова, и независимый суд, и нормальные выборы,

и я готов заменять Панюшкина в те дни, когда он не сможет (по личным причинам) ходить на сборища "Единой России" как на ежедневную пробежку, а также бесплатно работать в Кремле спичрайтером.

Ну почему так уж однозначно? Диктаторский режим вполне может строить дороги, повышать пенсии, лечить детей и прочее, прочее, прочее.

Эту реплику поддерживают: Наташа Барбье

Может, конечно. Дороги строить. По ним можно войска с места на место быстро перебрасывать.

Можете привести пример диктаторского режима, который поставил здоровье детей первоочередным приоритетом в стране и реально добился в этой области успехов?

Ну, если так рассуждать, Степан, то здоровые дети нужны диктаторскому режиму, чтобы вырасти в здоровых солдат и служить в тех самых войсках, которые будут перебрасываться по построенным дорогам.

Что касается примера, то можете на свой вкус выбрать какую-нибудь благополучную арабскую нефтяную монархию - думаю, там хорошо лечат детей и при этом даже отдаленно не пахнет никакой демократией.

Конечно, дети. А "конечно, старики"? А матери-одиночки? Боюсь все взаимосвязано. Я уже писала, что отдам все парады и все олимпиады за кардиологические центры в каждом крупном городе нашей страны.