Антон Чугринов /

Дмитрий Быков: Если бы памятник Сталину стоял на груде трупов, это было бы более эффектно

В Якутске установили памятник Сталину 

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

При большом стечении народа в столице Якутии состоялось торжественное открытие памятника Иосифу Сталину. Бронзовый бюст был установлен на территории алмазодобывающего предприятия «Алмазы Анабара».

Инициатором установки памятника стало местное отделение КПРФ. Коммунисты планировали установить бюст еще три года назад, но тогда эта идея не нашла поддержки у мэра Якутска, который заявил, что Сталин этого не достоин. Ситуация изменилась со сменой городского руководства. 2 миллиона рублей, которые были необходимы на отливку бюста и его транспортировку из Северной Осетии, местный совет ветеранов собрал самостоятельно.

«Действия исторических личностей нужно судить по результатам, а не по возникающим эмоциям. Нападки на И. Сталина не прекращаются, так как продолжается идеологическая агрессия в сторону России. Если мы откажемся от Сталина, то откажемся от признания величия России», — произнес на церемонии открытия генеральный директор компании «Алмазы Анабара» Матвей Евсеев.

Памятник Сталину в Якутске стал третьим по счету в республике. В 2009 году памятник вождю был установлен в центре Амгинского района, селе Амага, а в 2005 году памятник появился в городе Мирный.

Установку очередного памятника Сталину подвергают резкой критике многие известные правозащитники, которые считают данный шаг недопустимым и неприемлемым.

Борис Немцов

Это кощунство! При Сталине и без него — мы все равно бы победили Гитлера. Установка памятника — это презрение к памяти тех, кого он убил. Пусть они бы еще рядом поставили памятник Гитлеру, было бы вообще «славненько». Во время Первой мировой войны немцы близко не подошли к Москве, и таких потерь, как в Великой Отечественной войне, не было. Сталин в тот момент руководил страной, но сказать, что он заботился о народе, было бы большой натяжкой.

 

Стас Жицкий

Я думаю, что таких людей действительно надо воспринимать по их поступкам. Человек, который убил несколько десятков миллионов людей, абсолютно не достоин памятника. И здесь не может быть никаких эмоций.

 

Людмила Улицкая

Они там с ума посходили к чертовой матери? Это за пределами обсуждения.

  

 

Дмитрий Быков

Если рассматривать памятник Сталину как напоминание о мрачном периоде России, то да, конечно! Одно дело, что памятник — это ведь от слова память, он будет напоминать о том, кем и чем все эти люди были при Сталине. Никем.

Другое дело, что памятник задуман не очень правильно. Если бы он стоял на груде трупов, это было бы более эффектно. Или бы лежал в руках замученных им людей.

Комментировать Всего 9 комментариев

Вот мой папа работал в «Алмазах Анабара», где сегодня бюст Сталина поставили. Папы с нами нет уже много лет, но я представляю его реакцию и соратников по геологической партии на это событие. И я никак не могу понять, почему до сих пор в моей стране люди не раскаялись, почему до сих пор человеческая жизнь ничего не стоит. Мы все меряем цифрами: 20 миллионов туда, 20 сюда. Но это все наши братья, сестры, бабушки, дедушки, замученные, растерзанные. Вопрос не в том, что мы не должны прощать (я как раз за смирение, милосердие и за прощение), а в том, чтобы попросить прощения. У каждого. 

Простите, пожалуйста, и нашу семью за все муки мучительные.

Я как-то писала несколько лет назад на Снобе историю, как встретились мои родители: те, кого репрессировали, и те, кто репрессировал. Папина сторона — это первые коммунисты страны. Мамина — польские евреи, всей душой принявшие новое государство и потом нахлебавшиеся от этого самого государства.

Прабабушка со стороны папы подписывала партбилет Крупской. Про нее в сети есть необыкновенная история, в которую мне совсем не трудно поверить. Пишет Мария Арбатова вот тут

«Подружка рассказывала, как в перестройку записывала за известной разведчицей (она не была разведчицей — примеч. мое) Ксенией Чудиновой рассказы о её необыкновенной биографии. Поклялась перепечатать их в одном экземпляре и записи уничтожить, Чудинова дала экземпляр на читку оставшимся в живых ленинцам. Те решили, что рукопись очерняет советскую власть и запретили публиковать. Хочется верить, что хоть этот экземпляр после смерти Чудиновой её дети отдали в архивы (экземпляра не сохранилось, видимо, бабушка его уничтожила). 

ЧУДИНОВА Ксения Павловна — в Богородске с 1916 года комиссар продовольствия уезда, потом в Омске и Иркутске. Выносила смертный приговор Колчаку. Эпизод со слов записывающей. В самый страшный голод детей из центральной России старались вывозить в Сибирь, чтобы подкормить. Чудинова встречает в сибирском городе поезд с беспризорниками. Помощники открывают первый вагон – там одни трупы. Второй – то же самое. Третий… и так весь поезд. Подходит к ней начальник поезда. Говорит:

— Так это ж беспризорники! Их наловили, в поезд сунули, а еды на них почти не дали. Откроешь вагон – они разбегутся. А у меня приказ доставить, сдать с рук на руки. Я двери задраил и гнал до Сибири!

Чудинова достала пистолет и расстреляла его, не отходя от поезда» 

Как водится, первых коммунистов посадили вторым рядом — в 1938 году она села, в 1955 вышла. Так что и она хлебнула горя, но и других накормила вдосталь.  

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Мария Генкина, Владимир Генин

Думаю, что наличие предков, сражавшихся друг против друга, провоцирует в порядочном человеке позицию смирения, милосердия и прощения. Иначе трудно было бы жить. Легче, когда не возникает двойственности. Например, мне, чьи предки были расстреляны и замучены Сталиным и большевиками, не за что просить прощения. Убийц своих близких помню и ненавижу. Никакого смирения у меня их поступки и последовавшая за ними незавидная судьба не вызывают. А упорные попытки русских людей возвращать на пьедестал и обожествлять собственного палача вызывают оторопь. 

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Елизавета Титанян, Liliana Loss

Захотелось сказать, что порой возникает двойственность иного порядка: как подумаешь, что не будь Сталина (в самом широком смысле), то неоткуда было бы взяться прекрасной мне. Иначе, где и как мог бы познакомиться мусульманский юноша из горного аула с девой из семьи переселенных с Западной Украины штундистов?

Для того, чтобы я и мои братья родились, надо было предварительно выслать всех балкарцев в товарных вагонах в казахские морозные и узбекские знойные пустыни, надо было, чтобы там перемерла половина народа, в том числе мои дедушка и бабушка. Чтобы потом отца, оставшегося совсем одиноким, искания и метания привели бы к христианству. Чтобы он крестился, после освобождения, изменившимся уже человеком, вернулся в Нальчик, где и встретил мою маму в протестантской общине.

И получается, что я, с детства яростно ненавидя Сталина и любое идеологическое насилие, так же сознательно не приемлю христианского юродства и узости, а сама плоть от плоти того и другого... Смешно!

Сейчас вдруг вспомнила, как остроумно папенька просвещал меня по поводу Сталина, коммунистов и всего такого, задолго до разоблачительных статей, Солженицына и прочего доступного материала. Лет в семь-восемь, если не раньше, он дал прочесть "Хижину дяди Тома" с единственным комментарием: То, как дядю Тома мучили у гнусного жестокого Легри, в точности как наша жизнь "на высылке". Читала, рыдала... А парой лет позднее точно так же, вслух для младших братьев, как и "Дядю Тома", было велено прочесть "Бесов", тоже с оригинальным комментарием: вот такие коммунисты, это надо знать. Так вот и знаю!

Россия, конечно, феноменальная страна. Какая-то невероятная концентрация несчастья на квадратный сантиметр! Три человека написали по абзацу текста про свои семьи. В каждом - сюжет для полноценного романа страниц на тысячу, как русские классики любили. И правда превосходит самый жестокий вымысел. Моя русская бабушка любила повторять:"От несчастных несчастные родятся". Всей душой ненавижу эту фразу и сделала все, чтобы череду несчастных прекратить и карму двинуть в другую сторону. Хотя, надо признать, русская народная карма сопротивлялась. А местами и продолжает. 

Впрочем, недавно я познакомилась со своей греческой бабушкой Верой 85 лет.  И что оказалось?! Была приговорена к расстрелу Черными Полковниками. Спас маленький сын - мой папа, кинувшийся к ней  прямо в зале суда и тем расстрогавший судью. Бабушка получила 14 лет ссылки на острове-тюрьме. 

Мой ХХ век...

Бытовые разговоры о Сталине с представителями старшего поколения - это рулетка. Если у данного человека есть репрессированные, он скорее отзовется негативно (хотя тоже не все, что поразительно). А если нет, то ничто не мешает данной семье относиться к нему как к великому правителю, который поднял страну. Вспомнить арестованного соседа - а зачем, поделом ему.

Я пробовала как-то поговорить с еще не впавшими в маразм стариками, которые считают Сталина вторым мессией. Приводишь бытовую аналогию: вот есть у Вас сосед, например. Хороший мужик, душевный, всегда поможет и даже больше. А потом он убил несколько человек, и его посадили. Вы же не будете отрицать, что он преступник. и ему нельзя ставит памятники. На бытовом уровне понятно. Но как только поднимаешься обратно к уровню Сталина - полный ступор! Заводы построили, войну выиграли, везде был порядок, ура! Непробиваемые зомби попадаются.

У меня отец был из очень бедной уральской деревни, где дети умирали от голода в период коллективизации. (Зато отобранным у них продовольствием кормили рабочих на героических стройках пятилетки).Говорил, что никакого почитания Сталина и воообще советской власти там и близко не было. Крестьяне не скупились на крепкие слова и злобные частушки. И хотя из нашей семьи никого не сажали, отношение к сталинскому периоду всегда было крайне негативное.

Быков пишет: "... памятник — это ведь от слова память, он будет напоминать о том, кем и чем все эти люди были при Сталине. Никем." 

Это Быков так считает.  Так ему "видится на расстоянии". 

А так ли думали современники вождя народов, искренне любившие Сталина? 

Если смотреть на наше советское  прошлое с позиций сегодняшнего дня, то все происходившее в 30-х годах прошлого века представляется театром абсурда: людей истязали трудом, уничтожали тысячами, лишали элементарных благ и свобод, а вся страна РАДОСТНО  пела о том, что другой такой – «где так вольно дышит человек» - нет!

Парадокс?

Нет.

Дело в том, что коммунистическая система дала народу России то, чего он в этой стране был лишен веками - самоуважение. Точнее, она подарили жителям СССР иллюзию собственного достоинства. Парадоксально, но, пересадив огромную часть населения страны в лагеря и тюрьмы, Сталин вместе с тем снял у бывших жителей Российской империи ощущение колониальной зависимости от элиты.

Большевики уничтожили старую элиту и как бы вернули народ  в тот момент истории, когда все только начиналось – все были равны. Прежних уже нет: их либо  прогнали, либо  уничтожили. Народу, всем и каждому, теперь в Стране Советов был дан шанс войти в новую элиту. Снова, да ладом, как говорят на Руси.

Как это сделать? И идеологи большевизма, через великолепно выстроенный PR (Стахановское движение, etc.)  показали:  вот так. Не папины деньги, не прадедушкин общественный статус, а только твои собственные усилия, умение, ударный труд открывают тебе дорогу на Олимп. А на нем среди полубогов (Сталин, Киров, Ворошилов…) гордо сияли герои – трактористка Паша Ангелина, шахтер Алексей Стаханов,  металлург Макар Мазай, железнодорожник Петр Кривонос,  кузнец Александр Бусыгин, фрезеровщик Иван Гудов, ткачихи Евдокия и Мария Виноградовы…

Покажи, что ты не человек-тесто, а человек–дрожжи, и место в элитарном ряду – твое.

И уже на этой основе, и много позднее, была создана иллюзия массовой элитарности по признаку места жительства (Москва, Ленинград, СССР) и роду занятий (военный, шахтер, ткачиха ….). Эта иллюзия предоставляла право на вытягивание своих собственных последних жил в работе на лживую и преступную систему. Но делать это люди, поставленные в забег, в котором призом были высшие места на социальной лестнице, почитали за счастье.

Да, Сталин  «со товарищи», врал всем и каждому о его высоком предназначении, о неизмеримой ценности и важности всего, что им делается сейчас и еще более того, что будет сделано.

Его лжи верили и потому его любили истово. Любили, а некоторые и сегодня любят так, как в России, не любили никого.

А новый памятник? Это фантомные боли.