Мойдодыр Аллах Акбар

Удивительная новость: иллюстрация к сказке Корнея Чуковского оскорбила чувства верующих. Лишь «Мойдодыр» волнует всех, лишь «Мойдодыра» обсуждают в блогах, но что-то не радует этот интерес к великой русской литературе  

Фото: www.islam.ru
Фото: www.islam.ru
+T -
Поделиться:

«Нелепые и вздорные происшествия следуют одно за другим. Дурная проза чередуется с дурными стихами. Натурализм, примитивизм. В “сказке” нет фантазии, а есть только одни выкрутасы. Чернильница у писателя большая, а редакция журнала “Мурзилка” неразборчива!»

Так товарищ Жданов и товарищ Крушинский — да будет доволен Аллах ими обоими — громили другую сказку Корнея Чуковского, великолепного «Бибигона». Семьдесят лет пролетели как один день.

Приглядитесь к картинке: в лапе у Крокодила не привычная газета «Правда», а некий свиток. Сотрудник сайта islam.ru Данат Зарипов уверенно распознал в нем страницу священной книги. И выдал пассаж, достойный товарища Жданова.

«Крокодил в сказке — герой положительный. Правда, на картинке он нарисован довольно-таки злым, а детишки напуганными. Он выступает за чистоту и ругает грязнулю, побуждая его к чистоте, что очень ценится в Исламе. Однако этика обращения с Кораном не предполагает вырывание из него страниц и прогулки с ними на руках. Кроме того, важен и тот момент, что детская книжка может оказаться в любом месте, в том числе и грязном, а вместе с книжкой окажется и вышеуказанная страница».

Ну хорошо, посмеялись и забыли. Сайт малопосещаемый, можно даже сказать — субкультурный. Но вот беда: текст перепечатало вполне читаемое издание newsru.com, именно на него все и ссылаются, плюя ядом.

Хорошо понимаю автора, сам был новостником — собачья работа. Вынь да положь двадцать текстов в день, а новостей-то и нет нормальных, особенно под вечер. Очевидно, журналист произвел небрежный рерайт крокодильего бреда и пошел спать. В ходе рерайта рецензент Зарипов, выражающий глупое, но частное мнение, превратился в «оскорбленных мусульман», чтобы заголовок покруче и лайков побольше.

Получилось! На мусульман, на господина Зарипова, на госпожу художницу, на ростовское издательство, а заодно и на Корнея Ивановича Чуковского пролились тонны помоев. И вот уже НТВ снимает ехидный репортаж, широкие массы трудящихся призывают убивать дагов, чехов и чурок, а муфтий Нафигулла Аширов требует публичных извинений. Эффект снежного кома.

При этом почти никто не обратил внимание на три очевидные вещи:  

1) книжка сказок в продаже уже три года, и всем было все равно;

2) фотография нечеткая: трудно определить, что там за письмена — арабская вязь или глаголица;

3) к счастью, закон об оскорблении чувств верующих еще не приняли.

Плевать на глупых мусульман. К черту глупых православных. Бог с ними, с глупыми атеистами. Тут другое интересно и волнительно: любая глупость тиражируется охотней, чем здравая мысль. Феномен «оскорбленных верующих» сродни феномену «скойбеды» — и я пишу это слово с маленькой буквы вовсе не из неуважения к известной, прости Господи, журналистке.

«Белиберда» — вздор, дичь, бессмыслица. «Скойбеда» — та же дичь, но не от дури, а от избытка коммерческой смекалки. Гениальная «Комсомолка» руками своего самого реакционного автора нащупала пределы дозволенного. Где заканчиваются лайки и начинается Уголовный кодекс? Еврейская писательница Рубина? Слабовато. Абажуры из Гозмана? В самый раз. Эталонная скойбеда!

Это цветочки, скоро и более уважаемые ресурсы начнут генерировать и тиражировать скойбеду, чтобы поднять посещаемость. Рынок есть рынок.

Но даже у самого поганого издания есть этический кодекс. Кто-то не печатает фото старушек топлесс, кто-то ни при каких обстоятельствах не ругает Путина, кто-то вовсе не пишет про политику, и все эти мудрые заповеди нарушаются только за очень большие деньги. И есть один категорический императив, которому хорошо бы следовать всем без разбору, просто в силу природы СМИ. Вот он: не быть дураком, не повторять за дураками. В некоторых случаях это значит одно: смолчать.

Смолчал — и не было ста перепостов. Не было ста перепостов — никто не напился от ярости. Никто не напился от ярости — не взял нож и не пошел резать черных (или наоборот). Никто никого не порезал — и мама с ребенком без страха вышла на улицу, села на лавочку и прочитала «Мойдодыра» вслух. Отличная сказка, ребята.