Ханс Рослинг: Третьего мира больше нет

Наглядная анимация помогает увидеть, как страны Азии и Африки теперь всего за десять лет достигают того, на что у Запада ушло не меньше двух столетий. Значит, никакого третьего мира уже не существует

+T -
Ханс Рослинг: Третьего мира больше нет
От редакции
Поделиться:

 

Сегодня я буду говорить о нашем образе мышления. Когда я рассказываю студентам о глобальных вопросах, а затем в перерыве выслушиваю их мнения, они всегда используют слова «они» и «мы». Вернувшись в аудиторию, я спрашиваю: «Что вы имели в виду, когда говорили "они" и "мы"?» Обычно они отвечают: «Ну, мы говорим про западные и развивающиеся страны». Одна сообразительная девушка сказала так: «Все очень просто: в западном мире человек живет долго, и семья у него маленькая, а в развивающихся странах — мало, но в большой семье».

Это определение мне понравилось, потому что переводит сложившиеся представления на язык данных. Мир действительно состоял из группы стран с большими семьями и маленькой продолжительностью жизни (развивающихся) и стран, составлявших западный мир. Семьи там маленькие, и жили они дольше. На моем веку произошли удивительные события: в развивающихся странах появились мыло, вода, прививки. Там стали планировать семьи — во многом из-за США, оказывавших этим странам техническую помощь.

Как вы видите, мир стремится к модели семьи с двумя детьми и к продолжительности жизни в 60-70 лет. Правда, некоторые страны в этом по-прежнему отстают — Афганистан, Либерия, Заир... Так что представления моих студентов о мире давно устарели — они относятся к тому миру, который существовал, когда родились их учителя.

Особенно интересно сравнить Китай и США по этим показателям на протяжении последних двух столетий

В Китае все жестко планируется, там слишком хорошо помнят, как страна сдавала свои позиции и как в начале прошлого века им действительно было очень плохо. Уже Мао Цзэдун сделал нацию более здоровой, а после его смерти этот процесс поразительно ускорился. США сначала добились экономического роста, а потом постепенно стали здоровыми. А Китай смог стать здоровым гораздо раньше, потому что китайцы применили на практике наши знания об образовании, правильном питании, вакцинации, планировании семьи. Оказалось, что социальное развитие смогло опередить экономическое.

Понять, что происходит, легче всего, если вы посмотрите, как люди распределяют свои доходы начиная с первого доллара. Есть государства богатые. Есть страны среднего достатка, которых сильно затронул кризис. Есть те, где долгие годы экономили на последнем, чтобы вырваться из нищеты. А есть воюющие и распадающиеся страны вроде Афганистана и Сомали. И все они существуют в этом мире одновременно.

В последние 50 лет мы отмечаем резкое уменьшение детской смертности. Бывшие развивающиеся страны догоняют бывшие индустриальные.

Мы определили средний уровень сокращения этого показателя в 4% в год. И что мы видим? В Швеции в 1900 году уровень детской смертности был таким же, как в Бангладеш в 1990 году. Правительство этой азиатской страны грамотно использовало западную помощь, детям делали прививки, наладили поставку чистой воды. В результате они добились удивительного показателя в 4,7% в год, они улучшали ситуацию быстрее, чем в Швеции.

Или сравним Швецию 1960 года с Египтом 1990-го. Благодаря американской помощи в Египте были построены водопроводы, там победили малярию. В результате детская смертность падала там на 5,5% в год. В Бразилии социальные условия улучшаются также быстрее, чем в Швеции.

Это значит, что мир сближается: страны со средним достатком и развивающейся экономикой догоняют Запад.

Рассмотрим положение в Африке. В относительно богатой ЮАР вирусом иммунодефицита инфицирован каждый пятый взрослый! Но общая картина по континенту показывает, что никакой эпидемии нет. Потому что ситуация в каждой отдельной стране резко отличается. Есть 5-10 стран с тем же уровнем распространения вируса, как в Швеции или США. У других стран более высокие показатели. В экономически развитой Ботсване уровень заражения высок. Но правительство там работает грамотно, и резко снижаться этот показатель теперь не будет — ведь благодаря экстренной помощи со стороны США там налажено лечение, и больные люди живут дольше. В Танзании богатые инфицированы ВИЧ больше, чем бедняки; среди отдельных групп в одной и той же стране уровень заражения может существенно различаться.

Один миллиард человек по-прежнему страдает от нищеты. Но чтобы более эффективно им помочь, нам нужно отказаться от старых представлений о развивающихся странах и развивающемся мире. Нам нужно мыслить по-новому.