Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Валерий Панюшкин

17957просмотров

Валерий Панюшкин: Домик у моря

Участники дискуссии: Степан Пачиков
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

Журналистка Елена Костюченко (Да не бойтесь вы! Я не про лесбиянок. Кроме сексуальной ориентации и гендерной идентичности, у некоторых людей есть еще и профессия. И Лена Костюченко — отважный репортер с прекрасным пером). Так вот, журналистка Лена Костюченко рассказала мне, что нашла в Краснодарском крае удивительный дом.

Подробности Лена, вероятно, сама напишет в «Новой газете», но если в двух словах, то дом очень маленький и совершенно непригодный для жилья, однако же в этом доме живет много молодых людей. Вернее, они не живут в этом доме, потому что жить-то там и нельзя, но они там прописаны, потому что они выпускники детских домов, и государство, чтобы не давать им положенную по закону жилплощадь, прописывает их в маленький, непригодный для жилья дом.

На самом деле молодые люди — чего уж там, дети, чуть старше восемнадцати лет — живут в бараках. Потому что жилье, выделяемое государством, жильем не является, а является только местом прописки. А чтобы снимать нормальное жилье, у них нет денег. Вот они и снимают койку в бараке. Бараков в Краснодарском крае осталось много, еще с советских времен.

Рядом строится Сочи. Олимпийская деревня, никому не нужная железная дорога в горы, гостиницы мирового уровня, бобслейная трасса, трамплин, известный на всю страну… А в какой-нибудь сотне километров — полуразрушенная халупа, в которой по документам проживают сироты, и бараки, в которых сироты проживают на самом деле и за свой счет.

Я слушал этот рассказ Лены Костюченко, вида не показывал, но тешил себя втихаря профессиональным тщеславием. Потому что я, Ленка, нашел этот дом еще год назад. И еще год назад Светлана Викторова, юрист моего детского правозащитного проекта «Правонападение», написала запрос в местную прокуратуру. Проверку провели, детей расселили в реальные квартиры у моря, виновных обещали наказать и обо всем об этом прислали нам в «Правонападение» подробный прокурорский отчет с подобающими печатями и подписью прокурора.

Я слушал Лену Костюченко и улыбался про себя. Ну, в том смысле, что вот ты, Ленка, и молодая, и отчаянная, а старый хромоногий пес Панюшкин обогнал тебя на целый год. Но высокомерного ничего говорить не стал. Потому что очень люблю Лену Костюченко. А уточнил просто:

— Где этот дом-то, Лен? В Анапе?

Потому что дом, набитый бумажными сиротами, как трансформаторные будки в Москве бывают набиты бумажными таджиками, мы нашли в Анапе.

Но Лена Костюченко ответила:

— Почему в Анапе? Нет. В поселке Ахтырский. Это туда, ближе к Кавказу.

А я знаю, где поселок Ахтырский. Это от Анапы в ста километрах. И даже административно населенные эти пункты принадлежат разным районам. Анапа — это Геленджикский район, а поселок Ахтырский — это Абинский район. То есть никак дом, который нашел я год назад, не может быть тем же домом, который сейчас нашла Лена Костюченко. Значит, есть два дома, которые фиктивно отданы сиротам, тогда как на самом деле сироты выгнаны на улицу. И почему бы тогда не предположить, что могут быть три таких дома, десять таких домов, тысяча таких домов-призраков в других городах и поселках Краснодарского края? И почему только Краснодарского края? По всей стране!

Я ведь видел в Красноярском крае, как сирот-выпускников фиктивно селили в вымершей таежной деревне. А в Тульской области я видел, как девочку фиктивно селили в доме, сгоревшем дотла. А во Владимирской области не фиктивно, а на самом деле сироты-выпускники жили в здании бывшего туберкулезного диспансера, который СЭС расформировала и велела снести как рассадник палочки Коха.

Этот фиктивный дом в Ахтырском мы, конечно, разъясним. Детям, конечно, настоящего жилья добьемся, особенно если дети не испугаются и напишут в прокуратуру заявления. Это получилось у нас в Анапе, получилось в Красноярске, в Туле и во Владимире. Получится и в Ахтырском. Но в России 1100 городов и еще бог знает сколько поселков городского типа вроде этого Ахтырского. Не можем же мы с Леной Костюченко обшарить их все в поисках фиктивного жилья для сирот. Это только государство может.

Слышь, государство! Может, хватит уже трындеть про фелляцию и куннилингус? Может, уже делом займешься? У тебя, государство, дети бездомные.

Читайте также

 

Новости наших партнеров