Битва за дом Волконских. Константин Михайлов: Я уже три раза писал президенту, но реакции до сих пор нет

Задержаны активисты «Архнадзора», всю ночь пытавшиеся защитить от сноса купол усадьбы дома Волконских на улице Воздвиженка в Москве

+T -
Поделиться:

В пресс-службе ГУМВД по Москве подтвердили информацию о задержании четырех человек за нарушение общественного порядка на улице Воздвиженка, но подробностей не уточняют. По данным полиции, задержанные были доставлены в отделение, где будет решаться вопрос о привлечении их к административной ответственности.

Ранее сообщалось, что несколько активистов градозащитного движения «Архнадзор» в ночь на 25 июня залезли на купол ротонды «дома Болконского» в Москве, чтобы предотвратить снос здания. Как заявили в «Архнадзоре», ночью дело дошло до открытого противостояния со строителями, среди блокирующих крышу был координатор движения Рустам Рахматуллин. Активисты препятствовали работе крана, с помощью которого строители намеревались сорвать со здания купол.

Работы по реконструкции проводит «Центр развития межличностных коммуникаций»; по данным «Архнадзора», правительство Москвы незаконно согласовало проект.

17 июня у станции метро «Кропоткинская» прошел пикет с требованием прекратить разрушение исторического памятника.  

Здание было построено в конце XVIII века и перестроено после пожара 1812 года. В 2009 году его исключили из списка объектов культурного наследия. 

Свое название дом получил благодаря тому, что в 1816—1821 годах им владел князь Николай Сергеевич Волконский, который, как считается, стал прототипом князя Болконского из романа Льва Толстого «Война и мир».

Константин Михайлов, координатор общественного движения «Архнадзор», член Общественной палаты:

Борьба за особняк вчера вошла в решающую фазу. Строители продолжили разбор здания, хотя никакого права на это ни имели. Наши активисты забрались на вершину купола и препятствовали работе крана. В итоге работы были приостановлены, и на рассвете трое человек были задержаны и доставлены в Арбатское отделение полиции, где и находятся до сих пор. В результате всего преступниками оказались не рабочие, не заказчики в лице «Центра межличностных коммуникаций», а активисты, люди, которые пытались настоять на соблюдении закона и сохранить исторический памятник. Как эта ситуация будет развиваться, мне неизвестно, но мои прогнозы самые неблагоприятные.
Я уже три раза писал президенту, но позитивной реакции до сих пор нет.