Евгений Бабушкин /

Дождик каплет на рыло

В иркутской колонии бунтуют зэки, а в Бразилии президент сдался на милость протестующих. Почему у них все получилось, а у нас ничего не получается?

Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
Иллюстрация: Corbis/Foto S.A.
+T -
Поделиться:

«Медикаментов нету! Вичевых не лечат! На больничку ваще не возят! Баланда никакая! Вот мы, господа, вот так и живем, б..дь,  уздеся вота вот в этой х...йне

В старину зэки слали на волю длинные сентиментальные эпистолы, так называемые малявы. Сейчас они просто снимают свое житье-бытье на смартфоны. Заключенные ИК-3 выложили на YouTube несколько десятков видео. Автор одного из них обстоятельно и почти без мата объясняет основную причину бунта: за тюремный труд зэкам полагается 13 000 рублей, а получают они максимум 300.

«При лагере имеется пекарня, но хлеб мы не видим. Есть мясной цех, колбасу делают, тоже ничего не видим, соей одной кормят реально. Обувь делают, лес делают, шьют всякое разное, полистирол, туалетная бумага есть — золотая жила для легавых, а нас они кидают».

Заунывная музыка тюремной речи, серое небо, люди в робах. Забудем контекст и вслушаемся в суть. Фактически каждый житель России может повторить вслед за иркутским зэком: мы им и то, и это, и колбасу, и бумагу, и в офисе сутками торчим, а они нас кидают... падлы.  

Каждый может, да не каждый скажет.

«Сколь ни необъятна эта империя, она не что иное, как тюрьма, ключ от которой хранится у императора» — мсье де Кюстин был первым, кто сравнил Россию с зоной, а дальше только ленивый не сравнивал. Вот и я присоединюсь. Как же вышло, что зэки оказались прогрессивней, смелей и сообразительней подавляющего большинства своих сограждан?

Пока патриоты не закидали меня ондатровыми шапками, переключимся с иркутских новостей на телеканал «Евроньюс». Жаркая бразильская ночь, полногрудые женщины и загорелые мужчины крушат все вокруг и танцуют на фоне далеких пожарищ. Требуют расследовать, как потрачены деньги на грядущий чемпионат мира по футболу. «Мяч в тарелку не положишь, мяч не съешь!» — кричит веселый житель Рио-де-Жанейро, совершая движения невидимой ложкой.

Президент Дилма Русеф уже пообещала им и референдум, и борьбу с коррупцией, и всяческие поблажки. «Масштаб протестов показывает, насколько сильна наша демократия», — заявила она, и я поперхнулся, когда это услышал. И сразу полез смотреть ее биографию. Оказывается, в юности Русеф занималась городской герильей, партизанила против военной диктатуры, была поймана, пережила пытки электрошоком...  В общем, разбирается в жизни. У сильных, смелых и прекрасных бразильцев тот президент, которого они заслужили.  

Вернемся из Бразилии накануне чемпионата — в Россию накануне Олимпиады. Мертвый штиль. Молчание. Всех все устраивает. И лишь самые талантливые и активные ищут, где бы еще хапнуть. Что же это за страна, где требования выдвигают только зэки вертухаям?

Вовсе не обязательно резать вены, протестуя против лагерного режима. Есть разные способы договориться. Протест — это диалог. Иногда — ультиматум. Протест побеждает, даже если на улицах не очень много народу. Главное — пассивная поддержка. Сидит такой дядя Ваня на диване, смотрит вечерние новости и показывает экрану большой палец: молодцы, ребята, дело говорят!

История с тюремным бунтом показательна и печальна. Исправительная колония №3 — так называемая «красная зона». И сидят в ней бывшие сотрудники правоохранительных органов. «Люди с высшим образованием, настроены мирно», — уважительно говорит пресс-секретарь ГУФСИН, имея в виду, что спецназ для подавления бунта вызывать не будут.   

И наш дядя Ваня реагирует плохо. Ему не нравятся зэки. Мол, на воле животы отращивали, теперь будут стройными и красивыми... Что толку объяснять, что бунтуют и обычные колонии, где живется еще хуже. Все равно дядя Ваня ставит дислайк и злорадствует: так вам и надо, сволочи. И он идет на работу, не видя вокруг ни призрачных решеток, ни вышки, ни сержанта с овчаркой, но смутно чувствуя, что что-то в его жизни не так.   

В Бразилии протестуют около двухсот тысяч. Остальные полтораста миллионов — группа поддержки. Вот поэтому у них там белые штаны, а у нас тут серые робы. Вот поэтому у них звучит «Вставай, проклятьем заклейменный» в переводе на португальский. А у нас — в лучшем случае «Дождик каплет на рыло».

Комментировать Всего 3 комментария
Бразилии президент сдался на милость протестующих

В Бразилии президент - женщина. Но "сдалась нак милость протестующих" - тоже плохо )

Зекам терять нечего, а тут - у тёщи дача, машина в кредит, и отпуск в Турции наполовину проплачен... кто его знает, как там обернётся??

Уверен, что зэкам тоже есть что терять - в их мире есть свои блага и опасности, они тоже многим рискуют.

Хотя проверенный временем тезис по-прежнему верен: революцию делает тот, кому тяжелее всех, а не тот, кто просто мечтает о прекрасном новом мире.