Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Леонид Бершидский

Леонид Бершидский: Академическая гребля

Что сделал бы Платон, будь он членом РАН

Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
Иллюстрация: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Эффективнее всех за реформу Академии наук меня агитировал Институт философии РАН. Именно на его сайте лежит коллективное письмо Путину, Медведеву, Нарышкину и Матвиенко, написанное вот так:

«Законопроект направлен не на реформирование, а на фактическую ликвидацию Академии. Он замалчивает реальные достижения отечественной фундаментальной науки, ориентирует на некритическое заимствование западных моделей...»

Если так, я просто обязан быть за то, что вице-премьер Ольга Голодец предлагает сделать с РАН. По принципу «если Евтушенко против колхозов, я — за».

Не знаю, как вы, а я застал лекции по научному коммунизму в институте. О, это была фундаментальная наука! Сейчас в Институте философии люди, защитившие кандидатские и докторские диссертации в 60-е и 70-е годы, пишут научные статьи о том, что их работа не поддается оценке какими бы то ни было объективными методами. Неля Васильевна Мотрошилова, завсектором истории западной философии ИФРАН, написала уже несколько глубокомысленных статей о том, как неправильно оценивать ученых по индексу цитирования. В одном из этих текстов между утверждением, что Кант, Руссо и Гегель почти никого не цитировали, и жалобой на то, что иностранные ученые по каким-то непонятным причинам не желают цитировать отечественных философов, которые добросовестно на них ссылаются, – всего 13 страниц.

На эту животрепещущую тему написал научную статью и директор института, 74-летний Абдусалам Гусейнов (в соавторстве с Александром Рубцовым). Из текста следует, что российский философ хитер и уже научился правильно заполнять в отчетности графу «достигнутый результат», но вообще-то это полная туфта. «В качестве иллюстрации можно привести простой мысленный эксперимент, — пишут Гусейнов и Рубцов. — Платона ставят перед необходимостью в трех фразах изложить научный результат какого-нибудь из его диалогов, причем не в модальности «исследовалось», а именно в модальности «было выявлено». Скорее всего, сначала он все же написал бы о том, что обсуждалось, потом, после объяснений, скрепя сердце переписал бы в модальности «выявлено» (если не вытолкал бы сразу взашей), но зато потом, уже в приватном диалоге с Сократом, посетовал бы на то, что спрашивавшие совершенно не понимают природы философского мышления».

Наверное, для философа вопрос «А что сделал бы на моем месте Платон?» естественен. Но российский академик — это не только (заметим в скобках, и не обязательно) ученый, но и администратор, и в какой-то степени политик. «Пока у власти хватает интуитивного понимания, — пишут Гусейнов и Рубцов, — что даже ради экономии резко сокращать, а тем более прикрывать фронт гуманитарных исследований нельзя — хотя бы из соображений косыгинского выражения, что это так же бессмысленно, как стричь свинью: шерсти мало, а визгу много».

Эту работу Гусейнова и Рубцова профинансировало государство через Российский гуманитарный научный фонд.

Выступая в Госдуме в поддержку законопроекта, по которому у РАН должны отобрать всю собственность, а заодно и все научные институты (все это поступит в распоряжение некоего госагентства), Голодец говорила резко и даже презрительно: средний возраст академика — 74 года (как у Гусейнова), из 75 000 работников РАН и ее подразделений только 45 000 — ученые, из них половина пенсионного возраста, и при этом 2000 молодых ученых покидают страну каждый год. Понятно, мол, почему индекс цитирования российских ученых падает. (Снижается, кстати, и доля России в общем потоке научных публикаций.) Для чиновницы Академия — пожиратель государственных денег, неспособный за них отчитаться.

В этом году РАН выделили 67,9 млрд рублей — не бог весть что по американским меркам, но все же $2 млрд. Никакой эффективный менеджер не захочет за эти деньги снисходительных статей со ссылками на гипотетические действия Платона, ненароком подсевшего на госбюджет. Чего хочет эффективный менеджер? Хороших спортивных показателей по цитированию, доле в потоке и проч. Эти показатели прозрачны и понятны: по-настоящему ценную научную работу будут цитировать, на каком бы языке она ни была написана исходно. Хорошую статью возьмут в престижный журнал, написал ли ее русский, кореец или папуас.

Также менеджер хочет платить за то, что ему полезно. Вот нужен большому заводу проект — надо, чтоб он мог заказать его российскому научному институту.

Академики пытаются спорить с менеджером с интеллектуальных позиций: мол, пользу от науки трудно квантифицировать, ее, кроме нас, ученых, никто не в состоянии оценить. Точно так же «уникальные журналистские коллективы» ругаются с собственниками, которые хотят «ебитды», а не творческих воспарений. Смысла в этих спорах никакого: речь идет о деньгах, которые их держатель желает отпускать только под конкретный результат.

Можно понять и возмущение Голодец по поводу строительства «элитного жилья» на академических гектарах. Наукой, блин, занимайтесь, а не вот чем! Сейчас отберем всю недвижимость — и появится у вас время на прорывные исследования.

Все так. И совсем не жалко советских философов, требующих не требовать от них результата — а то будет много визгу.

Да вот только в роли эффективных менеджеров пытаются выступать российские чиновники. У этих ребят и земля не застоится, и недвижимость сразу эффективно оприходуется (вон, тот же Институт философии аж на Волхонке сидит, на самой, можно сказать, Золотой миле, — правда, на здание еще претендует музей им. Пушкина). Будет ли результат, даже в понятных им категориях — цитируемость, коммерческая конвертируемость? Да как обычно. Как в Сочи будет результат. Ни у меня, ни у кого-либо еще из наблюдателей академического процесса нет никаких оснований доверять чиновникам больше, чем геронтократам из РАН. Кто такое наше правительство, чтобы агитировать за эффективность? Не оно ли голосует контрольным пакетом «Газпрома», не оно ли терпит 50-процентные откаты по госконтрактам?

После того, как чиновники приберут к рукам имущество РАН и плотнее станут контролировать дотации на науку, перестанут ли те самые 2000 молодых ученых в год уезжать из России? По-моему, это академический вопрос. Сцилла — государство им ничуть не милее Харибды — советской академической номенклатуры.

Реформу академии имеет смысл затевать, только когда вся госсистема станет чище. А это когда? Знал бы прикуп, жил бы... точно не в Сочи.

Теги: РАН, наука
Комментировать Всего 4 комментария

Великолепно! По сути - подписываюсь под каждым тезисом и выводом; по форме - насладился буквами, словами и словосочетаниями )))

Согласен. Но вот что любопытно. Ситуация почти-что патовая. И оставить как есть - плохо, и отдать администрирование на откуп будущему агенству - хорошего ничего не жди от наших эффективных менеджеров. 

Но второе (гипотетическое) зло более управляемое, нежели нынешняя окуклившаяся паразитная структура. Так что я плюсую Минобру 

Замечтеlьнытй текст. 

Академия - это место свободы  и размышлений, а не место  поточного производства истин.

Но в то же время я лично стою за полное ее уничтожение и строительство заново.  Ей это полезно будет. 

Вместо преображения всех член-коров в полные академики  с  щедрой гос-стипендией ... выгнать их всех на пенсию... 

И начать с нуля. реально с нуля .

набрать молодежь ,  энтузиастов ,   тех самых которые уехали все ...  Поставить задачи,  очертить правила игры...  и дать полную свободу.  Академическую свободу.

Столичная полиция обнаружила в подвалах здания Российской академии наук следы проживания около 200 мигрантов, сообщила "Интерфаксу" пресс-секретарь Управления охраны общественного порядка (УООП) ГУ МВД РФ по Москве Наталия Сафонова.

Для проверки этой информации в четверг примерно в 4:30 к зданию академии прибыли столичные полицейские совместно с коллегами из ФСКН, МЧС и ФМС.

Сотрудники первого оперативного полка оцепили здание по периметру, однако сразу проникнуть внутрь правоохранительным органам не удалось. Предполагаемый арендатор подвала, запертого на замок, появился в 9:00 и уехал через час, так и не открыв ворота и вход. После этого сотрудники МЧС вскрыли дверь.

"Внутри двухуровнего подвального помещения были обнаружены возведенные из картона постройки. Было обустроено 73 спальных места", - отметила она. На то, что в подвале проживают люди, указывали найденные вещи, детские игрушки, мобильные телефоны, лежавшие на подзарядке и включенный чайник.

"По некоторым данным, проживавших внутри мигрантов вывезли на грузовике с надписью "Хлеб", часть из них могла скрыться через один из выходов в бомбоубежище или через один из выходов в центральной части здания. Эта информации будет проверяться", - сказала Сафонова.